ЛитМир - Электронная Библиотека

— Определенно, сэр.

— Хиггинс… — Реджи помолчал. — Почему вы решили, что я женюсь на мисс Беллингем?

— Так она сама сказала, сэр. Она приезжала несколько дней назад.

— Что? — Реджи недоверчиво уставился на него. — Вы ничего не перепутали?

— Ни слова, сэр.

— Боже правый! Как это пришло в голову мисс Беллингем?

— По-моему, сэр, мисс Беллингем хотела поссорить вас с мисс Эффингтон и выйти за вас.

Реджи нахмурился:

— Но зачем?

— Видите ли, милорд, ее… — Хиггинс прокашлялся, — тянет к вам.

— Правда? Мисс Беллингем? Ко мне? — Реджи усмехнулся и покачал головой. — Звучит лестно, но какая мне разница? Мне нужна другая.

Он направился к гостиной. Забежав вперед, Хиггинс замер перед дверью, раскинув руки и преграждая Реджи путь. Еще никогда Реджи не замечал у дворецкого такой прыти.

— Вам туда лучше не входить. — Хиггинс покачал головой. — Работа мисс Эффингтон станет для вас неожиданностью.

— Что за чушь, Хиггинс! — рассмеялся Реджи. — Я видел эскизы, и даже если она в чем-то отклонилась от плана, вряд ли это… — Он вдруг осекся и с присвистом втянул воздух сквозь зубы. — Если я правильно понял, мисс Беллингем сообщила о нашей мнимой свадьбе мисс Эффингтон?

— Боюсь, да, — поморщился Хиггинс.

— И мисс Эффингтон ей поверила? — К горлу Реджи мгновенно подступила тошнота.

— Мисс Беллингем действовала весьма убедительно, милорд, — объяснил Хиггинс. — Я, разумеется, не подслушивал и никого из слуг не посылал под дверь, но знаю, что между ними произошло. Мисс Эффингтон твердо убеждена, что вы женитесь на мисс Беллингем.

— Она злится, Хиггинс? — осторожно спросил Реджи. Хиггинс ответил не сразу.

— В тот день, когда приезжала мисс Беллингем, мисс Эффингтон была в ярости.

— Проклятие!

На следующий день она все еще сердилась, но взялась за дело. Сестра помогала ей, и, кажется, я слышал, как они говорили что-то о мерзавце, негодяе, мести и… как это… «задушить его голыми руками». Реджи застонал:

— Многообещающе.

— Но вчера и сегодня она была задумчива и грустна, милорд. — Хиггинс огляделся и понизил голос: — И молчалива.

— Молчалива? — Реджи нахмурился. — Мисс Эффингтон? Моя мисс Эффингтон?

Хиггинс кивнул.

— Черт побери, скверный признак. — Реджи задумался. Как же устранить нанесенный мисс Беллингем ущерб? — Она еще вернется?

— С минуты на минуту, сэр. Сказала, что уезжает за последним штрихом для гостиной. Мы ведь ждали вас только завтра.

— Прекрасно. В таком случае она будет удивлена, — мрачно объявил Реджи. — Посторонитесь, Хиггинс.

Хиггинс помолчал, вскинув подбородок.

— Нет, сэр.

— Что?

— Я верно служу вашей семье всю жизнь. — Старик смотрел на Реджи в упор. — Подвергнуть вас такому риску я не могу.

— Хиггинс, я выдержу, — заверил Реджи. — Но за заботу спасибо. Надеюсь, как-нибудь переживу.

Хиггинс фыркнул и нехотя отошел. Реджи глубоко вздохнул, распахнул двери и шагнул в совершенно незнакомое помещение. И потрясенно выругался:

— Что, черт возьми, она здесь натворила?

Стены исчезли под бесчисленными ярдами шелка красных, золотистых, розовых и желтых оттенков, спускающихся на пол с потолка. Сам потолок был затянут полосами шелка, сходящимися в центре. В целом комната напоминала огромный восточный шатер. Хрустальную люстру заменил один громадный бронзовый светильник, напоминающий о знойных ночах Марокко или Алжира. Пол устилали пушистые персидские ковры. Высокие медные канделябры толщиной в человеческую руку были расставлены на резных столиках, украшенных мозаикой. Гигантские медные блюда висели на стенах. Там и сям были расставлены начищенные горшки и старинные масляные лампы. Несколько пальм в кадках вздымались к потолку в одном углу. А в другом…

Реджи вытянул дрожащий палец.

— Мне мерещится?

— Нет, сэр, — срывающимся голосом отозвался Хиггинс.

— Верблюд! — Реджи во все глаза уставился на искусно изготовленное чучело под седлом — к счастью, всего лишь чучело. — Где она его откопала?

— Понятия не имею, — пробормотал Хиггинс, — но ее находчивость достойна восхищения.

— Да уж, это очевидно, — растерянно промямлил Реджи, обводя взглядом комнату.

Пухлые подушки громоздились прямо на полу. В воздухе витал какой-то экзотический аромат, а в атмосфере комнаты определенно присутствовал эротический оттенок.

— Гибрид Британского музея и марокканского борделя.

— Это гарем, милорд.

— Что?

— Если не ошибаюсь, это-гарем для… — Хиггинс в нерешительности прикусил губу, — пресловутого лорда Беркли.

— Потрясающе… — Реджи вздохнул. — Этой роскоши здесь не место. Ни в моем доме, ни в нашей стране.

— Она страшно разозлилась, милорд.

— Уже вижу. — Реджи снова окинул комнату взглядом, задержавшись на пальмах, верблюде и подушках. — Труда она вложила немало.

— Верно, милорд.

— Любопытно. — Реджи вдруг задумался. — А ведь она могла в гневе совсем забросить работу.

— Прошу прощения, сэр, но, по-моему, мисс Эффингтон не из тех, кто бежит от трудностей.

— Да, испытания она обожает. — Реджи почти уже понял, в чем дело, но никак не мог подобрать слова. — Значит, Хиггинс, она продолжала заниматься своим делом, несмотря на гнев? И поступила бы так в любом случае?

— Я бы не поручился.

— А я — охотно. — Реджи сообразил, о чем ему следовало догадаться с самого начала. — Вот именно. — И он с облегчением рассмеялся.

Хиггинс испуганно смотрел на хозяина, опасаясь, что тот сошел с ума.

— Неужели вы не понимаете? — Реджи махнул рукой. — На такие жертвы способна только влюбленная женщина.

— На что способна женщина, охваченная ненавистью, я бы предпочел не знать, — пробормотал Хиггинс.

— Она любит меня, Хиггинс, я же знал! — Реджи заулыбался. — И она дала мне это понять!

— Едва ли…

— Словом, все идет по плану. Хиггинс невольно вздрогнул.

— А у вас есть план, милорд?

— Само собой. Так будет даже лучше. — Он заговорщически наклонился к дворецкому: — Я удивлю ее свадьбой в присутствии родных и друзей.

— Да, она наверняка удивится, сэр, — согласился Хиггинс. — Значит, церемония состоится здесь?

— Почему бы и нет? — Реджи рассмеялся. — Такое запомнится на всю жизнь.

— Милорд… — осторожно начал Хиггинс, — а если вдруг окажется, что она не желает выходить за вас?

Реджи подумал и усмехнулся:

— Такого не может быть.

— А если все-таки?..

— Нет, не могу себе представить. — Он беспомощно развел руками. — Мисс Эффингтон завладела моим сердцем. Не может быть, чтобы она не ответила мне взаимностью.

— Понимаю.

— Хиггинс, я вижу, что вы сомневаетесь, но совершенно напрасно. Это не просто влюбленность. Это… — он подумал, — навсегда.

— Да уж, раньше вы никогда не заговаривали о браке.

— Вот видите! А теперь велите слугам готовиться к свадьбе и приему гостей.

— Сию секунду, милорд. — Хиггинс направился к двери, бормоча себе под нос: — Может, на кухне успеют зажарить козленка.

Реджи опустился на груду подушек и застыл в ожидании Кассандры.

Несмотря на уверенный тон в разговоре с Хиггинсом, его подтачивало сомнение: а если в чувствах Кассандры он ошибся? Но Реджи старался не поддаваться панике.

Кассандра Эффингтон — его последняя любовь. Без боя он не сдастся.

Даже если бой примет она сама.

Кэсси вошла в Беркли-Хаус и направилась прямиком в гостиную.

— Позвольте помочь вам, мисс. — К ней подскочил один из лакеев Реджи.

— Благодарю, я справлюсь сама, — бросила Кэсси через плечо. Она несла «последний штрих» для гостиной Реджи — настоящий турецкий ятаган. Скоро все будет кончено. И с комнатой, и с виконтом.

Сердце опять болезненно сжалось, но Кэсси даже не замедлила шаг. Боль она игнорировала последние несколько дней. И даже не давала себе времени задуматься о собственной ужасной ошибке.

Нет, мисс Беллингем и, самое главное, леди Беллингем не могли ей солгать!

60
{"b":"1151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Время-судья
Копия
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Алхимик
За пять минут до января
Сыщик моей мечты
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Аутентичность: Как быть собой