ЛитМир - Электронная Библиотека

Она шагнула в гостиную и удовлетворенно улыбнулась. Комната приобрела поразительное сходство с гигантским шатром, раскинутым в пустыне. Делия, которая любила восточные сказки, помогла Кэсси воссоздать атмосферу жаркого Востока. Возможно, кое-какие детали выглядели недостоверно, но именно таким Кэсси представляла себе гарем шейха. И потом, в этом деле важна была не достоверность, а впечатление. Жаль, что она не увидит лицо Реджи, когда он войдет сюда.

— Значит, вы решили отступить от эскизов, — раздался из-за горы подушек знакомый голос.

У Кэсси дрогнуло сердце. Стараясь ничем себя не выдать, она прищурилась.

— Я вас не заметила.

— Да, разглядеть меня среди этой роскоши нелегко.

— Что вы здесь делаете?

— Живу. — Реджи не спеша поднялся на ноги. — По крайней мере так мне кажется. Но не припомню, чтобы прежде в моем доме были арабские шатры.

Кэсси распрямила плечи.

— Я просто обставила комнату во вкусе хозяина дома.

— Устроили гарем?

— Вот именно.

Он перевел взгляд на ятаган:

— А этот меч принесли, чтобы разрубить меня пополам?

— На самом деле нет, но и такая возможность не исключена. — Кэсси поудобнее перехватила рукоятку. — Это не меч, а ятаган. — Она прошлась по комнате и положила ятаган среди медных горшков и подсвечников.

— Стоит, должно быть, бешеные деньги.

— О да. Целое состояние, — с вызовом отозвалась она. — Но следовало бы потратить еще больше.

— А где вы раздобыли верблюда? Она усмехнулась:

— Сделала щедрое пожертвование одному маленькому музею. Хранители были без ума от радости. В вашу честь даже назвали зал.

— Могли бы и не называть. Вам нравится дело своих рук? Вот эта комната?

— Она вам подходит, — сообщила Кэсси.

— Отнюдь. — Он прошел к двери и захлопнул ее. Вздрогнув, Кэсси попятилась.

— Что вы делаете?

Не отвечая, он двинулся к ней.

— Нет, эта комната не для меня. — Он пронзил ее взглядом. — Но вам здесь самое место.

— Тогда почему же вы женитесь на мисс Беллингем? — Кэсси с трудом терпела острую боль. Из осторожности она обошла гору подушек и встала за ней. Защита, конечно, жалкая, но лучше, чем ничего.

— Я не собираюсь жениться на мисс Беллингем. — Он начал обходить гору подушек.

Кэсси снова попятилась.

— А она и ее мать считают иначе.

— Я не давал им для этого никаких оснований. — Он пожал плечами. — Почему вы ей поверили?

Продолжая обходить кругами подушки, Кэсси с сомнением откликнулась:

— Во-первых, она все знает про пари, о котором известно только нам двоим.

Он покачал головой:

— Об этом рассказал ей не я, а ваша сестра.

— Ха! — Кэсси нахмурилась. Разве Делия могла проговориться мисс Беллингем? Разве что с самого начала была на стороне Реджи… Абсурд. Но ведь Делия говорила, что Беркли и ее обманул… — Еще вы сказали ей, что я не стану принуждать мужчину к женитьбе, чтобы избежать скандала.

— И этого я ей не говорил. Но поскольку ваши принципы знал ваш собственный брат, ручаюсь, от него их узнала и мисс Беллингем.

Кэсси была готова ему поверить: Лео никогда не умел хранить чужие секреты. Особенно когда рядом оказывалась хорошенькая девица.

— Мисс Беллингем сообщила, что вы приедете только завтра, а меня просите закончить отделку комнаты и уехать, потому что не хотите меня видеть.

— Чепуха! — Он поморщился. — С какой стати?

— Потому что… — Кэсси встряхнула головой. — Не важно. Я ей поверила.

— Напрасно. — Он скрипнул зубами. — Поскольку у Пеннингтонов загостились только мисс Беллингем и Драммонд, я просил ее отвезти вам письмо. Драммонду я не доверял…

— Почему?

— Да потому, что он идеал! Человек, о котором вы мечтаете! Настолько совершенный, что нравится даже мужчинам. Нет, я не мог допустить, чтобы вы снова встретились с ним.

У нее перехватило дыхание.

— Но почему?

— Чтобы вам вдруг не пришло в голову, что он и есть тот, кто вам нужен. Проклятие, Кассандра, как же с вами трудно! — Он вспыхнул. — А мисс Беллингем я просил передать вам, что вернусь только завтра, потому что хотел сделать вам сюрприз!

— И сделали его, — пробормотала Кэсси. Ничего подобного она не ожидала. Судя по всему, Реджи вовсе не собирался жениться на другой.

— Я тоже удивлен. — Реджи помолчал. — Значит, все дело в этом? И вы ей поверили?

— А зачем ей было лгать? — Кэсси уже поняла, что мисс Беллингем ее обманула. — Какой смысл внушать мне, что она выходит за вас? Тем более что она могла выбрать в мужья любого.

— Но выбрала меня, — усмехнулся он.

— Тогда пусть забирает, потому что мне вы не нужны.

— А вот это наглая ложь, мисс Эффингтон. Не могу поверить, что вы все еще считаете меня повесой, — несмотря на то, что было между нами. И даже не удосуживаетесь задуматься, правы ли вы.

— Да, это так… — Кэсси вдруг все поняла. — Кажется, я опять ошиблась.

— Кажется?

— Да. Можете злорадствовать сколько угодно. А я хочу сделать еще одно признание. — Она глубоко вздохнула. — Последние несколько дней я много думала…

— В перерывах между покупками верблюдов. Она пропустила его слова мимо ушей.

— И поняла, что поспешила с выводами.

— Вы? — недоверчиво переспросил он.

— Да. — Она помолчала, собираясь с мыслями. — Надо было по крайней мере дать вам шанс объясниться, но поймите, я была в растерянности, не могла рассуждать здраво и…

— Это сразу видно.

— …была уязвлена до глубины души. — Кэсси нахмурилась. — Вы разбили мне сердце. Такого со мной еще не случалось. Я утратила всякую способность мыслить.

— Ничего подобного я не делал! — возмутился он. — Сердце разбито по вашей вине, а не по моей.

— Но откуда я могла знать?

— Надо было верить мне. Доверять.

— Почему?

— Потому что…

— Вы же не объяснили, почему я должна вам верить. — Кэсси подбоченилась. — Вы мне ничего не обещали. Не клялись в вечной любви… и даже в вечной дружбе! — возмущенно заключила она. — Вот что вы натворили. Значит, в случившемся виноваты только вы.

— Это еще почему?

— Как это почему? Ведь вы — пресловутый лорд Беркли! — Кэсси вспыхнула. — Вы не просили моей руки и не открывали душу. А мисс Беллингем, ваша мисс Прелесть, идеальная женщина, сообщила о том, чего она никак не могла знать. Вы провели с ней немало времени…

— Неправда! — перебил он. — Нет, мы виделись, но только потому, что к вам меня не подпускали.

— А что должна была думать я?

— Вы вообще не думали!

— Я же объяснила почему.

— Я пообещал, что стану другим. Для вас это ничего не значит?

— Ничего!

— И вы ничем не лучше.

— О чем вы?

Он скрестил руки на груди.

— Вы тоже ни разу не сказали, что любите меня, и не просили на вас жениться!

Она ахнула:

— Предложение полагается делать мужчине. Он скривился:

— Помнится, в прошлом правила вас не останавливали.

— Но если бы вы попросили моей руки. — выпалила она прежде, чем сумела удержаться, — я бы согласилась.

— Почему, Кассандра? — Он впился в нее взглядом. — Почему ты согласилась бы выйти за меня?

— Потому что люблю тебя, несносный негодяй! Вот, слышал? Теперь ты доволен?

— Безумно.

— Ни к одному мужчине я еще никогда не относилась так, как к тебе. — Она повысила голос. — Ты не просто далек от идеала — ты чудовище! О таком, как ты, я никогда не мечтала, а теперь хочу только тебя! Несмотря на все запреты, — у нее сорвался голос, — я тебя люблю. — Ее слова повисли между ними в воздухе. — Этих слов я никогда не произносила. Даже мысленно. — Она вздохнула. — Хотела сказать тебе, но не могла. — Она сложила руки на груди и уставилась в угол комнаты. — Забавно, правда? Я могу выпалить что угодно и даже горжусь этим, а самые простые слова даются мне с невероятным трудом.

Он молчал.

Затаив дыхание, она посмотрела на него:

— Ты что-нибудь скажешь?

— Я влюблялся так часто, что уже сбился со счета, — начал он. — Эти слова я повторял столько раз, что перестал понимать их смысл. — Он снова начал обходить вокруг подушек. Кэсси не двигалась с места. — И уже боялся произносить их, чтобы не нанести себе еще одну сердечную рану. — Он остановился прямо перед Кэсси. — А потом я встретил тебя, и мой язык словно онемел — никогда еще слова любви не значили для меня так много. Ты завладела моим сердцем, Кассандра.

61
{"b":"1151","o":1}