ЛитМир - Электронная Библиотека

Жаль, что мне не хватит ни решимости, ни терпения, чтобы познакомиться с вами поближе. Итак, мисс Эффингтон, я вынужден согласиться. Мы с вами не пара. Но я желаю вам удачи в поисках… лорда Идеала. — Он коротко поклонился и повернулся, чтобы отойти.

Кэсси мгновенно охватило сожаление, а вместе с ним и непривычное и неприятное чувство, что она совершила ужасную ошибку. И она окликнула Беркли:

— Сорок фунтов, милорд.

Он обернулся и вскинул бровь:

— Сорок фунтов? Кэсси вздохнула.

— Именно столько я выиграла.

Минуту он смотрел на нее, потом уголки его губ едва заметно дрогнули. Он снова кивнул и зашагал вниз с холма.

Кэсси смотрела вслед ему. А он неплохо сложен, этот пресловутый лорд Беркли. Рослый, красивый, с проницательным взглядом и смехом, который до сих пор звучит у нее в ушах.

— Черт подери, Кэсс, неужели ты не могла быть с ним полюбезнее? — зашипел подошедший сзади Кристиан. Кэсси даже не заметила, как он приблизился. — Беркли — завидная добыча.

— Я и была любезна. Как всегда. Безупречно любезна. К лорду Беркли шагнул лорд Пеннингтон. Кэсси отдала бы что угодно, лишь бы узнать, о чем беседуют эти двое. И что он говорит о ней. Да, она выступала за откровенность, даже прямолинейность, но ни за что бы не подумала, что ее манеры можно счесть неучтивыми. В животе возник тяжелый ком.

Зря она была так резка с ним.

— Ну конечно. — В голосе Кристиана проскользнули нотки раздражения. Он окинул взглядом сервированные столы, а Кэсси вознесла небу безмолвную молитву благодарности — за то, что брат отвлекся.

— Лорд Беркли не производит впечатления человека, который только что завершил приятную беседу, — словно невзначай заметил Кристиан.

Кэсси пожалела о недавней молитве, схватила с блюда ломтик сыра и сунула его брату:

— Попробуй вот это.

— Не откажусь. — Кристиан усмехнулся и принялся жевать сыр. — Скорее он похож на счастливца, который спасся чудом от смертельной опасности.

— Просто он понял, что мы не пара. — Кэсси постаралась придать голосу легкомысленный оттенок, словно случившееся не имело никакого значения. Оно и вправду ничего не значило. Такой муж, как Беркли, ей ни к чему.

— Как это он определил за пару минут? — Кристиан скептически поднял бровь. — Очевидно, благодаря твоей любезности.

— Безупречной любезности, — пробормотала она. Кристиан недоверчиво фыркнул.

— Что бы тебе там ни наговорили, Беркли — лакомый кусочек.

— Это я уже слышала. Не трудись повторять: ты меня не переубедишь. Тебе прекрасно известно, что я не желаю выходить за повесу или перевоспитывать его.

— И это я слышал — раз сто, не меньше, и выслушаю еще столько же. — Кристиан хмыкнул. — Тебе меня тоже не переубедить. — Он сунул остаток сыра в рот.

— Пренебрежение, с которым ты, Лео и Дрю относитесь к моему мнению и желаниям, возмутительно. — Кэсси раздраженно вздохнула. — С чего вы взяли, что мне не хватит ума самой принять самое важное решение в жизни?

Напротив, сестричка: все мы считаем, что ты чересчур умна — себе же во вред. Слишком уж много у тебя мнений, особенно ошибочных. К примеру, Кэсс, общеизвестно, что лучшие мужья получаются из перевоспитанных повес. Это же аксиома. Да я сам стану превосходным мужем, когда придет время! Когда-нибудь в отдаленном будущем.

И он засиял неотразимой улыбкой из арсенала всех троих братьев. Мать Кэсси уверяла, что эта улыбка — подарок небес. От нее у ничего не подозревающих девушек слабели коленки, а репутация обладателей улыбки мало-помалу становилась сомнительной.

Но Кэсси знала силу тайного оружия братьев.

— Не завидую я той бедняжке, которая возьмется за твое перевоспитание, — решительно заявила она, но не сумела скрыть дружескую усмешку.

Своих братьев она по-настоящему любила, всех троих: с ними не бывало скучно, даже когда они осыпали ее упреками. Если вдуматься, именно братья лишили ее интереса к повесам. Нет, в целом Лео, Дрю и Кристиан были славными малыми, но Кэсси видела, как они вращаются в свете, как идут по жизни, оставляя за собой тропу, вымощенную разбитыми сердцами. Тем не менее сочувствовать жертвам своих братцев Кэсси не собиралась. Лео, Дрю и Кристиан не скрывались и не прятались, не делали тайны из своей репутации, поэтому девушки, рискнувшие связаться с ними, заслуживали печальной участи.

Только глупышка или простушка могла позволить себе увлечься таким мужчиной, как один из братьев Кэсси… Задумавшись об этом, она перевела взгляд на Беркли. Или вот таким красавцем. А она, Кассандра Эффингтон, далеко не глупа. Мужчины подобного типа для нее — открытая книга.

Где-то в глубине души Кэсси давно подозревала, что ее отвращение к повесам и распутникам не более чем уловка. И что на самом деле ее неудержимо тянет к мужчинам, поведение которых не назовешь иначе как скандальным. К тем, которые живут по собственным правилам, подобно ее братьям. Не заслуживают доверия, но ошеломляют обаянием. И разбивают сердца одно за другим.

Точь-в-точь как лорд Беркли. Этот человек опасен. Очень опасен, поэтому в будущем его следует избегать. Впрочем, это будет нетрудно: наверняка он запомнил, как «любезно» она обошлась с ним.

Тем лучше. Человек, которого она ищет, ее вторая половинка, лорд Идеал, непременно встретится ей в будущем. Когда-нибудь их пути пересекутся — в этом Кэсси не сомневалась. Ведь даже ее мать уверяла, что так предначертано судьбой!

И конечно, эта встреча навсегда сотрет из памяти понимающий взгляд серебристых глаз и обольстительный смех.

— Сглупил, да? — допытывался Реджи, шагая бок о бок с Маркусом.

— Тебе свойственно время от времени глупить. — Маркус наморщил лоб. — А в чем, собственно, дело?

— Почему ты не предупредил, что мой план нелеп?

— Я же тебе говорил. Точнее, твердил каждый день.

Разумеется, Маркус пытался переубедить его. Признавать это Реджи было неприятно, но доводы Маркуса он помнил отчетливо. И сейчас эти доводы казались гораздо более весомыми, чем полгода назад.

— Но не слишком настойчиво.

— Наоборот! Мало того, что я объяснил, чем смешон твой план: я отметил, что если дамы и не падают к твоим ногам, то ты все-таки слывёшь достойным женихом и кое-кто не прочь свести с тобой знакомство…

— Не будем об этом, — отмахнулся Реджи. — Почему же ты меня не остановил?

— Тебя смогло бы остановить лишь стихийное бедствие, — покачал головой Маркус. — Еще со времен твоей юности я усвоил: если ты что-то вбил себе в голову, заставить тебя свернуть с пути невозможно. Это твое слепое упрямство я всегда считал силой природы.

— И все равно я…

— Это еще не все, — нехотя продолжал Маркус.

— Как бы абсурдно это ни звучало, я решил, что затея увлекательная, а кроме того… была вероятность, что… — он обреченно вздохнул, — что из нее что-нибудь да выйдет. Реджи фыркнул:

— Но увы!

— Да, я ошибся. — Маркус пожал плечами и усмехнулся. — Зато повеселился.

Реджи пропустил последние слова друга мимо ушей.

— Ума не приложу, в чем я допустил промах. План был беспроигрышный. Мы выдавали меня за мужчину именно того типа, к которому так тянет женщин. Я думал, у меня не будет отбоя от поклонниц. Но прошло уже полгода, а я по-прежнему одинок.

— На всякий случай напомню: к решительным шагам тебя подтолкнуло отнюдь не отчаянное положение. Женщины были…

— Но не те женщины, — перебил Реджи, скрипнув зубами. — Совсем не те.

Особы, вызывающие у него подобие интереса, всегда оставались к нему совершенно равнодушны. Влюбчивостью отличался сам Реджи. И страдал тоже он.

Маркус ровным тоном продолжал:

— Насколько я понимаю, мисс Эффингтон не выразила желания кинуться к тебе в объятия.

— Мисс Эффингтон» — удивительная девушка, которая точно знает, чего хочет, и на меньшее не соглашается. Вдобавок она не стесняется напрямик заявлять о своих желаниях.

— Звучит малообещающе, — пробормотал Маркус.

— Вот именно. — Реджи печально улыбнулся другу. — А мужчин с репутацией повес она старается избегать.

7
{"b":"1151","o":1}