ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чужое тело. Чужая корона
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
На пороге мира (СИ)
Дети мои
В центре Вселенной
Другое тело. Программа стройности для мужчин и женщин от спортивного врача
Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)
Задача трех тел
Повестка дня
A
A

Они вернулись в гостиную. Эрик налил всем виски, и Петер пошел на кухню за льдом.

— Значит, так. Я попрошу Петера позвонить в отель «Франке» и спросить, нет ли для тебя послания от... как, кстати, его зовут?

— Бенджамин Эндрюс.

— Ах да, я и забыл. — Эрик окинул Тома задумчивым взглядом и мягко сказал: — Ты очень нервничаешь. Присядь-ка.

Петер выдавил лед из кюветика в серебряное ведерко. Через минуту Том с облегчением сделал первый глоток, а Эрик по-немецки вкратце рассказал Петеру историю похищения. У Петера вырвался удивленный возглас, и он с невольным уважением посмотрел на Тома: только теперь он понял, что довелось пережить Тому всего лишь за один нынешний день. Между тем Эрик перешел на немецкий, он инструктировал Петера по поводу звонков:

— Звони в отдел экстремальных ситуаций. Дай ему номер машины, Том. Надеюсь, ты не называл своего имени?

— Конечно, нет.

На чистый листок бумаги Том разборчиво переписал с сигаретной пачки номер и приписал: «ауди», темно-синяя.

— Пожалуй, сейчас преждевременно надеяться на результат по розыску машины. Если она краденая, ее где-нибудь бросят, но это ничего нам не даст, если только на ней не обнаружат отпечатки пальцев. Петер, сначала позвоните в отель, — сказал Том. (Телефон отеля был указан на счете.) — Чем меньше там будут слышать мой голос, тем лучше. И спросите, нет ли для господина Рипли сообщений от господина Эндрюса.

Петер старательно повторил вслух фамилию и набрал номер. Разговор длился не более нескольких секунд, после чего Петер односложно произнес:

— Ничего нет.

— Спасибо. Теперь — в полицию. — Том еще раз сверился по телефонному справочнику и, убедившись, что раньше звонил по тому же номеру, пододвинул справочник Петеру. Тот снова набрал номер. На этот раз он говорил дольше и с небольшими паузами. Наконец положил трубку и сообщил Тому, что машину, соответствующую его описанию, пока не нашли.

— Позвоним еще через некоторое время, — сказал Эрик.

Петер пошел на кухню, и вскоре оттуда раздались звук открываемого холодильника и звон посуды. По всему было видно, что Петер в этом доме свой человек.

— Фрэнк Пирсон, — с легкой улыбкой протяжно выговорил Эрик, не обращая внимания на то, что Петер с подносом уже входил в комнату. — Это не его ли папаша не так давно почил? Точно, его. Я читал.

Он принес холодный ростбиф, помидоры и вазу с нарезанными ананасами, от которых пахло вишневым ликером. Сели за стол.

— Ты разговаривал с матерью, и предполагается, что ты теперь будешь звонить тому детективу, который в Париже? — спросил Эрик, деликатно отправляя в рот кусок мяса и запивая его красным вином.

Эти, казалось бы, вполне невинные на первый взгляд вопросы Эрика начали действовать на нервы Тому. Ситуация была довольно неприятная, и Эрик согласился его выручить, потому что он — друг Ривза Мино. Зачем эти расспросы? Ведь он даже никогда не видел Фрэнка.

— Я отнюдь не должен никому звонить, — сказал Том, давая понять, что не намерен предлагать себя на роль посредника. — Мать даже имени моего не знает.

Петер слушал внимательно и, видимо, вполне понимал, о чем идет речь.

— Надеюсь, после того, как матери сообщат сумму выкупа, детектив не станет втягивать в это дело берлинскую полицию. Полиция в подобного рода делах мало чем может помочь, — осторожно заметил Том.

— Да уж. Если родные хотят увидеть мальчика целым и невредимым.

«Приедет ли детектив в Берлин? Скорее всего, да, — размышлял Том, — потому что отпускать Фрэнка на свободу после получения денег они, очевидно, будут именно в Берлине, поскольку перевозить его через границу для них слишком рискованно». Насчет того, каким образом похитители организуют получение денег, можно было гадать до бесконечности.

— Сейчас-то тебе чего волноваться? — спросил Эрик.

— Я и не волнуюсь. Я просто думаю о том, как бы миссис Пирсон не предостерегла своего сыщика от контакта с неким американцем, который либо разыгрывает ее, либо в сговоре с похитителями.

— В чем, в чем?

— В сговоре — это значит, он работает с ними заодно. Ей я сказал, будто похожего на Фрэнка парня видел в Париже. К несчастью, она знает, что я звонил из Берлина, это подтвердил служащий отеля, который отвечал на звонок.

— Ты слишком серьезно все воспринимаешь. Хотя, вероятно, в этом и кроется секрет твоего успеха. (Надо же — значит, считается, что он удачлив в делах?!)

Петер сказал что-то по-немецки Эрику, но так быстро, что Том ничего не понял. Эрик расхохотался и, обращаясь к Тому, заметил:

— Петер ненавидит похитителей людей. Говорит, что они выдают себя за революционеров и несут всякую политическую ерунду, тогда как на самом деле они обыкновенные жулики — их интересуют только деньги.

— Пожалуй, я все же позвоню в «Лютецию» сегодня вечером — вдруг у них уже есть какие-нибудь новости. Киднепперы могли позвонить миссис Пирсон. Сомневаюсь, что они будут излагать свои требования в письменном виде.

— Согласен, — проронил Эрик, подливая вино.

— Возможно, сыщику уже известно, когда и каким образом они предполагают получить свои деньги.

— Почему ты думаешь, что он захочет делиться этой информацией с тобой?

— Может, и не захочет, — улыбнулся Том. — Но я уж постараюсь что-нибудь из него вытянуть. Кстати, Эрик: имей в виду, что все звонки я оплачу.

— Глупости! Как это по-английски — допустить, чтобы друзья или гости сами оплачивали свои телефонные разговоры! Нет, нет и еще раз нет! В моем доме такое не принято. Пожалуй, в «Лютецию» лучше позвонить мне. Сколько сейчас? Десять? В Париже столько же. — Эрик посмотрел на часы и, не дожидаясь ответа Тома, решительно сказал: — Сделаем так: дадим детективу завершить свой ужин на французский манер за счет Пирсонов и — позвоним!

Эрик включил телевизор, а Петер ушел варить кофе. Минут через десять стали передавать новости. За это время Эрику дважды звонили, во второй раз, видимо, из Италии, потому что он изъяснялся на чудовищном итальянском. Затем он и Петер слушали выступление какого-то политического деятеля и, пока он говорил, проезжались по его поводу и веселились вовсю. Том не вслушивался в их разговоры, ему это было нисколько не интересно. Около одиннадцати Эрик сам предложил позвонить (Том не напоминал ему, чтобы Эрик снова не стал упрекать его в нервозности).

Немец полистал свою записную книжку в кожаном переплете, быстро нашел номер «Лютеции» и принялся набирать цифры. Стоя рядом с ним, Том сказал:

— Попроси позвать Джона Пирсона, а то фамилии детектива я не знаю.

— А разве они до сих пор не подозревают о твоем существовании? — удивился Эрик. — Можешь сам прослушать весь разговор, — и он указал на небольшую круглую трубку возле телефона. Том приложил ее к уху.

— Можно попросить Джона Пирсона? — сказал по-французски Эрик.

После того, как гостиничный оператор соединил его с соответствующим номером, Том услышал, как юный голос, очень похожий на голос Фрэнка, произнес:

— Слушаю!

— Здравствуйте. Я звоню, чтобы узнать, есть ли у вас новости о вашем брате.

— Кто вы? — спросил Джонни. Было слышно, как ему что-то говорят, и затем Том услышал другой, более низкий голос:

— Можно узнать, с кем я говорю и откуда вы звоните?

Эрик искоса взглянул на Тома и, когда тот одобрительно кивнул, ответил:

— Из Берлина. Так что именно вас просили передать миссис Пирсон? — спросил он таким тоном, словно заранее знал, каков будет ответ.

— С чего вы решили, что я скажу об этом вам? Вы ведь даже не представились.

Тут стоявший рядом Том взял трубку и назвал себя.

— А-а, Том Рипли! Это вы звонили миссис Пирсон?

— Да. Мне хотелось бы знать, как там мальчик и какие условия они выдвигают.

— Мы не знаем, как там мальчик, — сухо, почти враждебно ответили Тому.

— Они запросили деньги?

— Ну да. — На этот раз детектив отозвался сразу, видимо решив, что этим никого не подводит.

— Выкуп должен быть выплачен в Берлине?

38
{"b":"11513","o":1}