ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Апфель, апфель![18] — услышал он крик и тут же увидел кричавшего. Это был маленький мальчик. Он несся так быстро, что едва не сшиб с ног пожилого человека.

Том не мог взять в толк, откуда появился этот мальчик и почему он выкрикивал это слово, когда в руках у него ничего не было. Пожилой взял мальчика за руку, и они пошли вместе в противоположную от Берлина сторону.

Мутно-желтый свет фар предшествовал появлению автобуса, на освещенной табличке выделялось слово «Тегель» и цифра 20. Отдавая деньги за билет, Том заметил на костяшках пальцев своей руки запекшуюся кровь и не мог понять, когда и как это случилось. Автобус был почти пуст. Он сел, зажав коленями чемодан, и спрятал пораненную руку в карман пиджака. Чтобы не встречаться взглядом с немногочисленными пассажирами, он стал смотреть в окно. Домов, людей и машин на улице становилось все больше и больше. Теперь уже можно было различить цвета автомобилей. Том надеялся, что с Петером не случилось ничего плохого, что, когда он услышал выстрелы, у него хватило ума уехать. Скоро ли обнаружат тело? Может, всего через час его унюхает собака — одна или в сопровождении хозяина. Том был уверен, что тела не видно с дороги; у него не оставалось сомнений и по поводу того, что это был труп, а не живой человек, на время потерявший сознание.

Он прерывисто вздохнул, покачал головой и уставился на туго набитый чемодан с двумя миллионами долларов, зажатый между колен. Постепенно он успокоился и устало откинулся на спинку кресла. Том подумал, что поскольку Тегель — это конечная остановка, то пока можно немного поспать, однако сон не приходил, и он просто прикрыл глаза, прислонившись головой к оконному стеклу.

Когда автобус прибыл в Тегель, то оказалось, что это вовсе не аэропорт, а станция метро. Том быстро взял такси и поехал на Нибурштрассе. Номер дома он называть не стал, объяснив, что узнает по внешнему виду. Он закурил сигарету. Костяшки пальцев саднили, но это пустяки — по крайней мере, кровь была его собственная. Надо надеяться, что похитители опять свяжутся с Парижем и назначат новую встречу. А может, они настолько перепуганы, что отпустят Фрэнка на все четыре стороны? Том подумал, что подобным образом поступают лишь дилетанты, но кто сказал, что эти киднепперы непременно должны быть профессионалами?

Когда выехали на Нибурштрассе, он вышел и пешком добрался до дома, где жил Эрик. Тот дал Тому ключи от наружной двери. Он отпер парадную, поднялся на лифте на нужный этаж и нажал кнопку звонка. Было почти половина седьмого. За дверью раздались шага.

— Кто там? — спросили по-немецки.

— Это я, Том.

— Ну, наконец-то!

Послышалось щелканье замков и звуки отодвигаемых засовов.

— Вот я и вернулся! — весело воскликнул Том, опуская чемодан у входа в гостиную.

— Почему ты велел Петеру уехать? Он страшно беспокоится, уже два раза звонил. Бог мой — и чемодан приволок!

Последнюю фразу Эрик произнес таким тоном, будто укорял Тома в ненужной экономии.

Том скинул пиджак. Августовское солнце уже всходило.

— Петер слышал два выстрела. Что случилось? Садись, Том, рассказывай. Кофе хочешь? Или лучше чего-нибудь покрепче?

— Чего-нибудь покрепче. Джин с тоником, Эрик, если можно.

Пока Эрик смешивал джин и тоник, Том зашел в ванную, чтобы вымыть руки.

— Как ты добрался обратно? Петер сказал, что отдал тебе свой револьвер.

— Да, он и сейчас у меня, — стоя с сигаретой в одной руке и со стаканом в другой, отозвался Том. — Я ехал сначала на автобусе, потом на такси. И деньги все еще тут, поэтому мне и пришлось тащить чемодан обратно.

— Все еще тут?! — Сочные губы Эрика чуть приоткрылись от изумления. — А стрелял кто?

— Я сам, только в воздух, — произнес Том внезапно охрипшим голосом и сел. — Одного типа, похожего на итальянца, я ударил чемоданом. Думаю, он мертв.

— Да. Петер его видел.

— Точно?

— Точно. Подожди минутку, я пойду что-нибудь на себя накину, а то в пижаме глупо себя чувствую. — Эрик вышел и тут же вернулся, затягивая пояс черного шелкового халата. — Петер сказал, что думал — может, тебя ранили или убили, а вместо этого наткнулся на лежавшего за сторожкой человека. Выходит, ты просто дал ему по башке... Но почему ты не нашел Петера? Он же ждал тебя у церкви.

«Ждал у церкви!» Тома эта фраза почему-то очень рассмешила. Он хмыкнул и, с удовольствием вытянув ноги, ответил:

— Сам не знаю. Наверное, от страха я плохо соображал. Я даже ни разу не посмотрел в ту сторону. Налей-ка мне кофейку, Эрик, а потом надо немного вздремнуть.

Зазвонил телефон.

— Это, наверное, опять Петер, — проговорил Эрик. — Только что заявился! — крикнул он в трубку. — Нет, целый и невредимый. Сначала на автобусе, потом на такси. — Петер, видимо, что-то ему сказал, потому что Эрик со смехом ответил: — Ладно, я передам. Да уж, смешнее не бывает. Ну, по крайней мере, мы все живы. Да, да, здесь, даже не верится.

Все еще широко улыбаясь, Эрик прижал трубку к груди и объяснил Тому: Петер никак не верит, что Том привез деньги обратно, и хочет сам с ним поговорить.

Том подошел к телефону.

— Привет, Петер. Я в полном порядке и премного тебе обязан. Ты все сделал как надо, — сказал он по-немецки.

— В темноте было плохо видно, — ответил Петер, — я только разглядел, что это не ты, и сразу ушел оттуда.

«Храбрый малый», — подумал Том и сказал:

— Твой револьвер и фонарик все еще у меня.

— Ладно. Теперь нам обоим неплохо бы поспать, — усмехнулся Петер.

Том выпил приготовленный Эриком кофе — он знал, что это не помешает ему заснуть. С помощью Эрика он разложил диван, застелил его и затем подошел с чемоданом поближе к окну, чтобы окончательно убедиться в отсутствии пятен крови. Он ничего не нашел, но все же с разрешения Эрика взял в кухне половую тряпку и тщательно протер ею весь чемодан.

— Знаешь, — стал рассказывать Эрик, — когда Петер возвращался к машине, он встретил человека, и тот спросил его, не слышал ли он выстрелов. Петер ответил, что именно поэтому он и оказался на этой грязной дороге. На вопрос мужчины, что он, незнакомец, делает ночью в тех местах, ответил, что они с подружкой проезжали мимо и решили задержаться возле церкви. Как тебе это понравится, а?

Эрик рассмеялся, но Тому было не до веселья. Он подумал о том, что если Фрэнка и освободили, то совсем не факт, что они сообщили об этом Турлоу. Возможно, Фрэнк знает, что его брат Джонни и детектив находятся в отеле «Лютеция», и попытается добраться туда самостоятельно. Возможен и другой вариант: Фрэнка убили или ввели ему смертельную дозу снотворного, а тело оставили в какой-нибудь берлинской квартире, откуда сами вот-вот съедут.

— О чем задумался, Том? Давай-ка лучше поспим немного. Или много — это как тебе захочется. Экономка до завтрашнего утра не придет, а дверь я запер и замкнул на цепочку.

— Я задумался о том, что надо бы позвонить в Париж. Я обещал.

— Давай, звони. Интересно, как теперь будут развиваться события.

Том пошел к телефону.

— Сколько их было? Ты успел разглядеть?

— Не уверен. Вроде трое. («Теперь осталось двое», — сказал он себе.)

Турлоу снял трубку и сразу спросил:

— Что там произошло?

Том сразу понял, что ему звонили.

— Не по телефону, — коротко ответил Том. — Они согласны еще на одну встречу?

— Согласны, но, кажется, они задергались, даже угрожать стали. Предупредили, что если мы проинформируем полицию...

— Этого не будет. Без них обойдемся. Скажите, что мы хотим с ними встретиться. — В этот момент Тому пришла блестящая идея относительно места встречи. — Уверен, что их по-прежнему интересуют прежде всего деньги. Потребуйте от них доказательства, что мальчик жив, хорошо? Я немного посплю и опять вам позвоню.

— А что с деньгами?

— Они у меня. Спрашивает про деньги, — усмехаясь, сказал Том стоявшему рядом Эрику. Том закурил еще одну сигарету. — Сто к одному, что им нужны живые деньги и совсем не нужен труп со всеми вытекающими отсюда последствиями.

вернуться

18

Apfel — яблоко (нем.).

46
{"b":"11513","o":1}