ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему бы и нет? — в тон ему ответил Том, и они стали пробираться к танцевальной площадке.

Не прошло и минуты, как Том был вынужден скинуть туфли. Ролло галантно взял их у него и, подняв над головой, стал щелкать ими, будто кастаньетами. Кружение юбок, громкий смех... Правда, смеялись не над ними, а просто так, на них никто внимания не обращал. Из усилителя неслось что-то неразборчивое — то ли «Плюй на это», то ли «Дуй на это». Впрочем, слова не имели значения — важен был только ритм. Танцевать без туфель было легко. Время от времени Том поправлял съезжавший парик, один раз за него это сделал Ролло. Тот оказался предусмотрительным, на нем были сандалии. Том почувствовал такой прилив сил, какой бывает обычно во время тренировок в спортзале. «Берлинцы молодцы, что любят маскарады. Под чужой маской чувствуешь себя свободнее, как это ни парадоксально, именно чужое платье позволяет тебе в большей мере быть самим собой», — думал Том.

— Давай вернемся в бар, — предложил Том.

Было уже, вероятно, больше половины двенадцатого, и Тому хотелось оглядеться еще раз. Туфли он надел лишь тогда, когда они оказались у стойки, где стоял его недопитый кофе и где Макс охранял его сумочку. Том стал искать глазами молодого мужчину, но на прежнем месте его не было. Том стал озираться, ища среди снующих взад-вперед и танцующих приметный светло-коричневый пиджак, и вдруг увидел его в нескольких шагах от себя, позади нескольких мужчин; он пытался привлечь к себе внимание бармена. Макс что-то крикнул Тому, но тот приложил палец к губам, давая понять, что ему не до того. Из-под наклеенных ресниц он стал следить за незнакомцем в пиджаке. Он увидел, как бармен в светлом завитом парике наклонился к мужчине и затем отрицательно покачал головой. Коричневый Пиджак продолжал что-то говорить, и Том приподнялся на цыпочки, чтобы рассмотреть его губы. Тому показалось, что он произнес имя Джо, и затем последовал кивок бармена, означавший, видимо, согласие дать знать, если появится человек, который назовет себя так. Затем Коричневый Пиджак стал медленно пробираться к противоположной стене, лавируя между группами и одиночками. Он заговорил со светловолосым мужчиной в ярко-синей рубашке с открытым воротом. Тот никак не отреагировал на его слова.

— Что ты хотел сказать? — спросил Том у Макса.

— Вот это, что ли, твой приятель? — Макс кивнул в сторону черноволосого.

Том пожал плечами. Он откинул волан на рукаве и взглянул на часы. Они показывали без одиннадцати двенадцать. Одним глотком он допил кофе и, наклонившись к Максу, сказал:

— Очень возможно, что мне придется сейчас сбежать, как Золушке. Так что я лучше заранее попрощаюсь и скажу тебе спасибо за все, что ты для меня сделал.

— Поймать такси? — недоуменно спросил Макс.

Том покачал головой.

— Заказать тебе еще «дорнкат»? — Он поймал взгляд бармена, поднял два пальца, показывая на стакан Макса, и, несмотря на протесты последнего оставил на стойке две купюры по десять марок. Он видел, как человек в коричневом пиджаке направился было в облюбованный прежде угол, однако его уже заняла парочка — там о чем-то увлеченно беседовали молоденький паренек и мужчина. Внезапно человек в коричневой чесуче, видимо, передумал и направился к выходу. У самых дверей он поднял руку, чтобы привлечь внимание бармена, тот заметил и отрицательно качнул головой. Теперь Том окончательно убедился, что это тот, кто ему нужен. Человек еще раз взглянул на часы, затем на дверь. В этот момент она распахнулась, пропуская группу подростков — одинаково одетых в джинсы, с одинаковой раскачивающейся походкой и глазами, горевшими любопытством. Между тем Коричневый Пиджак обернулся в направлении человека в синей рубашке, сделал знак головой, показывая на дверь, и вышел.

— До свиданья, Макс, — проговорил Том, хза-тая сумочку. — А вам, Ролло, спасибо за приятный вечер.

Том проследил за тем, как Синяя Рубашка тоже покинул зал, и после этого неторопливо последовал за ним. Выйдя на улицу, он сразу увидел справа от себя их обоих. Человек в коричневом стоял на тротуаре, а второй уже подходил к нему. Том направился налево, к машине Петера.

К «Хампу» приближалась еще одна шумная компания; кто-то из них при виде Тома восторженно свистнул, остальные расхохотались.

Петер не видел, как он подошел, но стремительно обернулся, стоило Тому постучать в стекло.

— А вот и я! — сказал Том, залезая в машину. — Тебе придется развернуться. Я их усек, они вон там, их двое.

Петер немедленно стал разворачиваться. Улица была довольно слабо освещена, а припаркованных машин было немало, но, по счастью, встречного движения почти не было.

— Они идут пешком, так что поезжай тихонько, будто ищешь, где встать.

Занятые разговором, двое мужчин, шедших впереди, не оглядывались. Вот они остановились у припаркованной машины. По знаку Тома остановился и Петер. Он дал обогнать себя шедшему сзади автомобилю.

— Следуй за ними, — сказал Том, — но постарайся сделать это незаметно. Если они нас вычислят, то либо дадут хорошего пинка, либо смоются.

У Тома мелькнула мысль о том, не надо ли перевести свой слэнг на немецкий, но, похоже, Петер и так все понял.

Ярдах в пятнадцати впереди автомобиль с двумя мужчинами тронулся с места и почти сразу же юркнул за угол. Петер последовал за ним, и вскоре они увидели, как машина, за которой они следовали, сворачивает направо, на более оживленную магистраль. Между нею и машиной Петера оказалось еще два автомобиля, но Том не терял из виду тот, который был им нужен, ни на минуту, и у очередного левого поворота в свете чьих-то фар отчетливо увидел, что машина была вишневого цвета.

— Та же самая, что на улице Любарс! — воскликнул он.

Они продолжали преследование еще минут пять; возможно, оно заняло и меньше времени, но машина поворачивала по меньшей мере еще дважды, и Тому пришлось не спускать с нее глаз. Наконец автомобиль замедлил ход и остановился на левой стороне улицы, застроенной четырех— и шестиэтажками с почти сплошь темными окнами.

— Остановись вот тут и чуть подай назад, — быстро сказал Том.

Ему хотелось увидеть, в какой именно дом войдут прибывшие, и, ориентируясь на зажженный свет, по возможности определить этаж, на который они поднимутся. Эти унылые, похожие друг на друга многоквартирные дома, предназначавшиеся для людей среднего и ниже среднего достатка, чудом избегнув бомбежки, стояли здесь еще с довоенных времен. Благодаря цвету пиджака Том сумел различить в ночном мраке более светлый силуэт черноволосого, когда тот, поднявшись по ступенькам, входил в одно из зданий.

— Продвинься еще метра на три, будь добр, — шепнул он Петеру. Когда машина подъехала ближе, Том успел заметить, как в окне третьего этажа свет стал заметно ярче, в то время как на втором справа, наоборот, почти погас. Что это — механическая система освещения или свет в холле? Том терялся в догадках. В это время на третьем этаже слева от лестницы, видно, зажгли дополнительную лампу; на втором этаже справа накал освещения не изменился. Том стал рыться в сумочке, нащупал изъятый у итальянца ключ и сказал:

— Высади меня здесь.

— Тебя обождать? Что собираешься делать?

— Еще не решил.

Петер припарковался чуть поодаль от целого ряда других машин и, вероятно, мог спокойно простоять на этом месте минут пятнадцать, однако Том не мог предвидеть, сколько времени ему придется отсутствовать. Ему не хотелось подвергать опасности Петера, а это вполне могло произойти в случае, если парочка начнет стрелять, когда он будет садиться в машину. Том знал за собой такую привычку: он всегда предполагал самое невероятное, самое худшее...

К какой двери подойдет его ключ — ко входной, к квартирной или вообще ни к одной? Том представил себе, как нажимает все подряд кнопки домофона в надежде, что какая-нибудь добрая душа — только, упаси боже, не похитители — впустит его внутрь.

— Попробую взять их на испуг, пробормотал он, постукивая костяшками пальцев по ручке.

50
{"b":"11513","o":1}