ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эрик был абсолютно прав, но звонить почему-то не хотелось.

— Ладно уж, так и быть, — отозвался Том. Он положил Фрэнка на спину, натянул на него простыню, а сверху прикрыл легким одеялом.

Он набрал номер отеля, который припомнил с трудом, и дождался, пока ему не ответил сонный голос Турлоу.

— Здравствуйте, — сказал он. — У нас все в порядке... Да, именно это я и хочу сказать... Здоров, но сонный... Да, транквилизаторы. Нет, не хочу сейчас вдаваться в детали... Нет, потом все объясню... В целости и сохранности... Нет, раньше полудня не позвоним, мистер Турлоу, мы тут все порядком устали.

Турлоу еще что-то говорил, но Том повесил трубку.

— Опять спрашивал насчет денег, — со смешком сказал он Эрику.

— А они у меня в гардеробной! — отозвался тот и рассмеялся тоже.

16

Как и накануне, Тома разбудило уютное журчание кофемолки, однако на этот раз он проснулся с легким сердцем. Фрэнк спал, лежа вниз лицом, и дышал ровно. Том, тем не менее, положил руку ему на грудь и убедился окончательно, что тот жив. Надев халат, он пошел к Эрику.

— Ну, теперь рассказывай все по порядку. Неужели стрелял только один раз?

— Да, и то в дверь.

Эрик нагружал поднос к завтраку — тут был хлеб различных сортов, баночки с джемом, булочки. Завтрак обещал быть обильным — вероятно, в честь освобождения Фрэнка.

— Парнишка пускай себе спит, — сказал Эрик. — Симпатичный малыш!

— Я с тобой согласен. Он красив, но даже не отдает себе в этом отчета, что всегда приятно.

Они сели завтракать в гостиной за кофейный столик. Том пересказал ему все события предыдущего вечера, начиная с того момента, когда, стоя у бара вместе с Максом и Ролло, он заметил, как парочка, интересовавшаяся «Джо», покинула зал.

— Похоже, что это не профессионалы, раз они не заметили, что ты едешь за ними, — заметил Эрик.

— Ты прав. Обоим нет еще и тридцати.

— А как же соседи на Бингерштрассе? Как думаешь, они узнали, кто этот паренек?

Они говорили шепотом, хотя Фрэнк, судя по всему, спал крепко.

— А что, собственно, они теперь могут сделать? Если они и запомнили чьи-то лица, то скорее всего похитителей — как-никак, они, наверное, не раз встречались с ними на лестнице. Одна женщина кричала, что позвонила в полицию, вероятно, так оно и было, — только что из этого? Соседи же понятия не имеют, что происходило. Полиция найдет туфли Макса, и это окончательно собьет их с толку.

Крепкий кофе делал чудеса, настроение у Тома было самое бодрое.

— Мне хочется как можно скорее увезти парня из Берлина, — сказал он, — да и самому тоже не мешало бы поторопиться. Я бы взял билет до Парижа уже на сегодня, но боюсь, Фрэнку это еще не по силам.

Эрик посмотрел на спящего, затем на Тома и со вздохом сказал:

— Мне будет тебя не хватать, Том. Берлин — не такое уж веселое место; хотя ты, наверное, считаешь иначе.

— Не унывай, Эрик. Сегодня предстоит одна операция, в которой я бы не хотел принимать участия, — необходимо вернуть деньги обратно в банки. Можно ли нанять для этого охранников? Или будет достаточно одного?

— Уверен, что одного хватит. Сейчас позвоним.

Эрик вдруг скорчился от смеха и в своем черном атласном халате стал удивительно похож на китайца.

— Я подумал об этих огромных деньжищах и о том бобике, который сидит в Париже и ровным счетом ничего не делает!

— Он отрабатывает свое жалованье у мадам Пирсон! — рассмеялся и Том.

— Ты только представь себе бобика Турлоу в женском наряде! — продолжал потешаться Эрик. — Спорю на что хочешь — у него бы ничего не вышло. Да, жалко, что меня не было вчера в «Хампе», а то я снял бы вас втроем — тебя, Макса и Ролло.

— Верни, пожалуйста, Максу его наряд и поблагодари за меня. Кстати, нужно вынуть из чемодана пистолет того типа — итальянца, не хватало еще, чтобы он попался на глаза охраннику. Можно я сейчас это сделаю? — сказал Том и кивнул в сторону спальни.

— Ради бога! Ты же знаешь, где чемодан.

Том извлек чемодан из гардеробной, принес в гостиную и раскрыл. Дуло револьвера, зажатого между конвертами и стенкой чемодана, смотрело прямо на него.

— Что-нибудь не так?

— Нет-нет, все в полном порядке.

Том осторожно вынул револьвер и сразу проверил, не снят ли он с предохранителя.

— Надо будет подарить его кому-нибудь. Не думаю, что стоит рисковать и брать его с собой в самолет. Эрик, может, ты его возьмешь?

— А, позавчерашний трофей! Что ж, буду весьма признателен. У нас тут с этим строго, даже складные ножи — и те разрешают продавать только с коротким лезвием.

— Тогда примите от благодарного гостя, — сказал Том.

Эрик взял подарок и унес его к себе в спальню.

— Не-ет... н-не надо! — простонал Фрэнк. Он пошевелился и весь напрягся. — Н-не пойду... Н-не надо! — крикнул он и стал выгибать спину.

Том начал тормошить его, приговаривая:

— Фрэнк, это я, Том! Ты в безопасности!

Фрэнк приоткрыл глаза, нахмурился и попытался сесть. Потом потряс головой и сказал:

— Ох, это вы, Том!

— На-ка вот, выпей кофе.

Фрэнк обвел недоумевающим взглядом стены, потолок и затем спросил:

— Как мы тут очутились?

Том не ответил. Он держал чашку, и Фрэнк отхлебнул.

— Это гостиница?

— Нет, это квартира Эрика Ланца — того самого, от которого мы тебя прятали у меня дома, помнишь?

— Да. Ну да, помню, конечно.

— Голова болит?

— Нет. А где мы — в Берлине?

— Так точно, в квартире на третьем этаже. Хорошо бы нам с тобой уехать сегодня в Париж. Может, вечерним рейсом, если ты сможешь нормально двигаться. Что они тебе давали — снотворное или кололи?

— Снотворное в таблетках. Растворяли в кока-коле и заставляли глотать. Укол сделали только один раз, еще в машине. Прямо в бедро, — медленно, с трудом ответил Фрэнк.

«Значит, прямо там, в Грюнвальде», — подумал Том. Это уже выглядело вполне профессионально. Он протянул Фрэнку хлеб с маслом, и тот покорно откусил кусочек.

— Они тебя кормили?

Фрэнк сделал слабую попытку пожать плечами.

— Не помню. Пару раз меня вырвало... и в туалет они меня водили редко... Вроде я даже обмочился — гадость какая! — Его передернуло, и он стал озираться, как будто боялся увидеть где-то рядом свои обмоченные брюки.

— Да брось ты об этом думать, Фрэнк, — сказал Том.

В это время вернулся Эрик, и Том представил их друг другу. Фрэнк натянул до подбородка простыню. Его все еще сильно клонило в сон, но он бодрился изо всех сил.

— Очень рад, очень рад, — проговорил Эрик. — По-моему, вам уже лучше, а?

— Да, — отозвался Фрэнк. Он с заинтересованным недоумением смотрел на тот край старинного, набитого волосом дивана, который не был прикрыт простыней. — Том сказал, я у вас дома. Спасибо большое.

Том принес Фрэнку его пижаму.

— Твой чемодан здесь, — сказал он. — Можешь одеться и побродить по квартире. Хорошо бы тебе сейчас пройтись по свежему воздуху, но с этим лучше повременить. — Затем он обратился к Эрику: — Прежде всего нужно созвониться с одним из банков. Какой, по-твоему, крупнее — ADCA или «Дисконт»?

— Банки? Зачем банки? — спросил Фрэнк, натягивая под простыней пижамные штаны. — Это что — выкуп? — Голос его звучал сонно и абсолютно равнодушно.

— Да-да. Это деньги за тебя, — ответил Том. — Ну-ка догадайся, сколько ты стоишь, а?

Он старался разговорить Фрэнка, но тот по-прежнему реагировал на все очень вяло.

Том порылся в бумажнике и достал квитанции: их номера наверняка нужно будет назвать при телефонном разговоре с банком.

— Выкуп... — все так же медленно произнес Фрэнк. — И у кого эти деньги?

— У меня. Их вернут твоей матери. Об этом я позже расскажу тебе.

— Я знаю, они назначали встречу. Один из них говорил по телефону на английском, я слышал. После двое ушли, а один остался.

Речь Фрэнка все еще оставалась замедленной, но говорил он довольно уверенно. Эрик протянул руку к столу и взял из серебряной вазочки одну из своих любимых черных сигарет.

53
{"b":"11513","o":1}