ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я был на кухне... все время... — продолжал Фрэнк. Глаза его наполнились слезами. — Но думаю, что я все понял правильно.

Том подлил ему еще кофе. Эрик между тем не терял времени даром. Он дозвонился в банк, попросил директора и, назвав свой адрес, стал договариваться насчет возврата денег, полученных вчера господином Томом Рипли.

Эрик вел переговоры со знанием дела, и Тому не пришлось вмешиваться.

Фрэнк неуверенно встал на ноги и, увидев раскрытый чемодан, набитый пухлыми конвертами, коротко спросил:

— Это они и есть?

— Да, — ответил Том.

Он направлялся в ванную, чтобы принять душ и переодеться. Взглянув через плечо, он увидел, как Фрэнк осторожно обходит чемодан, словно там лежала ядовитая змея.

Стоя под душем, он вспомнил о своем обещании Турлоу позвонить до полудня. Возможно, и Фрэнку захочется поговорить с братом. Он вышел из ванной и сказал, что будет связываться с детективом по имени Турлоу и с Джонни, что они в Париже. Фрэнк никак не отреагировал на его слова, но, когда Том спросил, не хочет ли он поговорить с Джонни, он несколько оживился и сказал, что да, пожалуй.

— Мальчик стоит рядом со мной, — сказал Том, когда его соединили с Турлоу. — Хотите сами услышать его голос?

Фрэнк отрицательно затряс головой, но Том почти насильно заставил его взять трубку.

— Ему нужно знать, что ты в порядке. Только не упоминай об Эрике, — шепнул Том.

— Алло? Да, со мной все нормально. Да, да, в Берлине... Том... Это он меня освободил прошлой ночью... Я точно не знаю... Ну да, они здесь, — отрывисто говорил Фрэнк.

Эрик знаками показал Тому на прослушивающий аппарат, но Тому не хотелось им пользоваться.

— Уверен, что нет... — отвечал Фрэнк. — Зачем они Тому, они все будут переведены... — Видимо, его прервали. Он довольно долго слушал молча и потом раздраженно крикнул в трубку: — Вот еще! Неужели вы думаете, что я собираюсь обсуждать это с вами сейчас по телефону?! Говорю вам — я не знаю и знать не хочу... Ладно, пожалуйста. — Затем уже другим, мягким голосом он произнес: — Это ты, Джонни? Привет, старик. Ну да, я же только что сказал — у меня полный порядок... Не знаю. Я только-только очухался. Да не дергайся ты — у меня все кости целы...

Последовала долгая пауза: он слушал, что ему говорил брат, и Том увидел, как паренек вдруг помрачнел:

— Что-что? Это как надо понимать? — отрывисто спросил он. — Ты хочешь сказать... хочешь сказать, что она не приедет, потому что ей на меня наплевать? — Том услышал в трубке беззаботный смех Джонни. — По крайней мере, она позвонила, — бледнея на глазах, сказал Фрэнк и нетерпеливо бросил: — Ладно, я все понял.

В трубке опять раздался голос Турлоу, и на этот раз Том стал внимательно слушать: «...Когда приедете в Париж», — поймал он обрывок фразы, затем: «В Берлине вас что-то удерживает? В чем дело, Фрэнк?»

— А в Париже я что потерял? — с раздражением отпарировал Фрэнк.

— Матушка ждет вас дома. Мы все заботимся о вашей безопасности.

— Я и так в безопасности.

— А этот... Том Рипли? Он разве не уговаривает вас остаться?

— Никто не думает меня уговаривать, — отчеканивая каждое слово, возмущенно отозвался Фрэнк.

— Передайте трубку мистеру Рипли, Фрэнк.

Фрэнк хмуро протянул Тому трубку и выругался шепотом, сразу став похожим на рассерженного американского мальчишку с улицы.

— Рипли слушает, — проговорил Том, провожая глазами Фрэнка, который, похоже, отправился искать ванную.

— Мистер Рипли, войдите в мое положение. Я здесь для того, чтобы обеспечить благополучное возвращение мальчика домой. Я... чрезвычайно благодарен вам за то, что вы сделали, но мне нужно сообщить его матери, как это все было организовано и когда она его увидит. Может, мне самому приехать в Берлин?

— Не думаю, что это разумно. Нужно спросить Фрэнка. Последние два дня дались ему очень тяжело. Они напичкали его транквилизаторами.

— Голос у него звучит вполне нормально.

— Физически он не пострадал.

— Теперь о той валюте, которая вами получена. Фрэнк сказал...

— Деньги будут возвращены в банк сегодня же. Вы не подумали о том, что это весьма деликатная тема, мистер Турлоу, — особенно если учесть, что ваш телефон могут прослушивать? — насмешливо заметил Том.

— Почему это его могут прослушивать?

— Из-за вашей профессии, разумеется, — отозвался Том таким тоном, словно профессия детектива была несколько сомнительного свойства, такого же, к примеру, как профессия девушки по вызову.

— Миссис Пирсон, естественно, была рада услышать, что деньги сохранены, но поймите, мистер Рипли, я не могу сидеть сложа руки в Париже и ждать, пока Фрэнк или вы за него будете решать, когда ему возвращаться.

— Ну, Париж — далеко не самый плохой для пребывания город, есть места и похуже, — с насмешливой учтивостью произнес Том и попросил передать трубку Джонни. — Джонни?

— Да, мистер Рипли! Мы ужасно рады, что с Фрэнком все обошлось. — Голос у Джонни был чуть более низкий, чем у Тома, и звучал вполне дружелюбно. — Полиция банду задержала?

— Полицию в это дело не посвящали.

— Выходит, вы освобождали его один?

— Не совсем. Мне помогали друзья.

— Мама просто счастлива. Сначала она насчет вас... не очень-то...

Он смущенно замолчал, но Том понял, что хотел сказать Джонни: миссис Пирсон не очень-то ему доверяла.

— Джонни, что вы говорили Фрэнку насчет звонка из Америки?

— Это Тереза звонила. Сначала она хотела приехать, но потом узнала, что Фрэнк жив-здоров, и раздумала. Она не сказала прямо, но я-то знаю, у нее другой парень. Я сам их познакомил, и перед моим вылетом из Америки она сама мне про него сказала.

— И вы сообщили об этом Фрэнку?

— Я подумал, чем раньше он об этом узнает, тем лучше. Я не сказал ему, кто это, просто сказал, что у нее теперь другой.

«Да, — подумал Том, — в этом между братьями дистанция огромного размера». Джонни явно придерживался принципа «с глаз долой — из сердца вон».

— Понятно, — протянул Том. Он не стал говорить, что именно в данный момент Джонни не стоило сообщать Франку эту новость. — Ладно, Джонни, пока.

Тому показалось, будто он смутно слышит голос Турлоу, тот настаивал, чтобы ему снова дали поговорить. Он быстро положил трубку на рычаг.

— Дураки набитые! — крикнул он, но никто его не услышал: Фрэнк снова заснул, а Эрик был у себя.

Охранник из банка мог прибыть в любую минуту. Эрик вошел в комнату, и Том сказал:

— Может, пойдем пообедаем рядом в ресторане — если ты свободен, конечно?

Тому очень хотелось посмотреть, как Фрэнк будет уплетать что-нибудь солидное — стейк или хотя бы шницель по-венски, с тем чтобы он хоть немного восстановил свои силы.

— С удовольствием, — ответил Эрик.

Прогудел звонок. Вероятно, пришел курьер из банка. Том тронул Фрэнка за плечо:

— Фрэнк, вставай, дружище. Вот, возьми мой халат и быстро иди к Эрику в комнату. Нам нужно тут кое с кем встретиться.

Фрэнк сделал, как ему было велено, а Том расправил одеяло на диване.

Курьер оказался низеньким полноватым человеком в штатском, однако его сопровождал высокий охранник в форме. Курьер представил свое удостоверение и сказал, что внизу у них машина с шофером, но он особенно не торопится. При нем было два больших кейса. Первые несколько минут Том заставил себя смотреть, как пересчитывали деньги. Запечатанный конверт проверять не стали, зато пачки в открытых конвертах требовали формальной проверки — несмотря на то, что они были упакованы в бандероли, вытащить оттуда одну-две купюры по тысяче марок не представляло большого труда.

— Проследишь вместо меня, Эрик? Мне нужно поговорить с Фрэнком, — попросил он.

— Конечно! Только учти — тебе еще надо будет кое-что подписать.

— Я вернусь через пару минут.

Фрэнк босиком сидел в Эриковой спальне, приложив ко лбу мокрое полотенце.

— Нескладно вышло. У меня вдруг закружилась голова, — сказал он.

— Скоро пойдем в ресторан, поедим и поправим настроение, ладно, Фрэнк? Может, примешь прохладный душ?

54
{"b":"11513","o":1}