ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Угадай кто
Призрак победы
Найди время. Как фокусироваться на Главном
Победителей не судят (СИ)
Похищение Пуха
Эрхегорд. Забытые руины
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Возраст ни при чем. Как заставить мозг быстро думать и много помнить
Войны начинают неудачники
A
A

Том понимал, что не время и не место сейчас объяснять Сьюзи, как Фрэнк боялся и ненавидел все, связанное с бизнесом отца, или расспрашивать ее, что она думает по поводу влияния на него Терезы. Он услышал, как где-то вдали зазвонил телефон.

— Но сам господин Пирсон любил Фрэнка.

— Может, даже чересчур сильно любил. Разве парень этого заслуживал? Чем он за это отплатил?

Том поднялся.

— Извините, миссис Шумахер, за то, что я отнял у вас столько времени. Завтра, а может, уже сегодня я уезжаю, так что пожелаю вам поскорее поправиться. Кстати, вы и теперь прекрасно выглядите.

— Спасибо. Вы живете во Франции?

— Да.

— Я вспомнила — мистер Пирсон называл вашу фамилию. Вы — тот самый, кто знаком со многими художниками в Лондоне.

— Тот самый, — признал Том.

Когда он, попрощавшись, выходил из комнаты, взгляд Сьюзи был уже устремлен на окно.

В холле ему встретился как всегда лениво улыбающийся Джонни.

— Я как раз шел вас спасать, — сказал он. — Хотите взглянуть на мою фотолабораторию?

— С удовольствием, — отозвался Том.

Дверь в лабораторию находилась в левой части холла. Джонни включил красный свет, и помещение стало похоже на черную дыру, наполненную розовым воздухом, — этим эффектом нередко пользуются на сценических площадках. В этом призрачном свете черным казалось все — от стен до дивана, лишь в дальнем углу белела длинная раковина для промывки фотографий. Джонни выключил красный и зажег обычный свет. Том увидел несколько фотокамер на треногах. Помещение оказалось небольшим, и черных поверхностей в нем было совсем немного. Том ничего не понимал в фотографии, поэтому ограничился коротким «очень впечатляет».

— Хотелось бы показать вам свои работы. Они все в альбомах, только одна висит внизу в столовой. Я ее назвал «Белое воскресенье», хотя снега там нет и в помине. Но показ придется отложить — вас хочет видеть мама.

— Прямо сейчас?

— Да. Ральф уезжает, и она сказала, что сразу после его отъезда хочет поговорить с вами. Как там Сьюзи? — неожиданно спросил он. В насмешливом голосе Джонни Тому почудилась напряженность.

— Довольно приятная, и, как мне показалось, сил у нее еще много. Правда, я не знаю, как она выглядит, когда здорова.

— Она немножко не в себе. Особо не обращайте внимания на ее болтовню.

Джонни продолжал улыбаться, но его слова были похожи на предупреждение. Том понял: Джонни хочет защитить брата. Он знает, что сказала Сьюзи, и, как сообщил Фрэнк, ей не верит.

Том спустился вниз и в холле увидел миссис Лили Пирсон, а рядом — Ральфа Турлоу с перекинутым через руку плащом. Турлоу, видимо, проснулся поздно, потому что Том его еще не видел.

— Если вам когда-либо понадобится выполнить работу по моему профилю, звоните мне в любое время, — сказал Ральф. — Вот моя карточка, звоните либо в офис, либо прямо домой. — Он передал Тому визитную карточку и крепко пожал ему руку.

— Хорошо, буду помнить, — улыбнулся Том.

— Я серьезно. Давайте проведем вечерок вместе в Нью-Йорке. Сейчас я туда отправляюсь. Пока, Том.

— Счастливо.

Том полагал, что Турлоу подадут черный лимузин, но они вместе с миссис Пирсон вышли на веранду и направились в левую сторону. Том увидел, что на заасфальтированной круглой площадке посреди лужайки стоит вертолет. Имение занимало такую обширную территорию, что в конце асфальтовой полосы, где-то среди кущи деревьев, вполне мог находиться ангар.

Этот вертолет показался ему меньше того, на котором его доставили из Нью-Йорка. Может, потому, что Том уже начал привыкать к стилю жизни Пирсонов? Тут он увидел «даймлер». Из выхлопной трубы сочилась едва заметная струйка отработанных газов. За рулем сидел Фрэнк, и он был один. Машина прошла несколько метров вперед, затем аккуратно дала задний ход.

— Что ты делаешь? — спросил Том.

— Ничего особенного, — улыбнулся ему Фрэнк. Все в той же желтоватого цвета футболке, он сидел прямо, будто заправский шофер в ливрее.

— Получил права?

— Еще нет, но водить я умею. Вам нравится машина? Мне — очень. Солидная, неброская.

Автомобиль был такой же, как тот, на котором Юджин возил его в Нью-Йорке, только кожаная обивка была другого цвета — на сей раз коричневая.

— Без прав никуда не езди, — предупредил его Том. Он видел, что Фрэнк настроился на поездку. Покуда же он очень тщательно и не торопясь практиковался в переключении скоростей. — Позже увидимся. Твоя мама хочет со мной поговорить.

— Да? — Фрэнк выключил зажигание и, высунувшись из открытого окна со стороны сиденья водителя, спросил: — Как там Сьюзи?

— По-моему, как обычно, — ответил Том, имея в виду не внешний ее вид, а то, что она повторяет то же, что говорила раньше. Лицо Фрэнка приняло чуть насмешливое, задумчивое выражение, оно показалось Тому очень красивым, сейчас он выглядел значительно старше своих шестнадцати лет. «Возможно, утром ему позвонила Тереза?» — подумал Том, но спросить не решился.

Когда Том вошел в библиотеку, где его ждала Лили Пирсон, та как раз давала Евангелине указания по поводу ланча. На этот раз она была в светло-синих брюках.

Мысли Тома были заняты отъездом: стоит ли отправиться в Нью-Йорк уже сегодня и последний вечер провести там? И обязательно сегодня же позвонить Элоизе...

Он рассеянно огляделся. Книжные полки вдоль стен были заставлены книгами в новых глянцевых обложках — в основном по экономике. Квадратный письменный стол украшала подставка для трубок. У темно-зеленого кожаного офисного кресла был такой вид, будто им долго не пользовались, и Том подумал, что Пирсон-старший, видимо, считал для себя пустой тратой времени пересаживаться в него из инвалидной коляски.

— Ну, и что вы думаете насчет Сьюзи? — вслед за своими сыновьями спросила Лили с таким же, как у них, нарочито оживленным видом, хотя при этом губы ее не улыбались, а руки были стиснуты.

— То же, что и Фрэнк, — серьезно ответил Том. — То есть что она довольно упрямая старая женщина.

— И она по-прежнему утверждает, что это Фрэнк столкнул отца с обрыва? — с саркастическим смешком спросила Лили.

— Да, ей так кажется.

— Никто ей никогда не поверит, да тут и верить нечему, она и видеть-то ничего не могла Она меня просто пугает своими странностями, она любого может вывести из равновесия. Как я понимаю, Том, в связи с Фрэнком вам пришлось изрядно потратиться. Короче — примите, пожалуйста, от меня, я хочу сказать — от семьи, чек.

С этими словами она достала из кармана блузки сложенный листок.

Том развернул его. Чек был на двадцать тысяч долларов.

— Мои расходы были гораздо более скромными — это раз. И второе: знакомство с Фрэнком доставило мне удовольствие, — ответил с легким смехом Том.

— Тогда и вы доставьте удовольствие мне.

— Это слишком много, — настойчиво сказал он, но по тому, как она несколько раз безо всякой нужды отбросила со лба прядь волос, он понял, что ее желание искренне, и ему не захотелось ее обижать.

— Ну хорошо, спасибо, — сказал он, засовывая чек в карман.

— Ральф рассказал мне о событиях в Берлине. Вы рисковали ради Фрэнка жизнью.

Том пропустил ее слова мимо ушей и поинтересовался, не звонила ли утром Фрэнку Тереза.

— Кажется, нет, а что?

— Мне показалось, что он стал веселее, но, может, я ошибся.

Он и вправду не знал, что именно произошло с Фрэнком, видел лишь, что настрой у него изменился.

— О Фрэнке нельзя судить по его поведению, — сказала Лили.

Должны ли ее слова означать, что поступки Фрэнка часто не столько согласуются, сколько противоречат тому, что он чувствует? Очевидно, Лили была так рада освобождению Фрэнка, что все другое — в том числе его отношения с Терезой — отошло для нее на второй план.

— Сегодня к вечеру приедет мой друг Тэл Стивенс, и мне очень хочется вас с ним познакомить, — сказала Лили, когда они выходили из библиотеки. — Он — один из лучших юристов Джона, хотя на компанию никогда не работал и был личным консультантом мужа.

72
{"b":"11513","o":1}