ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистер Роважински, пройдемте со мной в полицейский участок, — сказал Кларенс. — Берите пальто!

Кеннет пытался возражать, но внутренне был совершенно спокоен. Как им удастся найти сестру? Его сестра жила в Пенсильвании. У Кеннета когда-то был ее адрес, но он потерял его и, уж конечно, не запомнил.

— От этого не будет никакой пользы, если вы хотите получить собаку. Сестра убьет ее завтра вечером, в шесть часов, если я не сообщу ей, что получил деньги.

— Как вы собирались связаться с ней?

— Я позвоню в одно место. Мы договорились.

Кларенс засомневался. Похоже ли это на правду? Этот человек не отправил письмо мистеру Рейнолдсу, но, возможно, он действительно хотел позвонить ему. «Что мы потеряем, если подождем еще сутки?» — спросил себя Кларенс. Он изо всех сил старался держаться уверенно. По всем правилам, надо немедленно отвести Роважински в участок. Но Рейнолдс хочет вернуть свою собаку. Если сестра не получит от Роважински никаких известий, она просто убьет Лизу, чтобы избавиться от нее.

— Вы меня поняли? — проговорил Кеннет с напором: жизнь собаки и впрямь оказалась действенным аргументом. — Вы прекрасно знаете, что мистер Рейнолдс выложит еще одну тысячу. Я обещал сестре.

«Разберись с ним здесь, — сказал себе Кларенс, — призови на помощь свою злость и решимость. Что с ним стали бы делать в полицейском участке? Да просто избили бы его!» Кларенс не сомневался, что справится с Роважински, хотя поляк был крепким парнем. Он медленно двинулся вперед.

— А почему бы вам не сказать мне, где живет ваша сестра? Говорите, мистер! — Кларенс стукнул поляка по лицу неплотно сжатым кулаком.

Розовые губы Роважински задрожали, он испугался.

Кларенс сгреб поляка за грудки и отшвырнул к стене, уловив при этом запах сосисок. В пособиях для полицейских ничего не говорилось о таких методах, но при определенных обстоятельствах каждый коп их применял. Удар пришелся в переносицу. Кларенс видел, как делал это Манзони в камере предварительного заключения.

— Я ничего не скажу вам! Она убьет собаку! — визгливым голосом завопил Роважински.

Кларенс опустил руки и перевел дух. Он посмотрел на часы. Надо поговорить с мистером Рейнолдсом, подумал он.

— Как вы поймали собаку?

Поляк улыбнулся, чуть ли не от удовольствия, и расслабился.

— Она просто подошла ко мне. Доверчивая собачка. Сама побежала за мной. Я взял такси и отвез ее на Лонг-Айленд.

— У вашей сестры там сад?

Заминка.

— Нет, квартира.

— Раньше вы говорили о маленьком домике.

— Это квартира.

— В какой части Квинса?

— Не скажу!

Кларенс подумал, что можно подключить патрульных Квинса к поискам черного карликового пуделя по кличке Лиза. Эта женщина ведь должна выводить ее гулять. К сожалению, не обязательно. И Квинс большой.

— Я хочу, чтобы эту собаку вернули живой и невредимой. Понятно?

— Конечно.

— Продолжим разговор через несколько минут. Я вернусь.

Роважински с подозрением взглянул на Кларенса, по-птичьи склонив голову и прищурив один глаз:

— Вернетесь сюда?

— Да. — Кларенс подошел к двери и попытался отодвинуть задвижку с металлической пластинкой за ней.

Роважински помог ему. Сначала надо было вынуть пластинку. Кларенс подумал, что следовало бы поискать деньги или то, что осталось от них, в тайнике под полом. Впрочем, этому подонку все равно не улизнуть с ними. Если деньги у сестры, что скорее всего, полиция найдет ее, даже если эта дама ему и не сестра. Поляка легко прижмут к ногтю, как только он вернет Лизу.

Выходя в коридор, Кларенс уловил, как скрипнула дверь справа, к которой вели ступеньки. Хозяйка, конечно, подслушивала. Позади поляк запирал дверь и задвигал засов.

Кларенс побежал к дому Рейнолдса. Было десять минут шестого. Мистер Рейнолдс еще не вернулся с работы. Тяжело дыша, Кларенс попросил чернокожего швейцара позвонить.

— Миссис Рейнолдс? Это Кларенс Духамель. Можно мне зайти к вам?

— Конечно! Поднимайтесь, пожалуйста.

Кларенс бросился к лифту и нажал кнопку восьмого этажа. Дверь квартиры открылась, он шагнул в прихожую, повернулся к хозяйке и улыбнулся:

— Я нашел этого человека. Анонима.

— Да? А где Лиза?

— Он говорит, что собака у его сестры на Лонг-Айленде, но отказывается назвать адрес. У него польская фамилия. Живет в Западном округе на Сто третьей улице. Проблема в том, что он хочет получить еще тысячу долларов к завтрашнему дню, иначе, как он говорит, его сестра убьет собаку.

— О, mein Gott![3]

— Вот я и пришел обсудить это с вами. Мне очень хотелось бы переговорить с вашим мужем. Он не сможет приехать сюда? Сейчас.

— Я позвоню ему. Конечно! — Она посмотрела на телефон. — Но я уверена, что он скажет «да, конечно». Какие проблемы? Ох, я ничего не понимаю!

— Мне все же хотелось бы, чтобы вы позвонили ему, миссис Рейнолдс.

Она набрала номер:

— Привет, Фрэнсис. Это Грета. Послушай, мне надо переговорить с Эдом. Это срочно... Важнее любых дел. Позови его.

Последовала долгая пауза.

Кларенс ждал, засунув руки в карманы. Грета уставилась в пол, покусывая нижнюю губу.

— Привет, Эдди! У нас полицейский. Они нашли этого человека!.. Да! Ты можешь прямо сейчас приехать домой? Надо срочно кое-что обсудить. Не могу объяснить по телефону, приезжай...

Кларенс подумал, что можно бы решить вопрос по телефону, но Эд, очевидно, готов был приехать.

— Минут через пятнадцать он будет здесь, — сказала Грета Кларенсу. — Он очень доволен. Садитесь, мистер Духамель.

Кларенс присел на краешек стула.

— Как вы нашли его?

Кларенс рассказал ей, как следил за Роважински, как нашел его дом на Сто третьей улице.

— Я заставил его написать одну фразу печатными буквами. Вот эту. — Он вытащил из кармана сложенный листок и, встав, протянул его Грете.

— Ach, ja! Почерк тот самый!

— Да. Я уверен.

— Неужели невозможно заставить его сказать, где живет сестра? Ведь людей заставляют делать признания, так ведь?

— Да. Как правило. Я мог бы отвести его в полицейский участок, но не уверен, честно говоря, что полицейские там будут очень стараться. Не знаю, удастся ли заставить его говорить. Он странный тип.

В голове Кларенса мелькнула мысль, что, возможно, эта женщина на своем опыте знает, что такое пытки. Может, ее или ее родителей задерживало гестапо. Грета принесла из кухни ведерко со льдом и спросила Кларенса, не хочет ли он выпить или предпочитает кофе. Кларенс отказался. Он хотел как можно быстрее вернуться в дом поляка. Потом звякнул ключ в замке и вошел мистер Рейнолдс:

— Здравствуйте! Так вы нашли этого человека.

— Да. Поляк по имени Кеннет Роважински, — ответил Кларенс, на этот раз правильно произнеся его фамилию.

— Дорогой, он требует еще тысячу долларов, — сказала Грета.

— Расскажите мне всю историю. — Эд бросил портфель на диван.

— Он хочет, чтобы вы оставили тысячу долларов завтра вечером в одиннадцать часов на том же месте, — объяснил Кларенс. — Лиза сейчас у сестры поляка в Квинсе. Так он, по крайней мере, говорит.

— О-о-ох, — застонал Эд. — Вы разговаривали с его сестрой?

— В том-то и проблема. Он не хочет говорить, где она живет или как ее фамилия. Поэтому невозможно узнать, там ли собака. И еще он заявляет, что его сестра... что она убьет собаку завтра вечером, в шесть часов, если ему не дадут денег. Теперь мой...

— Чудовищно! — воскликнул Эд.

— Мой план, — продолжал Кларенс, — пообещать, что завтра вечером деньги будут оставлены в условленном месте, а тем временем попытаться найти его сестру. Если удастся сделать это до завтрашнего вечера, мы заберем собаку и деньги не понадобятся. Он должен сообщить своей сестре, что деньги будут до... завтра в полдень.

— Боже мой, — пробормотал Эд. Он взял стакан, предложенный Гретой. — Спасибо, дорогая. Так почему бы не заставить этого поляка... Какой он?

вернуться

3

Боже мой! (нем.)

14
{"b":"11514","o":1}