ЛитМир - Электронная Библиотека

Кларенс снова подавил горячее желание позвонить Рейнолдсам домой. Возможно, Роважински не отважился попросить вторую тысячу. Но если так, как он вернет собаку? И жива ли она вообще?

Мэрилин отправилась прямо со своей дневной работы в Бруклин-Хейтс. Она сказала, что вернется домой к полуночи, и надеялась, что Кларенс дождется ее. В семь он написал:

"Дорогая,

волнуюсь насчет сегодняшнего вечера и Рейнолдсов. Не знаю, что может стрястись. Позвоню тебе между одиннадцатью и двенадцатью. Тебе звонили: я все записал.

Люблю тебя.

Клар".

И положил записку на подушку. Звонок был от женщины, сдававшей в аренду квартиры в Виллидж. Ей нужно было кое-что напечатать.

Кларенс прошел по Восьмой авеню до Двадцать третьей улицы, съел гамбургер, выпил кофе и купил билет в кино только для того, чтобы убить время. Из кинотеатра он вышел в начале двенадцатого и из ближайшего автомата позвонил Рейнолдсу.

Женский голос, не похожий на голос Греты Рейнолдс, ответил:

— Кто это, простите?

— Патрульный Духамель. Могу я поговорить с мистером Рейнолдсом, если он дома?

— О, вы полицейский, который заходил к ним?.. Их сейчас нет. Я ожидаю их... после полуночи.

Кларенс понял, что это означало: поляк назначил встречу, и Рейнолдсы приняли его предложение.

— Мне хотелось бы поговорить с ними, — сказал Кларенс спокойно, но решительно. — Можно мне позвонить еще раз — после полуночи?

— Да. Конечно.

— Они пошли за своей собакой, да?

— Да.

— Благодарю, — сказал Кларенс. — Позвоню позднее.

Женщина отвечала не слишком дружелюбно.

Кларенс пошел на запад по Восьмой авеню, потом к центру. Шел мелкий дождик, а он не взял плаща, но это было не важно. Без десяти двенадцать он позвонил Мэрилин. Она оказалась дома.

— Радость моя, ты видела записку? С тобой все в порядке?

С ней было все в порядке.

— Что случилось у Рейнолдсов?

— Они пошли на вторую встречу... скорее всего. В одиннадцать вечера. Надеюсь, собака вернется к полуночи. Хочу проверить.

Мэрилин поняла его. Они договорились на завтрашний вечер. Пойти в театр. Нет, Кларенс не забудет.

— Где ты?.. Ты придешь?

— Не знаю. Можно не уточнять?

— Конечно, дорогой, конечно. Береги себя.

Кларенс был благодарен Мэрилин. Она все поняла. Он заглянул в бар выпить пива и зайти в туалет. И убить время. Без четверти час. Теперь, подумал он, можно позвонить Рейнолдсам: получили они свою собаку или нет.

Снова ответил незнакомый женский голос:

— Они еще не вернулись. Грета звонила около двенадцати... немного позднее. Они собирались немного погулять.

Кларенс прервал ее:

— Хорошо. Я зайду. Скажите им, что я зайду... сейчас. — Он повесил трубку, прежде чем она успела возразить.

Автобус подошел сразу же, Кларенс сел в него. К чему такая спешка? Сейчас, подумал Кларенс, самое главное — встретиться с мистером Рейнолдсом, признать, что он поступил неправильно, отправившись советоваться с ним и дав возможность Роважински сбежать. Надо сделать все возможное, чтобы исправить ошибку: найти Роважински и получить собаку, если она еще жива, а заодно попытаться вернуть деньги — то, что от них осталось.

Около двух часов ночи Кларенс подумал, что мистер Рейнолдс, возможно, согласится возбудить дело, поднять на ноги всю полицию Нью-Йорка, чтобы отыскать Роважински и его сестру.

Белый швейцар в доме Рейнолдса отпер ключом стеклянную дверь. Кларенс назвал свое имя и сказал, что его ожидают у Рейнолдсов.

— Да, они только что пришли. — Швейцар поднял телефонную трубку.

— Они привели с собой собаку? — не в силах удержаться, спросил Кларенс.

— Нет. Собаку? Собака пропала. Мистер Рейнолдс? Это мистер Духамель. Хорошо.

Кларенс вошел в лифт.

Мистер Рейнолдс открыл дверь:

— Входите.

— Спасибо. Я поговорил с швейцаром. Собаку вам не вернули.

Кроме миссис Рейнолдс, в гостиной были еще два человека: высокий седой мужчина и стройная женщина лет сорока, со светло-русыми волосами. Кларенс решил, что именно она отвечала по телефону.

Грета Рейнолдс представила их:

— Лили Брендстрам. И профессор Шафнер. Эрик. Офицер Духамель.

— Как поживаете? — машинально проговорил Кларенс и, опомнившись, добавил: — Миссис Рейнолдс, извините меня.

Миссис Рейнолдс ничего не ответила. Она с трудом сдерживала слезы.

— Вы опять оставили деньги? — спросил Кларенс мистера Рейнолдса.

— Да, и их снова забрали. Я ждал почти час после полуночи.

— Я говорил Эду, что надо было подключить полицию, — вмешался высокий мужчина, который стоял у окна, нервно переминаясь с ноги на ногу.

— Да... мистер Духамель... он полицейский, — ответил Эд. — Он предлагал помощь. Но похититель сказал: «Никакой полиции».

— Когда Роважински разговаривал с вами? — спросил Кларенс Эда.

— Вчера вечером около... после семи. После вашего звонка. Он потребовал еще денег. Мне не удалось ничего вытянуть из него. — Эд пожал плечами.

— Я выяснил, что у Роважински только одна сестра по имени Анна Готштейн. Она живет в Дойлстауне, в Пенсильвании, а не на Лонг-Айленде. Я могу попросить пенсильванскую полицию заняться ею и обыскать ее дом. Собака, вероятно, там. Роважински тоже.

— Понятно, — проговорил Эд. — Ладно. — Он ощущал такое отчаяние и усталость, что был согласен на все. — Что нам терять? Но я совершенно уверен, что собака мертва. Кстати... хотите выпить?

— Калека, — сказала блондинка, глядя на Кларенса. — Если вы знаете его имя и как он выглядит, разве так трудно найти его в Нью-Йорке? Я слышала, что он прихрамывает. — Она посмотрела на Кларенса с явной враждебностью и презрением.

Кларенс покачал головой в ответ на предложенную ему мистером Рейнолдсом бутылку виски:

— Нет, благодарю вас, сэр. — Затем обратился к блондинке: — Теперь это будет нетрудно. Я не мог подключить своих коллег, потому что мистер Рейнолдс боялся, что собаку убьют, если задержать этого человека.

— Собака мертва, — повторила Лили.

— Ладно, пусть этим займется полиция, — согласился Эд, словно Кларенс не был полицейским или у него не хватало опыта. — А то он сделает то же самое с кем-то еще... с таким же успехом.

— Меня поражает, — сказала блондинка, — как можно было, зная адрес этого человека, позволить ему убежать. И какой чудесной собакой была Лиза! Она не заслужила такой участи!

— Я очень сожалею, — ответил Кларенс. — Я совершил ошибку, оставив ненадолго этого человека... на двадцать минут, пока я разговаривал с мистером Рейнолдсом. Тогда он и сбежал.

— Да, я слышала эту историю, — ответила Лили.

— В этом городе все может случиться, — вставил высокий мужчина. Он все еще стоял, как и Эд с Кларенсом. — Что за жизнь! Тебя повсюду подстерегает опасность. И при том на улице, в универмагах, везде полно полицейских!

— Совершенно верно! — подтвердила Лили.

— Нет, Лили, я не считаю, что это его вина... офицера Духамеля, — возразила Грета. — Он предупреждал нас: нет никакой гарантии, что Лиза еще жива. Мы просто рискнули. И проиграли.

— О, дело не в деньгах, забудьте об этом, — прервал ее Эд Рейнолдс. — Мне чертовски стыдно за все. Нет нужды...

— Сядь, Эдди, — сказала Грета. — Сядьте, мистер Духамель.

— Спасибо, — поблагодарил Кларенс, но не сел. — Можно мне позвонить, мистер Рейнолдс?

— Звоните.

Кларенс позвонил в участок:

— Капитана Макгрегора, пожалуйста. Говорит патрульный Духамель. — Макгрегора подозвали к телефону. — Мне хотелось бы объявить розыск... выпишите запрос на Кеннета Роважински, сэр. Я могу дать вам...

— Это тот тип, о котором ты рассказывал Сантини днем? Приходи сегодня ночью, если он так достал тебя. Где ты?

Кларенс ответил, что зайдет.

— Что же, это, по крайней мере, кое-что, — сказала Лили, отпивая мелкими глотками из своего стакана.

Кларенс перевел взгляд с Греты на мистера Рейнолдса:

— Если я... Если вы не возражаете, сэр, мне кажется, стоит связаться с этой женщиной в Дойлстауне. Конечно, если собака у нее...

18
{"b":"11514","o":1}