ЛитМир - Электронная Библиотека

— Они поймали поляка, парня, который похитил собаку.

Они спускались по лестнице.

— Кто?

Кларенс открыл перед девушкой дверь.

— Парень из моего участка. — Он сразу стал оглядываться в поисках такси, надеясь, что они поймают машину на Макдугал и им не придется идти к Хьюстон.

— Вот! — указала Мэрилин и подняла руку. — Такси!

И в этот момент Кларенс увидел Манзони, стоявшего на другой стороне улицы, на углу Бликер-стрит. Манзони кивнул ему в знак приветствия и слегка усмехнулся. Кларенс вслед за Мэрилин сел в такси. Мэрилин назвала адрес театра.

— Меня обвиняют в том, — сказал Кларенс, — что я взял пятьсот долларов у вонючки поляка и позволил ему уйти. Так что извини за опоздание. И за то, что не позвонил тебе. — Он не собирался говорить Мэрилин о случившемся, но выхода не было. Он не хотел ничего скрывать от нее.

— Кто это сказал?

— Ну... Роважински. Человек, который украл собаку у Рейнолдсов. Он убил собаку... сразу, как он теперь говорит.

— Господи! Вот уж действительно! И потом потребовал выкуп?

— Да. Дважды. — Кларенс рассказал про вторую тысячу долларов. — Я только что от Рейнолдсов. Понимаешь, мне надо было пойти, чтобы сказать им... сказать, что я сделаю все, что в моих силах, чтобы Роважински наказали по полной.

У Кларенса не хватило сил рассказать Мэрилин, как Манзони с еще одним полицейским обыскивали сегодня его квартиру. Или что он только что видел Манзони на улице неподалеку от ее дома. Мэрилин запаникует. У нее было совершенно неверное — или, возможно, обычное — представление о полиции: что все они грубые, продажные негодяи, преследующие только тех, с кого нечего взять.

— Похоже, дела у тебя идут все хуже, — холодно заметила Мэрилин.

— Нет, неправда. Не с мистером Рейнолдсом... Он не думает, что я взял какие-то деньги. Он знал, что я хотел помочь ему.

Но правда ли мистер Рейнолдс уверен в его честности? А его жена?

Кларенс совсем не следил за действием пьесы, которая показалась ему неинтересной, хотя две девушки вышли на сцену голыми. В спектакле было два акта, второй длиннее первого. Во время антракта Мэрилин встретила своих друзей и весело болтала с ними, не обращая внимания на Кларенса, как показалось ему.

После представления они перекусили в итальянском ресторанчике по соседству: красное вино в графине оказалось ужасной дрянью.

— Что сделают с этим поляком? — спросила Мэрилин.

— Пока он сидит в камере. Его будут судить, наверное. Не думаю, что он такой чокнутый, что его засадят в психушку. Но какой подонок!

— А кого ты ожидал встретить при такой профессии? — Мэрилин отправила в рот аккуратно накрученные на вилку спагетти.

Кларенс улыбнулся.

Через стол до него долетал слабый запах ее духов, таких дорогих, что даже Мэрилин расходовала их экономно; правда, нежный аромат был слегка приправлен запахом томатного соуса.

— Не думай, дорогая, что я собираюсь всю жизнь работать в полиции. Но побыть год-другой копом мне не повредит, возможно, это зачтут мне в плюс, когда я стану искать другую работу.

— О, ты изменил свое мнение? Пару месяцев назад ты твердил о великом испытании или что-то... о способности творить добро и так далее.

То был один из приступов эйфории конечно же. Один из тех моментов, когда Кларенс был в полном ладу со всем миром и думал о борьбе за людей, против злых сил, которые мешали им жить спокойно и счастливо.

— Да. Думаю поступить на какие-нибудь бизнес-курсы. А там будет видно, чем мне заняться.

«На самом деле я еще не нашел себя», — хотел добавить Кларенс, но постыдился. Разве девушка выйдет замуж за такого?

Мэрилин, похоже, все это не очень интересовало, она почти не смотрела на Кларенса, как будто находила более достойным внимания убранство ресторана, столик напротив и так далее.

Когда они подошли к ее двери, она сказала:

— Клар, тебе лучше поехать сегодня вечером домой. У меня что-то нет настроения.

Ему хотелось остаться с ней, просто спать в одной постели. Квартира Мэрилин была для него больше домом, чем его собственная, он чувствовал себя здесь в безопасности, несмотря на Манзони. Но он не хотел просить.

— Извини, что я не позвонил тебе сегодня. Можно мне... Завтра я выхожу на дежурство в восемь вечера. Давай пойдем на ленч куда-нибудь? В русскую чайную?

Мэрилин правилось, как там готовят.

— Завтра я встречаюсь с Эвелин, и мы шляемся по магазинам. А в три часа собираемся в кино.

Итак, его гонят. Он не хотел напрашиваться с ними в кино, ведь она идет с Эвелин. Кларенс двинулся по Пятой авеню в сторону Девятнадцатой улицы. Было уже за полночь. В следующий раз, увидев Манзони, он обязательно переговорит с ним, решил Кларенс. Что Манзони имеет против него? Ему терять нечего. С другой стороны, Кларенс не хотел впутывать Мэрилин. Теперь Манзони, если захочет, легко узнает ее имя: рыжеволосая девушка, живет по такому-то адресу. Достаточно спросить владельца гастронома за углом или продавца в магазине «Кофе-чай» на первом этаже. Кларенс здоровался с этим белокурым кудрявым парнем, когда проходил мимо магазина, потому что тот часто стоял в дверях.

Не скажут ли они Мэрилин в следующий раз, подумал Кларенс: «Какой-то тип спрашивал, не знаю ли я вашего имени, Мэрилин. Вам, наверное, лучше знать об этом». Она, наверное, сразу заподозрит, что этот человек — коп или как-то связан с полицией.

Кларенс обнаружил, что стоит посреди своей комнаты, включив верхний свет. Словно лунатик, он даже не помнил, как открыл дверь своим ключом. Переодевшись в легкие брюки и старенькую рубашку, он принялся за уборку. Сначала вытер пыль, потом протер все влажной тряпкой. Взбил подушки, сменил наволочки: на то, чтобы менять простыни, его уже не хватило. На ванне остался серый налет от копоти, проникавшей сквозь щели закрытого окна с матовыми стеклами. Кларенс включил душ, смыл копоть, потом почистил ванну. Проклятый поляк! Он не достоин ходить по земле, ибо оставляет после себя только следы горя и лжи. Сейчас добился от правительства компенсации, потом получит пенсию по старости. Как сделать, ломал голову Кларенс, чтобы Роважински получил по заслугам? Нужно заняться этим завтра.

Зазвонил телефон, Кларенс бросился к нему, надеясь, что это Мэрилин. Может, попросит его прийти на Макдугал.

— Клар? — услышал он голос девушки. — Я просто хотела узнать, добрался ли ты до дома... Извини, я была такой дрянью... Да, я в постели.

Она не попросила его прийти, но Кларенс улыбнулся, когда повесил трубку. Мэрилин тревожилась о нем. Он не был ей безразличен. Возможно, она даже любит его.

Глава 11

Кларенс проспал до десяти. Он спустился в бакалейный магазин на Второй авеню, чтобы купить кое-что из еды, и всю дорогу думал, что скажет и сделает в полицейском участке. Кларенс не знал, там ли еще Роважински. Придя домой, он приготовил завтрак, вымыл посуду и надел серые фланелевые брюки и твидовый пиджак. День выдался теплый и солнечный.

Дежурил капитан Роджерс, и он был страшно занят. Заглянув в другой кабинет, Кларенс увидел лейтенанта Сантини.

— Привет, — бросил Сантини, с удивлением посмотрев на Кларенса.

— Доброе утро, сэр. Роважински еще здесь?

— Нижинский, Нижипский, — пробормотал шутливо Сантини. — Поляк! Тот, который проходит по делу о собаке. Да. — Сантини высморкался в платок. — Да, Кларенс. Мне уже рассказали. Его снова поймали. На этот раз Пит.

— Если можно, мне хотелось бы поговорить с ним.

— Вот как? Зачем?

Кларенс поколебался немного, потом ответил:

— Потому что он обвиняет меня в том, что я взял у него пятьсот долларов и позволил ему уйти.

— Да, слышал об этом, — с напускным равнодушием заметил Сантини, словно такие грязные истории случались чуть не каждый день. — Что ж, с Роважински сейчас беседует психиатр, тебе придется подождать.

Кларенс был рад, что Сантини разрешил ему встретиться с поляком.

— Да зайди туда, если доктор не станет возражать, — предложил лейтенант.

25
{"b":"11514","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ореховый Будда (адаптирована под iPad)
Бригадный генерал. Плотность огня
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Дневник пакостей Снежинки
Я верю в любовь
Ловушка счастья. Перестаем переживать – начинаем жить
Ловушка для тигра
Хулиганская экономика: финансовые рынки для хулиганов и их родителей