ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нефтяная река не мелела. 22 января 1944 года заместитель госсекретаря Дин Ачесон в радиопередаче Эн-би-си, озаглавленной «Говорит госдепартамент», заявил:

«США вынуждены продавать Испании нефть, поскольку это предусмотрено комиссионным соглашением, достигнутым с нейтральными странами в ответ на их обещание воздерживаться от поставок противнику необходимых ему товаров».

В течение ближайшей недели вскрылись новые факты о помощи врагу. Опираясь на них, Гарольд Икес, несмотря на противодействие со стороны Дина Ачесона, добился принятия президентом Рузвельтом решения о временном прекращении поставок нефти в Испанию. Икес предусмотрительно подобрал целое досье, из которого явствовало, что нефть из Испании попадала прямо в Германию, что на испанской территории беспрепятственно действовали немецкие агенты, а Франко недавно предоставил фашистской Германии кредит в размере 400 млн. песет. Лишь одного этого кредита было достаточно Гитлеру, чтобы купить столько нефти, сколько ему необходимо, а также стратегически важный материал — вольфрам.

Все это было, конечно, прекрасно известно госдепартаменту задолго до того, как Икес сделал решительный шаг. Однако никто там никогда и не думал предпринимать что-либо подобное. Всплывшая на короткое время правда о поставках в Испанию вынудила официальные органы США ввести в практику досмотр судов, шедших под испанским флагом. Обнаружилось, что везли они нефть, платину, промышленные алмазы и большое количество аргентинского печеночного экстрактатонизирующего средства для пилотов, экипажей подводных лодок и десантников. Разрешения, полученные от американских властей, помогали им благополучно избегать задержания английскими патрульными судами.

28 января 1944 года правительство Великобритании сумело, наконец, добиться прекращения поставок нефти, бензина и других нефтепродуктов в Испанию. Возмущению Франко не было предела. Дин Ачесон дипломатично хранил молчание.

Справедливость торжествовала недолго. Очень скоро карантин был снят: уже 2 мая 1944 года нефтяное лобби выиграло сражение — поставки горючего и вольфрамовой руды в Германию были возобновлены. Правда, Корделл Хэлл уговорил генерала Франко выслать нацистских агентов из Испании, Танжера и испанских районов Северной Африки. Хотя формально Франко и внял этим робким мольбам, на деле он, как и прежде, сквозь пальцы смотрел на немецких шпионов, ни на минуту не прекращавших свою деятельность под уютной сенью дипломатических представительств Германии, ибо мысль разорвать с ней дипломатические отношения не приходила ему в голову, даже когда крах нацизма стал вопросом дней и часов. Фашистская Германия снова стала получать ежемесячно 48 тыс. тонн американской нефти и 1100 тонн вольфрама.

19 сентября 1944 года в интервью вице-президента «Стандард ойл» Р. Хэслема газете «Нью-Йорк таймс» промелькнула любопытная фраза, оставшаяся, впрочем, незамеченной. В Германии сравнительно недавно началось производство высокооктанового бензина, эквивалентного американскому. «Производится он немцами пока, правда, в небольших количествах».

13 июля 1944 года глава «Стандард ойл оф Нью-Джерси» Ральф Галлагер предъявил от имени компании правительству США (точнее: управлению по охране секвестрованной иностранной собственности) иск с требованием возвратить принадлежавшие ей ранее акции некоторых предприятий и солидный пакет акций и патентов, переданный в свое время Фрэнку Говарду в Гааге представителем «И. Г. Фарбениндустри» Ф. Ригером. Юрисконсульт этого немецкого концерна Август фон Книрим прибыл из Германии как свидетель обвинения. Надо было видеть выражение лица Галлагера, когда на пороге зала заседаний показался барон фон Книрим! Кто-кто, а он знал лучше всех: Книрим может вскрыть всю подноготную связей руководства американского концерна с нацистами.

Наконец 7 ноября 1945 года судья Чарльз Визански зачитал решение окружного суда, предписывавшее конфисковать все переданные «Стандард ойл» немецкие патенты в пользу государства. Галлагер обжаловал решение.

22 сентября 1947 года судья Чарльз Кларк произнес в Верховном суде последнюю речь по этому делу. Он сказал: «Тот факт, что „Стандард ойл“ сохранял с „И. Г. Фарбениндустри“ тесные связи после вступления США в войну против Германии, позволяет считать этот концерн врагом нации». Апелляция была отклонена.

ГЛАВА IV. ХОЗЯИН МЕКСИКАНСКОЙ НЕФТИ

Компании, которые, казалось бы, выступали противниками «братства», на самом деле были связаны с ним тысячью невидимых нитей. Одним из наиболее серьезных конкурентов «Стандард ойл оф Нью-Джерси» в торговле с Германией нефтью была компания, названная по имени ее владельца Родса Дэвиса, — «Дэвис ойл компани». Дэвис поддерживал тесные связи с Герингом и Гиммлером. Его старым деловым партнером был председатель правления «И. Г. Фарбениндустри» Герман Шмиц, с которым он встретился когда-то в доме общих друзей, американцев немецкого происхождения, братьевблизнецов Вернера и Карла фон Клемм (приходившихся, кстати, кузенами супруге гитлеровского министра иностранных дел фон Риббентропа). Заботы о финансовой стороне этого сотрудничества в течение многих лет лежали на «Нэшнл сити бэнк».

Братья фон Клемм, получившие американское гражданство в 1932 году, были фанатично преданы своей «фатерланд». Решив расширить дело, они воспользовались приемом, почерпнутым из богатого опыта клана Ротшильдов и весьма типичным для нацистских деловых кругов: один из братьев остался во главе семейного дела в Берлине, другой — возглавил его филиал в Нью-Йорке. Они были связаны с банками Шрёдеров, поскольку состояли в правлениях нескольких компаний по обе стороны океана, одна из которых наряду с «И. Г. Фарбениндустри» финансировала филиал «Дженерал моторс» в Германии.

Братья фон Клемм через принадлежавший Курту фон Шрёдеру Банк Штейна оказывали неоценимую финансовую помощь гестапо. Другая нить, связывавшая фон Клеммов с «братством», — сотрудничество с «Фёрст нэшнл бэнк оф Бостон» — банком-корреспондентом БМР. Фон Клеммам не давала покоя идея: употребив свое немалое влияние, разблокировать немецкие активы в этом банке с тем, чтобы использовать их для сооружения близ Гамбурга крупного нефтеочистительного предприятия, продукцией которого будут пользоваться военновоздушные силы Геринга, а также «И. Г. Фарбениндустри» и европейский филиал компании Дэвиса «Евротанк».

Предполагалось, что во главе нового предприятия встанет Карл фон Клемм. Строительство этого крупного предприятия по производству авиационного бензина и других нефтепродуктов должно было пробить еще одну брешь в наложенных на Германию оковах Версальского мира и обеспечить горючим так называемую «черную люфтваффе» — военно-воздушные силы Германии, которые тайно создавались для войны за мировое господство.

Однако для пуска нефтеочистительного завода нужна была прежде всего нефть, поэтому братьям фон Клемм срочно понадобился американец, готовый ее поставлять — иными словами, сотрудничать с фашистами. Долго искать не пришлось. Самым подходящим человеком, всегда готовым пойти на авантюру, не страдающим особой щепетильностью и не обременяющим себя патриотическими чувствами, был не кто иной, как их давний приятель — Уильям Родс Дэвис. С 1926 по 1932 год Вернер фон Клемм вкладывал гигантские средства в финансирование его неизменно неудачных афер в области разведки нефти и многие другие махинации, связанные с бесстыдным обманом, подкупом и мошенничеством.

Внешнее уродство Дэвиса с лихвой компенсировалось качествами, необходимыми удачливому бизнесмену, которыми природа наделила его с истинно королевской щедростью. Язык у Дэвиса был хорошо подвешен: начав говорить, он мог без труда убедить любого отчаянного скептика в том, что свежевыбеленная стена, напротив, черного цвета. Его речь изобиловала прилагательнымии только в превосходной степени. Ни разу в жизни он не опустил рук, не отступился, услышав в ответ «нет». Родился Дэвис на Юге США, в Монтгомери, штат Алабама, в 1889 году. На школьной скамье он едва усидел до шестнадцати лет и поспешил оставить родное гнездо. Какая-то добрая душа пристроила его уличным продавцом шоколада и мороженого. Но мальчик уже тогда твердо знал, чего он хочет: будучи без ума от паровозов, поездов и рельсов, устроился сначала кондуктором, затем кочегаром и, наконец, машинистом на железных дорогах юго-западных штатов. Жестоко изувечившее на всю жизнь крушение положило конец его карьере железнодорожника.

25
{"b":"11516","o":1}