ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В больнице он не задержался. С негнущейся ногой, обезображенным лицом, но несломленный, Дэвис решил подзаработать на своем уродстве и… поступил клоуном в цирк-шапито. Непритязательная и жестокая публика умирала со смеху, глядя, как танцует калека Дэвис. Но вскоре этот номер приелся зрителям. Одобрительный свист смолк, а в клоуна полетели тухлые яйца. Дэвис покинул арену, устроившись кочегаром, а затем машинистом на грузовой пароход, надолго увезший его от берегов Америки.

Вернувшись на родину, он решил попытать счастья в модном тогда нефтяном бизнесе, где, по рассказам, становились миллионерами, едва успев пробурить первую скважину. Но ни одна из его афер — а он в силу природных склонностей предпочитал именно этот путь — не удалась, более того, несколько раз он представал перед судом по обвинению в мошенничестве. И неизменно находились люди, готовые ему поверить и финансировать очередную махинацию, не столько в силу простодушия, сколько благодаря необыкновенному дару Дэвисавызывать на первых порах полное доверие. Туман обаяния скоро рассеивался, чему весьма способствовал неизбежный финансовый провал, и очередной прозревший партнер подавал на Дэвиса в суд. А тот вновь выходил сухим из воды. Авантюрист продавал давно заброшенные нефтяные скважины, спекулировал на бирже, создавал бесконечные липовые компании, лопавшиеся как мыльные пузыри, разоряя доверчивых акционеров.

В итоге в 1926 году он оказался беден как церковная крыса. В этот момент появились близнецы фон Клемм, сыгравшие в его жизни роль доброй феи — правда, не такой бескорыстной, как волшебница из сказки. Они, без преувеличения, спасли Дэвиса и от сумы, и от тюрьмы. Неудивительно, что до конца дней своих он остался верен делу исповедовавшегося братьями националсоциализма. Растущая прямо на глазах мощь Германии, щедро финансируемой американскими банками, Германии, униженной и возродившейся из нищеты, действовала на Дэвиса гипнотически. Его восхищала нация голубоглазых здоровяков в униформе со свастикой и светловолосых жизнерадостных ариек, ни в чем не сомневающихся и готовых плодить себе подобных. Эта страна производила на Дэвиса впечатление воплощенного здоровья по сравнению с больной, серой, в бесконечных хлебных очередях Америкой периода «великой депрессии» («великая депрессия» — самый тяжелый за всю историю капитализма мировой экономический кризис 1929-1933 гг., который разразился с наибольшей и разрушительной силой в США и распространился затем на другие капиталистические страны западного полушария, Европы и Азии. За годы кризиса в США потерпели крах около 136 тыс. коммерческих и промышленных фирм, 10 тыс. банков, разорилось свыше одного миллиона ферм, армия безработных достигла 17 млн. человек. См.: Новейшая история стран Западной Европы и Америки 1918-1939 гг. М., 1959, т. I. с. 283-291).

Получив согласие гитлеровского руководства на создание компании «Евротанк», Дэвис уверовал окончательно в свою звезду. Перед ним замаячила перспектива, которая раньше и не снилась: теперь, имея несколько буровых — по милости братьев фон Клемм — да деньги, обещанные нацистами, нефтедобычу можно поставить на широкую ногу!

Однако, имея дело с фашистской Германией, необходимо было заручиться персональным одобрением фюрера. С этой целью в 1933 году Дэвис отправился в Берлин. Остановился он в отеле «Адлон». Вскоре Карл фон Клемм устроил прием, чтобы ввести своего американского партнера в круг немецких членов «братства» и познакомить с Куртом фон Шрёдером, Германом Шмицем и другими. Взаимные симпатии упрочились тут же, стоило Дэвису войти в зал и поднять руку в традиционном нацистском приветствии.

На следующее утро в дверь его номера постучались. Открыв, он увидел на пороге двух офицеров гестапо из числа приближенных Гиммлера. Они вручили Дэвису письмо от Гитлера. Какая честь для бывшего кочегара и торговца с лотка! Сладостный сон оборачивался реальностью. Письмо содержало просьбу нанести визит министру финансов Гельмару Шахту в «Рейхсбанк».

Однако, против ожидания, прием, оказанный Шахтом, был весьма холодным. Он не проявил ни малейшего интереса к предложениям Дэвиса о сотрудничестве и, казалось, старался побыстрее вытолкать за дверь докучливого и болтливого визитера. Шахт уже был прочно связан с американскими нефтяными дельцами первой величины, такими, как Уолтер Тигл из «Стандард ойл» и сэр Генри Детердинг из руководства «Шелл». К чему терять время с такой мелочью?

Разъяренный Дэвис вернулся в свои роскошные апартаменты в отеле «Адлон» решительно ни с чем и сразу же излил обиду в письме фюреру. Ответ пришел немедленно, снова в виде собственноручной записки. В нем предлагалось повторно посетить «Рейхсбанк» на следующее утро.

Около одиннадцати часов Дэвис уже ждал в приемной. Как свидетельствуют материалы ФБР, Шахт встретил его с обреченным вздохом. Он вновь не был расположен к беседе. Вдруг дверь широко распахнулась. В кабинет главы «Рейхсбанка» гуськом вошли все 30 его директоров, каждый радостно и любезно пожимал Дэвису руку. Последним на пороге появился Гитлер. Все присутствующие разом умолкли и вытянулись, вскинув правую руку в нацистском приветствии. Фюрер был лаконичен:

«Господа, я ознакомился с предложениями мистера Дэвиса и нашел их весьма перспективными и вполне осуществимыми. Ваш банк должен финансировать это начинание». Ничего не добавив, Гитлер стремительно вышел. Дэвису не нужно было объяснять, что разыгранная на его глазах сцена — плод режиссерской фантазии Курта фон Шрёдера и руководства «И. Г. Фарбениндустри».

Затем окрыленный Дэвис отправился в Лондон, где возобновил прежние деловые связи с нефтяной компанией лорда Инверфорта. На выгодных для себя условиях он сумел добиться концессий в Ирландии и Мексике. Последняя была тем более ценной, что позволяла продавать мексиканскую нефть в обмен на немецкое машинное оборудование, когда экспорт марки стал невозможен. К 1935 году в недавнем прошлом мелкий аферист поставлял Германии еженедельно тысячи баррелей техасской и мексиканской нефти.

Дэвис был коротко знаком с сенатором от Пенсильвании Джозефом Гаффи, близкий друг которого, питтсбургский нефтепромышленник Уолтер Джоунс, имел высокопоставленных покровителей на Капитолийском холме. Через Гаффи и Джоунса Дэвис познакомился с влиятельным профсоюзным лидером Джоном Льюисом. Используя свой магический дар убеждать, Дэвис постарался склонить Льюиса, и не без успеха, в пользу национал-социализма. В 1936 году Дэвис предпринял попытку приобрести определенное влияние на политику перспективного кандидата в президенты Франклина Рузвельта, приняв участие в финансировании его предвыборной кампании. Это дало ему потом право звонить по телефону в Овальный кабинет.

В 1937 году Дэвис нюхом учуял, что, если не терять времени, можно будет крупно поживиться в Мексике, этой богатой нефтью стране. Дэвис не сомневался, что президент Лазаро Карденас (Лазаро Карденас, 1895-1970, — государственный, военный и политический деятель Мексики. С 1934 г. по 1940 г. — президент Мексики. Карденас боролся против засилья в стране американского и английского капитала. В результате его деятельности были частично национализированы железные дороги (1937 г.) и нефтяные предприятия (1938 г.), принадлежавшие иностранным монополиям. В 1943-1945 гг. он занимал пост министра национальной обороны. После второй мировой войны активно участвовал в Движении сторонников мира. Лауреат Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами») экспроприирует находившиеся в частных руках нефтяные разработки. В связи с этим Дэвис во всех деталях продумал широкомасштабную операцию — как прибрать к рукам всю мексиканскую добычу нефти. С февраля 1938 года им была развернута широкая кампания подкупа самых высокопоставленных лиц в правительстве. Одновременно Дэвис наладил дружеские отношения с вице-консулом фашистской Германии в Куэрнаваке Герардом Мейером, который подстрекал Карденаса к военной интервенции против США с целью вернуть когда-то отнятые у Мексики штаты — Калифорнию, Аризону, Техас и Нью-Мексико (в 1846 г. США развязали против Мексики захватническую войну. Несмотря на героическое сопротивление мексиканского народа, американские захватчики в 1848 г. навязали Мексике грабительский договор, согласно которому к США перешла почти половина территории Мексики).

26
{"b":"11516","o":1}