ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, после длительных проволочек, прямые линии связи со странами фашистского блока были закрыты, однако отнюдь не по распоряжению руководства американских корпораций, а под нажимом правительств нескольких латиноамериканских стран. Нет никаких свидетельств того, что госдепартамент или компании, обеспечивающие связь в латиноамериканском регионе, такие, как РКА и БКУ, сделали хоть один практический шаг в этом направлении.

Состенес Бен, как и Сарнофф, приложили немало усилий, чтобы выглядеть патриотами своей страны, не щадящими сил во имя победы США в войне. 15 мая 1942 года Бен заявил в интервью газете «Нью-Йорк таймс», что правительство Соединенных Штатов может впредь безвозмездно пользоваться любыми патентами, принадлежащими ИТТ или ее филиалам, как в США, так и за границей в течение войны и шести месяцев спустя после ее завершения. Он не будет также взимать лицензионную плату с компаний, пользующихся патентами ИТТ для производства оборудования для армии.

В том же интервью он «признался» газете: «Наша корпорация имеет 9200 патентов на изобретения и более 450 зарегистрированных фирм в 61 стране. Сюда не включены данные, относящиеся к германским филиалам ИТТ, поскольку сведения от них теперь по вполне понятным причинам не поступают». Эта беззастенчивая ложь не вызвала в редакции газеты ни малейших сомнений и была тут же напечатана.

Бен также во всеуслышание заявил, что отчеты о прибылях и убытках «немецких, испанских, мексиканских филиалов ИТТ, а также принадлежащей корпорации телефонной компании в Шанхае» не включены в годовой отчет по причине «отсутствия информации о состоянии дел в этих компаниях». На самом деле Бен, как и раньше, ежедневно получал исчерпывающую информацию об их деятельности. Год спустя он проговорился об этом на собрании акционеров ИТТ в Нью-Йорке: «Более 60% всего объема операций, совершаемых ИТТ, приходится на западное полушарие, около 24% — на Британскую империю и нейтральные государства Европы и, наконец, чуть меньше 13% — на страны „оси“ или контролируемые странами „оси“ государства. Основная часть прибыли корпорации в целом получена филиалами ИТТ, находящимися в западном полушарии».

У присутствующих, впрочем, такая осведомленность не вызвала ни удивления, ни недоумения.

Больше того, хотя все подразделения американской разведки внимательно следили за каждым шагом полковника Бена, не было принято никаких мер для того, чтобы воспрепятствовать его деятельности. По мере того как война близилась к завершению, все внутренние разногласия между финансово-промышленными кругами и администрацией США отходили на второй план — вставали новые задачи: перспектива мира с Германией, планы будущей конфронтации с Россией… Федеральное бюро расследований распространило по своим каналам несколько специальных досье относительно личности Бена и деятельности ИТТ к сведению разведслужб военноморского флота, военно-воздушных сил и сухопутных войск США. Глава ФБР Эдгар Гувер не сомневался: копни поглубже, и выяснится, что Бен сотрудничал с агентами нацистской шпионской сети на Кубе и в других странах Карибского бассейна. Как это ни парадоксально, неопровержимые факты предательства Беном национальных интересов США нисколько не смущали Гувера. Из его глаз чуть не хлынули слезы умиления, когда в 1944 году Бен прислал ему в подарок книгу, написанную при его участии и называвшуюся «Вдали от наших берегов мир слышит нас». В книге обосновывалась необходимость создания разветвленной сети американского радиовещания за пределами США. Растроганный Гувер писал Бену:

«Я получил Ваше письмо и книгу 10 июня с. г., за что выражаю искреннюю благодарность. Восхищен Вашим глубоким трудом и польщен оказанным мне вниманием».

Надо сказать, что во время войны ни американская администрация, ни президент не чинили Бену препятствий, хотя это было бы вполне понятным и патриотичным жестом. На пути к сотрудничеству ИТТ с нацистами стояли многие влиятельные лица… из окружения Гитлера. В завершающий период войны деятельность Бена в пользу вермахта резко активизировалась. Системы связи, производившиеся на предприятиях его корпорации по заказу штаба верховного главнокомандования вермахта, становились все более совершенными. С их помощью специальная группа из нацистской службы безопасности, подчинявшаяся Шелленбергу, сумела раскрыть шифр, использовавшийся американцами в дипломатической переписке, а также создать службу перехвата в ходе оборонительных операций вермахта после вторжения англо-американских войск во Францию в 1944 году. Одновременно Бен. принимал участие в техническом оснащении союзнических армий с тем, чтобы обеспечить успех этого вторжения.

Постоянные хлопоты американской корпорации ИТТ доставляла так называемая «антибеновская коалиция» в Германии, возглавляемая министром почт Вильгельмом Онезорге и включавшая несколько высших военных и гражданских чинов. Дело в том, что игра Бена с нацистским режимом была сложна и переходила иногда в плоскость, весьма для него опасную. Близкий к Бену генерал Эрих Фельгибель (Эрих Фельгибель занимал в то время должность начальника связи ставки Гитлера) из штаба высшего главнокомандования вермахта являлся убежденным сторонником заключения сепаратного мира Германии с западными державами, причем Шелленберг постоянно подогревал в нем эти настроения. Нет сомнений, что известный заговор генералов 20 июля 1944 года против Гитлера (подробнее о «заговоре генералов» 20 июля 1944 г. см.: Мельников Д. Заговор 20 июля 1944 года в Германии: легенда и действительность. М., 1962; Финкер К. Заговор 20 июля 1944 года: дело полковника Штауффенберга. М., 1976) был задуман и подготовлен не без участия Бена и при содействии Аллена Даллеса, члена руководства банка Шрёдера и первого главы УСС. Из-за нерешительности, сыгравшей роковую роль, Фельгибель не отдал приказа, как условились заговорщики, и не вывел из строя систему связи ставки Гитлера. Это было необходимо, чтобы изолировать ее от внешнего мира после взрыва бомбы, которая должна была убить фюрера. Его охрана слышала телефонные разговоры членов заговора и передала их чудом спасшемуся и маниакально боявшемуся измены Гитлеру. Шелленберг, над которым нависла угроза разоблачения, без колебаний отрекся не только от причастности к заговору, но и от Гиммлера, который с самого начала молчаливо поддерживал Бена и других участников покушения. Шелленберг решил принести в жертву Фельгибеля.

Генералы Э. Фельгибель и Ф. Тиле, участники заговора и директора немецкого филиала ИТТ, были казнены, а Карл Линдеманн, представитель «Стандард ойл» в Германии, оказался в тюрьме, едва избежав петли. Главу немецкого филиала ИТТ Герхарда Вестрика от печальной участи спасли Шелленберг и руководство «И. Г. Фарбениндустри».

Империя Бена в Германии чуть не рухнула: она едва избежала конфискации в пользу нацистского государства под нажимом Онезорге, стремившегося не упустить редкий случай, но Шелленберг (вспомним, что он — один из директоров германского филиала ИТТ) рискнул даже в такой ситуации прийти на помощь корпорации.

В памятный день 25 августа 1944 года, когда был освобожден Париж, Бен — ныне «специальный эксперт по вопросам связи оккупационных войск союзников»— проехал в армейском джипе по Елисейским полям. Рядом с ним в форме американского бригадного генерала сидел его ближайший помощник — Кеннет Стоктон, вместе с Вестриком возглавлявший ИТТ в Германии. Бен сделал все возможное и с помощью высокопоставленных французских друзей добился, чтобы членов руководства его компании во Франции, тесно сотрудничавших во время оккупации с нацистами, не коснулась карающая рука «Свободных французов» («Свободные французы» — название вооруженных формирований возглавляемого генералом де Голлем движения «Свободная Франция». С 1942 г. — «Сражающаяся Франция». «Свободные французы» боролись на стороне антигитлеровской коалиции против фашистской Германии и ее сателлитов. Они ставили цель изгнать из Франции оккупантов, восстановить власть крупного французского капитала в стране и удержать французские колонии в Азии и Африке).

37
{"b":"11516","o":1}