ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После разгрома Германии Бен и Стоктон отправили грузовики, которых остро не хватало американской армии в Европе, для вывоза из советской зоны оккупации принадлежащего корпорации ИТТ оборудования предприятий связи и авиационных заводов в американскую зону.

В 1945 году был создан специальный сенатский комитет по вопросам международной связи. Его председателем стал «исправившийся» после поражения Германии сенатор Бэртон Уилер. Увесистое досье, документально подтверждающее сотрудничество РКА и ИТТ с немецким фашизмом и милитаристской Японией, выпущенное в качестве приложения к протоколам заседаний этого комитета, осталось практически без внимания. Самое интересное, что это досье совершенно не заинтересовало членов сенатского комитета, бесцельно день за днем проводивших время на заседаниях и получавших за это деньги из федерального бюджета. Бесконечные дебаты продолжались вокруг возможности — вскоре, впрочем, отвергнутой — централизовать системы связи всего западного полушария. Вопрос о предательской деятельности руководства корпораций РКА и ИТТ во время войны вовсе не был затронут. Тем не менее в ходе перепалки между Уилером и контр-адмиралом Джозефом Редманом, возглавлявшим службу связи американского военно-морского флота в начале войны, всплыли немаловажные детали. Уилер, видимо, не сомневался, что протоколы заседаний комитета не будут опубликованы, поэтому был максимально откровенен. Он начал с того, что поставил Редману риторический вопрос: «Какую пользу принесли военным усилиям Соединенных Штатов промышленные компании, принадлежащие американским корпорациям и производившие средства связи в таких странах, как Германия, Швеция, Испания?» Редман ответил: «Я не могу судить об экономических выгодах — здесь я не компетентен, — но с точки зрения технической, научной и оборонной такое положение вещей неизбежно ведет к постоянному обмену информации, то есть, в условиях войны, к ее утечке».

Подобная откровенность из уст человека в высшей степени ответственного вызвала мгновенную реакцию Уилера: «Не мог ли этот „обмен“ негативно сказаться на интересах нашей страны?» Ответ последовал незамедлительно: «Когда речь идет о лабораторных разработках для военных целей, всегда существует опасность, что результаты исследований попадут в руки противника».

Беседа продолжалась.

Уилер: «Как, например, практически можно утаить от противника, что производится на заводе, находящемся на его территории, даже если он принадлежит юридически, скажем, корпорации „Уэстерн электрик“?»

Редман: «Ну, прежде всего мы привыкли полагаться на патриотизм и честность американских бизнесменов и их умение хранить тайну. А потом, если человек — негодяй, он таковым и останется, какие ограничения ни вводи».

Уилер: «Тогда возьмем для примера две промышленные компании — в Германии и здесь, в Соединенных Штатах, — принадлежащие одной корпорации. Неужели они не будут постоянно обмениваться последней технической информацией, новой технологией и т. п.? Вы ведь не столь наивны, адмирал Редман, и не верите, будто правая рука не знает, что делает левая?» Редман: «Вы правы, сэр». Уилер: «Стало быть, такие компании в любой отрасли промышленности, являясь частью одной корпорации или картеля, неизбежно поддерживают тесные контакты друг с другом, даже при условии, что находятся на территории враждующих государств. Тогда позвольте спросить, какие меры принимались командованием ВМФ, чтобы обнаружить и пресечь подобный обмен информацией с противником, иными словами, ее утечку?»

Редман: «Наличие такой утечки довольно просто определяется путем изучения и анализа захваченных у противника документов, оборудования и т. п. Безусловно, и наши военные атташе за границей служат немаловажным источником информации. Однако во избежание негативных последствий я не считаю уместным обсуждать здесь вопросы, касающиеся отдельных аспектов деятельности военной разведки».

Уилер: «Не могу с вами согласиться». Редман: «Весьма сожалею».

Уилер: «Я понимаю, вы опасаетесь, что у нас могут быть неприятности с сенатом, ну и что? В данный момент сенат против нас бессилен».

«И будет бессилен еще на протяжении по крайней мере шести лет!» — подал голос сенатор Гомер Кейпхарт.

16 февраля 1946 года генерал-майор Гарри Ингелс, начальник войск связи армии США, от имени президента Трумэна вручил в Нью-Йорке Бену медаль «За заслуги», высшую награду страны, которой может быть удостоено гражданское лицо.

На церемонии вручения генерал сказал: «Вы получаете эту награду за высшей степени благородную деятельность на поприще служения Соединенным Штатам». А через несколько лет Бен получил несколько миллионов долларов — компенсацию за ущерб, причиненный в 1944 году в ходе боевых действий предприятиям его корпорации в Германии. Гораздо раньше компенсацию получил и Вестрик — от нацистского правительства.

ГЛАВА VI. СТАЛЬНЫЕ ШАРИКИ НА ВЕС ЗОЛОТА

Всю вторую мировую войну Состенес Бен был вкладчиком «Стокгольмс эншильда банк», финансировавшего гигантский шарикоподшипниковый концерн СКФ, а директорами СКФ в США были родственник Геринга Гуго фон Розен и заместитель начальника управления военного производства США Уильям Л. Бэт. СКФ снабжал шарикоподшипниками южноамериканские компании, внесенные в «черный список».

Крошечные стальные шарики были чрезвычайно важны для нацистов — без них не смогли бы подняться в небо самолеты люфтваффе, а танки и бронемашины — сдвинуться с места. В них нуждались также европейские филиалы концернов ИТТ и «Форд», производившие для врага самолеты «фокке-вульф», легковые автомобили и грузовики. Фактически без них нельзя было воевать. В каждом «фокке-вульфе» было по меньшей мере четыре тысячи подшипников — примерно столько же, сколько в «летающей крепости». Артиллерийские орудия, прицелы для бомбометания, электрические генераторы и двигатели, вентиляционные системы, подводные лодки, горнодобывающие машины, производимая в ИТТ аппаратура связи — все это работало на шарикоподшипниках.

185 торговых отделений СКФ были разбросаны по всему миру — прекрасный пример шведской организации производства. Во время войны концерн торговал с обеими враждующими сторонами. В определенной степени СКФ был связан с правительством Швеции, поскольку за границей его дела нередко вели послы, посланники, консулы, представлявшие Швецию в разных странах мира. В концерне были представлены практически все промышленные объединения страны, и каждый член его совета директоров принадлежал к той или иной компании, контролировавшей экономику Швеции.

Основанный в 1907 году, СКФ вместе со своими дочерними предприятиями являлся крупнейшим производителем шарикоподшипников в мире. Кроме того, под его контролем находились добыча железной руды, производство чугуна и стали, литейные цеха, фабрики и заводы в Великобритании, Германии, Соединенных Штатах и Франции. Большая часть его продукции почти до конца второй мировой войны предназначалась для Германии. 60 процентов производимых в различных странах СКФ подшипников поступало в распоряжение немецких предприятий. Об отношении СКФ к союзникам в определенной степени говорит тот факт, что в то время, как завод в Швайнфурте (Германия) был загружен на 93 процента, филиал в Филадельфии (США) работал с нагрузкой в 38 процентов, а завод в Великобритании и того меньше. Итак, шарикоподшипники были одним из самых мощных орудий в той хитроумной политике нейтралитета в войне, которую проводило «братство».

Конструктором и организатором производства и сбыта продукции был президент СКФ Свен Уингквист, приятель Геринга и герцога Виндзорского (герцог Виндзорский, 1894-1972, — старший сын короля Великобритании Георга V. С 20.1.1936 г. по 11.12.1936 г. занимал трон под именем Эдуарда VIII. Поддерживал тесные отношения с руководством нацистской Германии, которое возлагало большие надежды на его поддержку в деле подчинения правительства Великобритании своему влиянию. Стремление Эдуарда VIII активно вмешаться в политические дела, а также его намерение вступить с дважды разведенной женщиной в брак, противоречащее традиции династических браков, вызвало резкое недовольство в правящих кругах Великобритании. В результате дворцового кризиса Эдуард VIII был вынужден отречься от престола в пользу своего младшего брата (король Георг VI). После отречения ему был пожалован титул герцога Виндзорского. В годы второй мировой войны занимал пост губернатора Багамских островов. Последние годы жизни провел во Франции).

38
{"b":"11516","o":1}