ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
Чужая путеводная звезда
Уйти красиво. Удивительные похоронные обряды разных стран
Не дареный подарок. Кася
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Темнотропье
Шоколадное пугало
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
A
A

Совместно с концерном «Крупп» «И. Г. Фарбен» претворял в жизнь четырехлетний план Геринга, по которому Германия к 1940 году должна была полностью обеспечить себя военной продукцией. К 1939 году «И. Г. Фарбен» давал 90 процентов притока иностранной валюты, 85 процентов всей военной и промышленной продукции от предусмотренных планом.

С 1932 года Шмиц стал тесно сотрудничать с Куртом фон Шрёдером, директором БМР и богатейшего частного банка «И. Г. Штейн» в Кёльне.

Шрёдер был фанатичным нацистом. Обходительный и безупречно элегантный, с правильными чертами лицаразве скажешь, что это прирожденный главарь отрядов «Мертвая голова». Часто в годы войны, вернувшись с работы домой в строгом, в мелкую полоску костюме, он переодевался в черную с серебром форму, украшенную наградами, и отправлялся на сборища своего личного отряда штурмовиков. Именно этот эсэсовец был наиболее тесно связан с Уинтропом Олдричем из «Чейз бэнк», Уолтером Тиглом из «Стандард ойл», Состенесом Беном из ИТТ и другими членами «братства» в США. В 1933 году он предоставил свою прекрасную виллу под Мюнхеном для встречи Гитлера с фон Папеном (Франц Папен, 1879-1969, — реакционный немецкий политик, один из главных военных преступников фашистской Германии. В 1932 г. возглавлял правительство, которое подготовило почву для установления фашистской диктатуры в Германии. В 1933 г. стал вице-канцлером в правительстве Гитлера. В 1934-1938 гг. на посту посла в Вене играл активную роль в подготовке захвата Австрии фашистской Германией. В 1939-1944 гг., будучи послом в Турции, пытался вовлечь эту страну в войну против СССР. В 1946 г. предстал перед Международным военным трибуналом в Нюрнберге, но по настоянию американских влиятельных кругов был оправдан). Эта встреча оказалась важным звеном в цепи событий, приведших к захвату Гитлером власти в рейхстаге.

В 1932 году при содействии специального советника Гитлера по экономическим вопросам, Вильгельма Кепплера, Шрёдер начал «приглядываться» к влиятельным сторонникам «братства» — кого из них можно привлечь для постоянного субсидирования гестапо? Они должны были вносить в среднем по 1 млн. марок в год на личный счет Гиммлера с отметкой "С" в «И. Г. Штейн банк». Эти средства переводились далее на тайный счет гестапо с отметкой "Р" в «Дрезднер банк» в Берлине. Сообщество этих влиятельных финансистов получило название «Кружок друзей рейхсфюрера СС Гиммлера».

Шмиц был одним из самых щедрых вкладчиков в кружке, в который входили представители ИТТ и «Стандард ойл оф Нью-Джерси». Он лично снабжал Гиммлера крупными суммами.

В конце 30-х годов Шмиц завязал тесные контакты с молодым и энергичным Вальтером Шелленбергом, который в то время быстро продвигался по служебной лестнице и впоследствии стал главой СД — политической контрразведки фашистской Германии.

Судя по рассекреченным в 1981 году документам разведслужбы армии США, Шелленберг прочил Шмица на роль главы так называемого «совета двенадцати». Совет должен был привести к власти Гиммлера и установить над Гитлером опеку, заключив его под арест в Берхтесгадене.

Шелленберг возлагал на Шмица большие надежды, зная о его преданности Гиммлеру и гестапо. Однако Гиммлер постоянно колебался и так и не смог решиться санкционировать свержение фюрера. Тем не менее он не выдал Шелленберга Гитлеру. Те же документы свидетельствуют, что основной целью плана Шелленберга являлось заключение сепаратного мира между Германией и Соединенными Штатами — заветная мечта «братства».

Перед самой войной брат Шмица Дитрих по указанию из Берлина перебрался на Манхэттен, чтобы всячески вредить военным приготовлениям США. Американское гражданство, а также беспрерывное пребывание в блестящих светских салонах Нью-Йорка не мешали его шпионской деятельности в агентурной сети концерна «И. Г. Фарбен».

«Америкэн И. Г.» владел заводами «Дженерал анилайн энд филм» и колоссальной кинопромышленной корпорацией «Агфа энд Анско». Ему также принадлежала корпорация-мультимиллионер «Озалид», производившая множительную аппаратуру. «Дженерал анилайн энд филм» поставлял красители для формы военнослужащих США. Цвета — синий и хаки. Многочисленные шпионы — торговцы Шмица, переодевшись в синюю или цвета хаки форму, получали блестящую возможность проникать на любую армейскую, морскую или воздушную базу США как до событий в Перл-Харборе, так и после. «Торговцы» также уговорили военные власти снимать свои учебные фильмы на пленку «Агфа энд Анско» и проявлять фотоснимки секретных объектов в лабораториях «Америкэн И. Г.». Кроме того, им удавалось снимать копии со всех печатавшихся на предприятиях «Озалид» секретных документов, имеющих военное значение, и переправлять их в главное правление компании в Берлине.

Всем этим шпионским хозяйством руководил племянник Германа и Дитриха Шмицев, бойкий толстяк Макс Ильгнер, стремившийся пробиться к руководству «И. Г. Фарбен», неизменно доказывая, насколько он незаменим для компании. Он объединил агентурную сеть «Н. В.-7» с «заграничной организацией немцев» — разведсетью, непосредственно находившейся под контролем Вальтера Шелленберга, — и таким образом создал пятитысячную армию агентов во главе с фашистским консулом Фрицем Видеманом. Действуя под прикрытием «Америкэн И. Г.» в странах Северной и Южной Америки, агенты проникали на армейские, морские и воздушные базы. Под видом сотрудников компании они уточняли информацию, полученную «торговцами». Так, с помощью двух сетей агентуры Германия получила четкое представление об американском вооружении еще до Перл-Харбора.

По примеру Германа Шмица Макс Ильгнер решил не ехать в США, а отправить туда своего брата. Рудольф Ильгнер, столь же жадный и беспринципный, стал в Нью-Йорке одним из ведущих руководителей концерна, возглавлявшегося Дитрихом Шмицем. Для ведения шпионажа он организовал «крышу» — химическую компанию «Отделение статистики И. Г.». Более того, Ильгнер подружился со священником Бернардом Р. Хаббардом. За Хаббардом, посвятившим себя деятельности миссионера и исследователя «белого безмолвия» Аляски, закрепилось прозвище Ледовый священник. Дружба Ильгнера и Хаббарда была не случайна. В 1939 году, вскоре после начала войны в Европе, военный министр США Генри Стимсон попросил Хаббарда оказать ему особую услугупосетить стратегические базы США на Аляске (якобы для чтения лекций) и тщательно заснять на кинофотопленку военные объекты. То ли по наивности, то ли по беспечности Хаббард проговорился об этом поручении Рудольфу Ильгнеру. Тот ему сказал, что «Америкэн И. Г.» (к тому времени уже называвшаяся «Дженерал анилайн энд филм») из самых лучших побуждений может бесплатно предоставить ему со складов оптовой продукции «Агфа» аппараты и высококачественную цветную пленку. Конечно, добавил при этом Ильгнер, Хаббард сможет проявить заснятый фильм в лабораториях «Дженерал анилайн энд филм». Хаббард согласился. По-видимому, в военной разведке не потрудились заглянуть в досье ФБР или госдепартамента, а ведь там скопилось предостаточно материалов о связях «Дженерал анилайн энд филм» с фашистами. Преодолев снежные бураны и шквалы, Хаббард привез из длительной и тяжелой поездки на Аляску бесценную кинозапись всей системы обороны США на северо-западном направлении. Вполне естественно, что Рудольф Ильгнер переправил копию пленки своему брату в штаб «И. В.-7» в Берлине.

Тогда же военное министерство США, исходя из соображений обороны, приступило к кинофотосъемке Панамского канала. Рудольф Ильгнер, не долго думая, взялся поставлять министерству кинопленку «Агфа» — по крайне низкой цене. После проявления пленки, причем оригиналы, переправлялись… в Берлин, а копии Ильгнер — хорош шутник! — отдавал американцам. Пленки — оригиналы отправлялись в долгое путешествие на борту морских судов, курсировавших по линии Гамбург-Америка, и оказывались в конечном счете в Берлине. Президентом этой судокомпании был Юлиус Мейер, возглавлявший одновременно германо-американскую торговую палату, а председателем этой палаты являлся не кто иной, как Рудольф Ильгнер.

43
{"b":"11516","o":1}