ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поединок за ее сердце
Служу Престолу и Отечеству
Владелец моего тела
Черновик
Эликсир для вампира
Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев
Слияние
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины
То, что делает меня
A
A

После событий в Перл-Харборе Моргентау решил полностью конфисковать ДАФ до конца войны. Предварительно он закрыл или национализировал 50 связанных с концерном фирм, которые не вызывали у него доверия. Затем он обратился к Рузвельту с просьбой поставить «Дженерал анилайн энд филм» под контроль министерства финансов, а не министерства юстиции или управления по охране секвестрованной иностранной собственности, которое в то время только создавалось под эгидой ненавистного ему промышленного магната Лео Кроули. Моргентау не доверял Кроули, ставленнику слабовольного и нерешительного министра юстиции Фрэнсиса Биддла. Он знал, что Кроули, этот громогласный хвастун, всячески потворствовал деятельности корпораций и был защитником большого бизнеса, как и Джесси Джонс.

13 января 1942 года Моргентау принял против «Дженерал анилайн энд филм» решительные меры и начал увольнять явных профашистов. Хозяин Белого дома целиком и полностью его поддерживал. «Если кто-нибудь спросит, — говорил Рузвельт Моргентау, — можешь говорить, что президент велел не церемониться».

Но одновременно Рузвельт вредил деятельности Моргентау: он временно поручил надзор за компанией служителю большого бизнеса, богатому адвокату Е. Маку. Мак назначил председателем правления отъявленного интригана Уильяма Буллита, отказался увольнять служащихнацистов и попросту отклонил требование Моргентау прекратить использовать их как консультантов. Моргентау вышел из себя, когда узнал, какие колоссальные оклады назначили Маку и Буллиту за… откровенное укрывательство фашистов! Кроме того, Мак попытался учредить так называемый «комитет по управлению предприятием», состав которого полностью состоял бы из ловких дельцов — бывших руководителей «И. Г. Фарбен».

16 февраля 1942 года Моргентау сумел взять верх над Маком, конфисковав 97 процентов акций ДАФ. Буллит сразу же вышел в отставку, а Мак остался на своем посту, ожесточенно отбиваясь от Моргентау. Тем временем Рузвельт напомнил в очередной раз, что Кроули с готовностью ожидает передачи ему под контроль ДАФ. Расстроенный, негодующий Моргентау писал Гарри Гопкинсу 26 февраля: «Рузвельт ведет себя так, чтобы в случае чего сослаться на полную неосведомленностьесли я буду продолжать начатое и наведу порядок. А он без преувеличения может сказать, что ничего не знает». Гопкинс высказал свое возмущение президенту, и тот наконец 5 марта разрешил Моргентау «не медлить и продолжать действовать в отношении „Анилайн“ в том же духе». Однако немногим больше, чем через неделю, президент неожиданно поставил Кроули во главе «Дженерал анилайн энд филм». Шаг, типичный для уступчивого характера президента. Вступив в должность, Кроули сразу же назначил председателем правления компании Эрнста К. Холбаха, пожалуй наиболее скомпрометировавшего себя профарбеновской деятельностью. Впоследствии Кроули отказывался уволить Холбаха даже тогда, когда тот трижды официально был обвинен в связях с «И. Г. Фарбен» после Перл-Харбора. Как ни возмущался Моргентау, Кроули повысил Холбаху оклад с 36 до 82 тыс. долларов в год. У него хватило смелости возложить на Альфредо Е. Мола, сообщника Холбаха, руководство сбытом продукции ДАФ в Южной Америке. Обоим были возвращены акции, конфискованные Моргентау. По специальному указанию Кроули их средства в «Нэшнл сити бэнк» были разблокированы. Но Кроули и этого было мало. Его партнером по фирме-мультимиллионеру «Стандард гэс энд электрик» (СГЭ) был баснословно богатый Виктор Эммануил, который установил контроль над СГЭ с помощью банков Шредера. И Кроули, возглавив управление по охране секвестрованной иностранной собственности, продолжал получать зарплату как от этой фирмы, так и от нью-йоркского отделения банка Шредера! Специальным юридическим советником Кроули стал близкий друг его и Холбаха — Джон Фостер Даллес, к тому же и адвокат Холбаха, предъявивший правительству иск о возвращении компании ее фондов.

К 1944 году Кроули уже два года управлял ДАФ. За это время ни он, ни Фрэнсис Биддл не удосужились отреагировать на три официально предъявленных корпорации еще 19 декабря 1941 года обвинения в нарушении антитрестовского законодательства. Основание для предъявленных обвинений — соучастие в тайной торговле с фашистской Германией. Кроули и Биддл отказались от принятия судебного «решения по соглашению» (решение суда в соответствии с заключенным сторонами соглашением) о полном разрыве связей с «И. Г. Фарбен». Они также отказались слить ДАФ с американской компанией «Дженерал дайстафс», которая по-прежнему закупала 10 процентов сбываемой ими продукции. Они не только не передали в распоряжение властей патенты «Дженерал анилайн энд филм», но и не поставили правительство в известность о том, какие патенты были переданы им нацистами, чтобы предотвратить их конфискацию во время войны.

Стоун обрушился на Кроули с критикой на страницах «ПМ» и «Нейшн». В результате Кроули ушел с поста главы управления по охране секвестрованной иностранной собственности, но лишь за тем, чтобы занять другой, еще более ответственный — главы управления зарубежных экономических связей. В редакционной статье газеты «ПМ» от 10 февраля 1944 года Стоун писал: "Одного ухода Кроули с поста недостаточно… Мы надеемся, что при подборе кандидатуры нового главы управления по охране секвестрованной иностранной собственности президент остановит свой выбор на человеке, доходы которого в отличие от Кроули не будут в основном состоять из выплат от частных компаний… Мы предлагаем правительству очистить совет директоров ДАФ от всех лиц, связанных с Виктором Эммануилом, банками Шрёдера, «Стандард ойл» или любой другой компанией, которая до войны имела деловые контакты с «И. Г. Фарбен». Далее в статье указывалось: «Откройте доступ американской промышленности ко всем патентам по красителям, химикатам, медикаментам и прочим товарам, которые принадлежат самой ДАФ или ее дочернему предприятию „Уинтроп кемикл“… Разделите ДАФ на мелкие компании, сделав их американской собственностью, чтобы каждая из них занималась одним из видов деятельности ДАФ, — тогда мы избавились бы от монополии этой контролируемой Германией корпорации по множеству товаров».

Излишне добавлять, что президент не прислушался ни к одной из этих рекомендаций.

В марте 1944 года, спустя три месяца после ухода Кроули с поста председателя правления ДАФ, на поверхность всплыли новые подробности его махинаций. Уильям Лавэр из министерства торговли 1 июня 1944 года заявил на заседании почтового комитета сената, что Кроули в ущерб национальным интересам разглашал, используя официальные каналы, проходившую цензуру информацию. Он сообщил, что двое, представившиеся «торговцами» компании ДАФ, потребовали от него данные, содержащиеся в проходившем через цензуру донесении об американской фирме «Истман кодак» с тем, чтобы использовать их с наибольшей для себя выгодой, торгуя пленкой в Латинской Америке. Вместо того чтобы «заморозить» деятельность ДАФ, Кроули ее стимулировал, конкурируя с «Кодаком». Отчеты ДАФ поступали к Лавэру с сопроводительными письмами, в которых утверждалось: все сотрудники заняты сбором информации для главы управления по охране секвестрованной иностранной собственности и в силу этого должны располагать секретными данными. Поскольку письма исходили от лица официального, Лавэр считал своим долгом представить затребованные сведения. В результате ДАФ одержала полный верх над «Кодаком» в Южной Америке.

Лавэру удалось установить: когда правительство Мексики в 1944 году заключило сделку с американской компанией «Сианамид», касающуюся операций с собственностью конфискованных немецких химических компаний, двое сотрудников Кроули вылетели в Мехико и подкупили всех, кого могли, чтобы сорвать достигнутую договоренность, не отвечающую интересам ДАФ.

Деятельность Кроули осталась безнаказанной. Между тем Джон Фостер Даллес представил от имени г-жи Эрнст Холбах иск в управление по охране секвестрованной иностранной собственности о возвращении ей оставшейся части принадлежавших мужу акций немецких предприятий. Вместо Кроули пост главы этого учреждения в то время занял его помощник Джеймс Маркхэм, который тоже был… одним из директоров «Стандард гэс энд электрик»! Вряд ли кого-то удивит, что Даллес выиграл иск.

45
{"b":"11516","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Письма к утраченной
Темные стихии
Вторая жизнь Уве
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
То, что делает меня
Иди к черту, ведьма!
Предательница. Как я посадила брата за решетку, чтобы спасти семью
Nutella. Как создать обожаемый бренд
Михайловская дева