ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскоре после этого заявления Муни получил повышение и стал помощником Слоана по координации оборонных работ в Детройте. В специальном донесении Гуверу агент ФБР Тилер 23 июля 1941 года докладывал: «Люди, которые занимают положение в обществе, как Муни, и придерживаются подобных взглядов, представляют потенциальную опасность для безопасности страны». Тилер был уверен, что деятельность Муни может нанести вред программе национальной обороны — ее разработке, которой он, якобы, занимался. Тилер не доверял и Грэму Говарду, поскольку получил о нем секретное сообщение из министерства внутренних дел. Из этого сообщения становилось ясно, что Сэмнер Уэллес, заместитель госсекретаря, был вынужден пригрозить Говарду публичным разоблачением, если тот не уволит 900 нацистских шпионов, работавших в «Дженерал моторс экспорт корпорейшн» в Южной Америке.

1 мая Эдгар Гувер сообщил Адольфу Берли, что, по имеющимся у него данным, Эдуард Уинтер является нацистским агентом. Он свободно передвигается по Европе, а занимаемую должность в Антверпене получил от Муни сразу же после оккупации Гитлером Нидерландов. Гувер полагал, что Уинтер «рассчитывает остаться в выигрыше, как бы ни закончилась война». По сведениям Гувера, Уинтер был зятем сотрудника министерства иностранных дел Германии и имел тесные связи с нацистской партией. Комментируя это сообщение, Джон Ридлбергер из министерства внутренних дел отмечал:

«Понимаю, насколько легко сходятся во взглядах на эту войну м-р Муни и м-р Уинтер».

Из других донесений явствовало, что Муни, будучи как директором, так и вкладчиком германо-американской торговой палаты, принимал активное участие в мероприятиях этого учреждения: имелось в виду содействие целому ряду нацистов. Эти факты находят подтверждение. В «Бюллетене» германо-американской коммерческой ассоциации среди вкладчиков ассоциации значился Муни. В «Бюллетене» часто помещали его фотографии на фоне свастики.

В свою очередь, американское консульство в Базеле сообщало о переговорах представителей Дюпонов в Монтрё и Сент-Моритце с представителями концерна «Герман Геринг верке». Хотя содержание этих переговоров осталось неизвестным, сам факт их проведения вызвал в Швейцарии серьезную озабоченность. По сведениям, полученным уже после окончания войны, значительные средства были оставлены Дюпонами после 1942 года в оккупированной Франции, с тем чтобы обеспечить себе и руководству «Дженерал моторс» получение прибылей.

15 апреля 1942 года в донесениях берлинского гестапо появилось любопытное сообщение. Утверждалось, что Эдуард Уинтер был арестован по подозрению в шпионаже в пользу американцев. В то время он руководил одним из заводов «Адам Опель» в Германии. Дело в том, что Уинтер поссорился с Вильгельмом Онезорге, министром почт, который терпеть не мог Вестрика. Однако инцидент был улажен — вмешался Гиммлер (так же, как и в случае с ИТТ), и Уинтера освободили. Таким образом, не оставлял сомнения тот факт, что предприятия «Дженерал моторс», как и «Форда», не подлежали во время войны конфискации. Уинтер продолжал свою деятельность.

3 июля 1942 года посольство США в Панаме направило госсекретарю обстоятельный и подробный отчет о деятельности фашистов. В нем, в частности, указывалось: «Дженерал моторс» дает заказы на литейные формы нацистской фирме «Эрка» или через нее фирме «Альпа» в Сан-Мартине. Обе фирмы должны быть внесены в «черный список», поскольку принимают на работу нацистов и сотрудничают с другими нацистскими фирмами. Тем не менее ни та, ни другая в «черный список» внесены не были.

25 ноября опекун иностранной собственности в Германии назначил Карла Люера, государственного служащего, работавшего в «Дрезднер банк», управляющим предприятия «Адам Опель» в Рюссельсхайме. Всю вторую мировую войну предприятие занималось производством военных самолетов для Германии. 50 процентов силовых агрегатов для «юнкерс-88» производилось этим заводом. «Юнкерсы» были наиболее мощными бомбардировщиками фашистских ВВС. Вскоре после 25 ноября специальный суд в Дармштадте вынес решение оставить в прежнем составе совет директоров этого предприятия, во главе которого стоял Эдуард Уинтер.

Чарльз Левинсон, в свое время заместитель директора европейского отделения Конгресса производственных профсоюзов (КПП), писал:

«Альфред Слоан, Джеймс Муни, Джон Смит и Грэм Говард продолжали входить в состав совета директоров компании „Дженерал моторс-Опель“… В нарушение существовавшего законодательства между главным правлением компании в Детройте и ее отделениями — как в союзных странах, так и контролируемых державами „оси“ — всю войну продолжался обмен информацией, заключались контракты и велась торговля. Финансовые отчеты предприятия „Опель“ в Рюссельсхайме свидетельствуют о том, что в период с 1942 по 1945 год производство и сбыт осуществлялись при полном взаимодействии с заводами „Дженерал моторс“ по всему миру…В 1943 году, когда заводы в США работали на американские ВВС, предприятия этой же компании в Германии были заняты разработкой и производством моторов для „мессершмитт-262“ — первого реактивного истребителя. Изобретение этой машины дало фашистам принципиально новые технические преимущества. Скорость немецкого самолета (540 миль в час) была выше, чем у американского соперника, поршневого „мустанга-Р-150“, на 100 миль в час».

В апреле 1943 года было получено сообщение о торговле филиала «Дженерал моторс» в Стокгольме с противником. Генри Моргентау направил зашифрованное указание региональному управляющему «Дженерал моторс» в Нью-Йорке В. Вахтлеру. Он требовал, чтобы управляющий стокгольмским филиалом положил конец этой торговле.

Документы разоблачают сделки «Форда» и филиала «Дженерал моторс» в Швейцарии, производившие ремонт немецких армейских грузовиков и установку на них газогенераторов на древесных чурках.

Из переписки за апрель 1944 года между посольством США в Стокгольме и госдепартаментом можно узнать много любопытного. Оказывается, филиал «Дженерал моторс» в Швеции импортировал продукцию фашистских предприятий, включая «фреон», имея разрешение госдепартамента. В письме от 11 апреля 1944 года Джон Вайнант писал: "Мы… считаем, что Швеция производит недостаточно качественные хладагенты, и если «Свенска нордиска» не может получать качественную продукцию на местном рынке, то, по нашему мнению, она может закупать такие хладагенты в Германии у «И. Г. Фарбен».

Хладагенты были импортированы.

3 апреля 1943 года чиновники госдепартамента сообщили Леланду Гаррисону из американской дипломатической миссии в Берне о перехвате службой цензуры США телеграфных сообщений филиала «Дженерал моторс» в Швейцарии главному правлению компании в Нью-Йорке. Из них следовало, что торговые сделки на Балканах осуществляются за счет денежных фондов, которые торговые агенты «Дженерал моторс» хранят в банках стран «оси». В сообщении указывалось: «По-видимому, главное правление не так давно запретило швейцарскому филиалу сообщать о торговле на вражеской территории».

Служащий «Дженерал моторс», ведавший делами корпорации в Европе, телеграфировал из Нью-Йорка швейцарскому филиалу «Дженерал моторс»: «Из-за вас мы оказались в чрезвычайно затруднительном положении». Тем не менее в телеграмме и намека не было на необходимость прекратить эти действия. «Было бы желательно, — указывалось в телеграмме, — чтобы вы постоянно держали американскую дипломатическую миссию в курсе своих дел и не занимались без ее ведома деятельностью, оговоренной в законодательстве США о торговле с противником». Таким образом, торговые сделки с врагом разрешались — получи только одобрение американской дипломатической миссии! Служащий госдепартамента направил копию телеграммы Корделлу Хэллу с примечанием:

«Данная телеграмма была зашифрована. Пришлось немало потрудиться, прежде чем стало ясно ее содержание».

В июне 1943 года Муни был призван на службу во флоте, но ФБР продолжало вести за ним наблюдение.

Тогда же неожиданно осложнились отношения госдепартамента с герцогом и герцогиней Виндзорскими. Дело в том, что лорд Галифакс, посол Великобритании в Вашингтоне, обратился к Корделлу Хэллу с просьбой освободить переписку герцогини Виндзорской от прохождения цензуры. Герцогиня вместе с супругом, губернатором Багамских островов, находилась в то время в Нассау. Эта просьба тут же вызвала серьезные подозрения у Адольфа Берли. 18 июня 1943 года он писал Хэллу следующее:

55
{"b":"11516","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как учиться на отлично? Уникальная методика Рона Фрая
Господарство Псковское
Монах, который продал свой «феррари»
Эликсир для вампира
Два в одном. Оплошности судьбы
Дети 2+. Инструкция по применению
Возлюбленный на одну ночь
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Земля лишних. Последний борт на Одессу