ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зимой 1946 года Дрейпер поручил одному сотруднику установить контроль за деятельностью Никсона. Им оказался Карл Петерс, который при Кроули осуществлял негласный надзор за управлением зарубежных экономических связей. Кроме того, он был одним из директоров «Адванст солвентс корпорейшн», дочернего предприятия «Дженерал анилайн энд филм». В свое время ему официально предъявили обвинение в связях с противником, однако хода делу не дали, а Петерс через некоторое время появился в Пентагоне в звании полковника. Установив контроль над Никсоном, он стал принимать меры к освобождению германских промышленников и опять превратил старый норвежский завод «Норамко» в дочернее предприятие «И. Г.».

Никсон решил — с него хватит! — и вернулся в Соединенные Штаты. Он подробно доложил о том, как следственная комиссия во главе с Килгором покрывает нацистов. Он заявил, что кое-кто в госдепартаменте США, в министерствах иностранных дел Великобритании и Франции сознательно препятствует розыскам союзниками авуаров нацистов в нейтральных странах, поскольку могут вскрыться подробности деятельности фашистских сил в Испании, Португалии, Швейцарии, Швеции и Аргентине в пользу нацистской Германии и тогда «всплывут все факты сотрудничества с этими силами некоторых промышленников в союзных странах».

В Европу прибыл из Вашингтона юрист Джеймс Мартин во главе специальной группы министерства юстиции. Оказавшись в Буши-парк в Лондоне, где располагалось командование войсками США в Европе, он обнаружил, что поступил в подчинение к полковнику Грэму Говарду из «Дженерал моторс». Мартин заявил протест в разведуправление, указав на связи «Дженерал моторс» с фашистами. Тем не менее все осталось по-прежнему. Однако Мартину удалось найти книгу Говарда «Америка и новый мировой порядок», и военным властям из-за боязни возмутить общественность пришлось отправить Говарда домой.

Мартин установил местожительство Герхарда Вестрика, положение которого в Германии в последний год войны стало чрезвычайно опасным. После казни по обвинению в измене генералов Фелльгибеля и Тиле он умудрился продержаться почти до конца войны. Этот деятель «братства» бежал из Берлина, когда город стал подвергаться бомбардировкам, а его собственный дом был разрушен. Он скрылся в одном из замков югозападной Германии. Бен, явно опасаясь разглашения своих связей с Вестриком, не отвечал на его письма, взывающие о помощи. Бен договорился со своими армейскими друзьями, чтобы они доставили Вестрика в Париж. Там, в отеле «Кларидж», он представил полный отчет о состоянии предприятий ИТТ в Германии полковнику Александру Сандерсу, занимавшемуся этим концерном.

Вестрик был приговорен к непродолжительному заключению и вскоре освобожден, но затаил жгучую обиду на Бена, допустившего даже такое мягкое наказание.

Мартин также установил, что Лео Кроули и Эрнст Холбах — эти опекуны «Дженерал анилайн энд филм»— в ответ на запрос представить сведения о том, кто действительно владел ДАФ через «И. Г. Хеми», порекомендовали обратиться к Аллену Даллесу. Однако глава управления стратегических служб США сведения по интересующему Мартина вопросу представить не смог.

В главном правлении «И. Г. Фарбен» во Франкфурте Мартин обнаружил документацию, которая подтвердила его ранние предположения о том, что Шмиц вынашивал планы покорения всего мира, достижения победы при поддержке США. Он начал понимать, почему Шмиц и другие деятели «И. Г. Фарбен» оказались в оппозиции Гитлеру, Несомненно, Гитлер собирался обрушить на Соединенные Штаты бомбардировщики Геринга, как только будут созданы самолеты большой дальности. Лояльность Шмица по отношению к американским коллегам вполне объяснима — он предпочитал сохранить с ними альянс и в будущем, если бы пришел к власти Гиммлер или ряд небезызвестных генералов. Они бы, считал Шмиц, поддержали его планы о заключении мира путем переговоров.

Обнаруженные документы проливали свет на продолжавшееся и во время войны сотрудничество Шмица с Соединенные Штатами. В 1943 году в «Петролеум таймс» появилась статья Гэслэма из «Стандард ойл». В ней утверждалось, что контакты с «И. Г. Фарбен» были выгодны правительству США. В одном же из специальных отчетов «И. Г. Фарбен» отмечалось: с ведома военного министерства США Германия получала от своих американских друзей бесчисленные услуги (например, поставки тетраэтила). Далее в отчете указывалось: «К началу войны мы были полностью подготовлены в техническом отношении. Мы применяли методы производства, исходя не только из собственного опыта, но и заимствуя их у „Дженерал моторс“ и других крупных производителей автомобилей». Также отмечалось, что «Стандард ойл» продала «И. Г. Фарбен» минеральных масел и авиационного бензина на сумму 20 млн. долларов. В заключение в докладе подчеркивалось: "Тот факт, что нам удалось по требованию правительства Германии закупить эти продукты у «Стандард ойл компани» и объединения «Ройал датч Шелл» в таких количествах и ввезти их в нашу страну, можно объяснить лишь содействием «Стандард ойл компани».

Мартин обнаружил еще более невероятные вещи — в 1944 году «И. Г. Фарбен» предоставил дочернему предприятию «Стандард», принадлежавшему Карлу Линдеманну, кредит в 50 млн. марок. Компания функционировала в Германии и деньги получила через «Дейче лендерсбанк», полностью принадлежавший «И. Г. Фарбен», а председателем банка был Герман Шмиц.

Таким образом, не может быть никаких сомнений в том, что дела «Стандард ойл» в фашистской Германии процветали, а его немецким дочерним предприятиям выплачивались значительные суммы на основе довоенных соглашений.

Мартину и его людям чинили препятствия на каждом шагу. В своей книге «Братство бизнеса» он писал: "В Германии нам мешали не немецкие, а американские бизнесмены.

Те, кто нам мешал, действовали из Соединенных Штатов, но действовали не открыто. Нам мешал не какой-нибудь закон, утвержденный конгрессом, не приказ президента США, не решение президента или кого-либо из членов кабинета об изменении политического курса. Короче говоря, формально мешало нам не «правительство». Но мешавшая нам сила, как это совершенно ясно, держала в своих руках те рычаги, при помощи которых обычно действуют правительства.

Перед лицом растущей экономической мощи правительства относительно бессильны, и это, конечно, не новость" (Дж. Мартин. Братство бизнеса (Почтенные все люди…). М., ИЛ, 1951, с. 319).

Именно с этой закулисной деятельностью столкнулся Джеймс Мартин и его люди, начав свою работу над документацией осенью 1945 года. Спустя год многие фашисты из непосредственного окружения как самого Гитлера, так и Шмица продолжали оставаться на свободе. Коллега Шмица, один из директоров «Дейче банк», Герман Абс, к тому времени уже стал советником по финансовым вопросам в английской зоне. Здесь же другой партнер Шмица, Генрих Динкельбах, управлял металлургической промышленностью. А еще один директор сталелитейного союза, Вернер Карп, ближайший друг барона фон Шрёдера, вышел из заключения и стал партнером Динкельбаха.

Так обстояло дело с приказом Эйзенхауэра о денацификации германской промышленности. «Нацистские главари, — писал Раймон Даниэль в „Нью-Йорк таймс“ 20 сентября 1945 года, — сохранили возможности попрежнему держать под контролем машину, с помощью которой Германия развязала войну».

Даниэль продолжал: «Плачевные результаты программы денацификации… свидетельствуют о колоссальном могуществе людей, чьи националистические и милитаристские взгляды представляют собой полную противоположность идеалам демократии… В промышленности, в области транспорта и связи невыполнение указаний генерала Эйзенхауэра особенно прискорбно… Не соблюдая положений приказов, служащие армейских и военных учреждений проявили непростительное попустительство. Там, где им не удавалось уклониться от исполнения приказов полностью, они действовали в обход их, классифицируя важные предприятия иным образом и давая им другое название, тем самым оставляя нетронутой их нацистскую сущность».

65
{"b":"11516","o":1}