ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так же, как и я, – коротко заметила Джиллиан.

– Да, но вы не находитесь в таком отчаянно скверном финансовом положении, как я, не так ли? В конце концов, у вас есть богатые родственники, которые в случае необходимости придут вам на помощь.

Джиллиан почувствовала, как в ней поднимается раздражение.

– Я предпочитаю не зависеть от своей семьи.

– Это как вам угодно, но если вы можете решать, стоит ли вам воспользоваться преимуществами вашего выбора, то я со своей стороны могу впустую потратить следующие два месяца, пытаясь обольстить вас.

– Обольстить меня?

– А как бы вы это назвали?

– Я полагаю, мы сошлись на «ухаживании», – с обидой возразила Джиллиан.

– Независимо от того, как это называть, результат один: либо мы женимся и получаем наследство, либо не женимся, и тогда я остаюсь ни с чем, зря потратив время и труды.

– Надеюсь, это окажется для вас не столь уж неприятно и тягостно, – сердито сдвинув брови, отрезала Джиллиан. – Уж не хотите ли вы, чтобы я компенсировала вам потраченное время? Заплатила бы вам?

– Никоим образом, – ответил Ричард, явно оскорбившись.

Оказывается, он обиделся! Если кто и должен считать себя обиженным, так это она. Само предположение, что она собирается нанять кого-то, кто должен ее обольщать – или ухаживать за ней, какая разница? – абсурдно, грубо и…

– Я оскорблен тем, что вы могли подумать нечто подобное!

– Вы оскорблены? – изумилась Джиллиан.

– Вот именно. Если бы я был такого сорта мужчиной, который ожидает платы за то, чтобы соблазнить вас…

– Вы не будете соблазнять меня!

– …тогда я не попал бы в ваш список и тем более не возглавил бы его, не так ли?

– Нет! То есть, разумеется, нет. Во всяком случае, я так не считаю. Ах, Боже мой, опять вы довели меня до этого!

Джиллиан принялась с силой растирать пульсирующую жилку на лбу.

Шелбрук подошел к ней.

– Вы позволите мне…

– Нет! – Джиллиан протестующим жестом выставила вперед руку. Только не хватало к волнению, вызванному его словами, присоединить одурманивающее действие его прикосновений. – Лучше скажите мне, чего вы хотите?

– Очень хорошо. – Ричард некоторое время помолчал. – Поскольку вы заявили, что постарались узнать обо мне как можно больше, то, вероятно, осведомлены, что я – единственная опора четырех сестер. Все они, за исключением одной, находятся в брачном возрасте, а старшей следовало бы уже давным-давно выйти замуж. Это моя вина, однако денег на приданое не было. В деревне к тому же очень мало подходящих претендентов. – Он глубоко вздохнул. – Я был бы вам чрезвычайно признателен, если бы вы позволили старшей из сестер – ее зовут Эммой – пожить у вас некоторое время.

– Ричард, я не смогу оплатить расходы на сезон для молодой женщины, – подавленно произнесла Джиллиан.

– Я и не прошу вас об этом, – поспешил он заверить ее. – Но если вы согласитесь сопровождать ее, обеспечивать приглашения на те приемы, на которых бываете сами, и позволите ей присутствовать на ваших собственных вечерах, это сослужит добрую службу. Даст Бог, она найдет кого-нибудь. Эмма вполне привлекательна и весьма неглупа.

– Но если мы с вами так и не поженимся, как же быть с приданым?

– Что-нибудь придумаю, – пожав плечами, сказал Ричард. – Я изобретателен.

В сущности, он просил немногого, особенно если учесть, чего требовала от него она. По линии Эффингтонов Джиллиан обладала множеством родственников, но родных сестер у нее не было, только двоюродные, и обзавестись кем-то вроде младшей сестры, пусть и ненадолго, было бы приятно.

– Я с удовольствием приму к себе вашу сестру.

– Благодарю вас. – Он взял ее руку в свои ладони. – Независимо от того, чем завершится наша сделка, я буду вечно вам признателен.

– Вы намерены поцеловать меня? – спросила Джиллиан неуверенно, сама удивляясь своему волнению.

– Не только намерен, но и хочу целовать вас. Лучшего способа скрепить наше соглашение и быть не может. Но не сегодня.

– Как угодно. – Джиллиан медленно и спокойно высвободила руку: ей не хотелось, чтобы Ричард объяснил этот ее жест чувством облегчения или, наоборот, разочарования.

Уголки его губ дрогнули, словно он догадался о ее чувствах и старался сдержать улыбку.

– Я собираюсь в деревню в конце этой недели, – сказал он, направляясь к двери. – Когда вернусь, привезу с собой Эмму.

– Долго вы там пробудете? – поинтересовалась Джиллиан, следуя за ним.

– А вам уже меня недостает?

– Не говорите чепухи. Я просто не знаю, как мы будем преуспевать с этим вашим…

– Обольщением?

– Ухаживанием, – твердо произнесла она, – если вас здесь не будет.

– Я уеду не больше чем на день или два. Кстати, вы, наверное, будете на маскараде у леди Форестер?

Джиллиан невольно рассмеялась:

– Я и помыслить не могу пропустить хоть один из ее маскарадов! Никогда в точности не знаешь, кого или что там разоблачат. Вы тоже поедете?

– Только если встречу там вас. – Шелбрук кивнул. – До встречи.

Он повернулся и, прежде чем Джиллиан успела вымолвить хоть слово, вышел из комнаты. Вслед за тем, как с громким стуком захлопнулась входная дверь, Джиллиан услышала негромкие голоса. Минуту спустя на пороге возник Уилкинс.

– Это все, миледи, или вы ждете еще гостей? Если так, я с вашего соизволения разбужу миссис Уилкинс, и она, если нужно, приготовит закуску.

Чересчур вежливый тон подчеркивал саркастический оттенок короткой речи дворецкого. Джиллиан ответила ему в соответствующем тоне:

– Нет, благодарю вас, это можно отложить до следующего раза.

– Прекрасно.

Уилкинс пренебрежительным фырканьем выразил свое неодобрение по поводу происшедшего и удалился с высокомерным видом, каковой разительно не соответствовал его ночному колпаку. Джиллиан глубоко вздохнула и опустилась на мягкий диван. Вероятно, она должна была бы почувствовать облегчение от того, что Шелбрук принял ее предложение, но пока не могла толком осознать, чем это чревато.

Сможет ли она стать ему настоящей женой? Делить с ним жизнь? Постель? Иметь от него детей?

Джиллиан встала и принялась ходить по комнате. Пожалуй, стоило бы выбрать из списка кого-нибудь другого. Пусть не такого привлекательного, не способного прикосновением рук довести ее до состояния полной расслабленности или подчинить ее волю одним только пристальным взглядом. Такого, кто принял бы тот вариант брака, какой она предлагала изначально, получил бы за это половину ее состояния и был бы более чем счастлив.

А как же ее счастье?

Этот вопрос поставил Джиллиан в тупик – мысль о собственном счастье не приходила ей в голову. Как она может быть счастлива без Чарлза? Любая возможность стать счастливой умерла вместе с ним восемь долгих лет назад. Ни один мужчина не завладеет больше ее сердцем – никогда, никогда! Она этого не допустит. Она не в состоянии полюбить другого.

Любовь? Странная мысль. Любовь не играет никакой роли в ее соглашении с Ричардом. Это чистой воды сделка, и не более того. Многие ее друзья и подруги вступали в брак без любви, и большинство этих браков оказались вполне благополучными. И она должна поступить так же.

Джиллиан гнала от себя беспокойную мысль о том, что делить с Ричардом постель, видимо, не столь уж неприятно. Она всегда считала, что ни с одним мужчиной у нее не может быть такой волшебной близости, какая была с Чарлзом. Однако сегодняшней ночью был момент, когда она хотела… чего? Джиллиан обхватила себя руками за плечи, словно ей стало холодно.

То, что произошло нынче ночью, было, само собой, продиктовано не более чем желанием сделать отношения между ними приемлемыми. Ведь она старалась убедить себя, что может стать Ричарду такой женой, какую он хочет, верно? Старалась пробудить в себе чувство привязанности. Именно здесь следует искать ответ.

И снова ее охватило чувство вины. Нет! Почти неудержимое желание, которое она испытывала в присутствии Ричарда, было следствием ее многолетнего одиночества, не более того. Она может выйти за него и выполнять супружеские обязанности, однако никогда не пожелает ни одного мужчину так, как Чарлза.

12
{"b":"1152","o":1}