ЛитМир - Электронная Библиотека

– Любопытный выбор костюма, милорд, – заговорил наконец Кит. – Кого именно вы намеревались изобразить?

– Кого именно? – переспросил Ричард и, широко раскинув руки, оглядел собственный костюм сверху донизу: нельзя было сказать, что платье его выглядело поношенным, но явно знавало лучшие дни. – Да разве это не очевидно? Я изображаю обнищавшего графа, задумавшего жениться на богатой наследнице.

Джиллиан прерывисто вздохнула.

Робин сощурился, а Кит, напротив, широко раскрыл глаза.

Ричард расхохотался.

Быть может, Джиллиан поразил самый звук его смеха, естественного и непринужденного. Или выражение лиц двух ее близких друзей. Или то мгновение, когда глаза Ричарда встретились с ее глазами и Джиллиан явственно увидела, что он ей подмигнул. Сознание абсурдности происходящего прямо-таки забурлило в ней, и она присоединилась к смеху Шелбрука.

– Это вовсе не смешно, – с достоинством произнес Робин.

– Ни в малейшей степени, – поддержал друга Кит, сдвинув брови.

– Разумеется, смешно. Пожалуй, в истории еще не бывало легионера, столь изумленного, и мушкетера, до такой степени растерянного. – Джиллиан понизила голос и наклонилась к своим друзьям. – И я должна сказать, что вы оба того заслуживаете. С того самого момента, как я посвятила вас в свою тайну, вы обращаетесь со мной так, словно в голове у меня нет ни капли мозгов. Я устала от этого. Мне начинает казаться, что я и в самом деле приняла глупое решение…

– Джиллиан, – перебил ее Робин, – мы никогда…

– Позволю себе заметить, что ты не нуждаешься… – вмешался Кит, не дав приятелю договорить.

– …и оно заключалось в том, что я доверилась вам обоим! – закончила Джиллиан и, повернувшись к Ричарду, одарила его сияющей улыбкой. – Милорд, здесь очень жарко и душно, и я попросила бы вас сопроводить меня туда, где можно глотнуть свежего воздуха.

– Всегда к вашим услугам. – Ричард взял ее под руку. – Всего хорошего, джентльмены.

Джиллиан небрежно кивнула и рядом с Ричардом стала пробираться сквозь толпу гостей, прочь от вытаращившего глаза римлянина и разинувшего рот мушкетера.

– Простите, Джиллиан. – Ричард ближе наклонился к ней, чтобы она услышала его слова среди шума маскарада. – Я просто не мог удержаться. Они держались такими рьяными защитниками вашей чести и взирали на меня с таким осуждением… О Боже! – Он остановился и уставился на нее. – Выходит, они узнали? Узнали о вашем наследстве?

– Я сказала им, – со вздохом отозвалась Джиллиан. – Но помочь они не в состоянии.

– Неужели? – Ричард поднял брови. – Меня весьма удивляет, что ни тот ни другой не предложил вам выйти за него замуж.

– Они предлагали.

– Ах вот как?

Он снова взял Джиллиан под руку, и они направились к двери в дальнем конце комнаты.

Было совершенно бессмысленно пытаться что-то объяснять ему здесь. К тому же она вовсе не хотела, чтобы весь Лондон узнал из неуместно громкого разговора о их с Шелбруком соглашении. Джиллиан уже заметила несколько любопытных взглядов, брошенных в их сторону. Все привыкли постоянно видеть ее только в сопровождении Робина и Кита, а Ричарда обычно воспринимали как некую безмолвную фигуру, не принимающую участия в великосветской жизни.

Они прошли через бальный зал, битком набитый веселящейся публикой в самых разнообразных костюмах, от изысканных до смехотворных, обогнули площадку для танцев и направились к распахнутой двери, через которую праздничная толпа переливалась на пышно разукрашенную террасу.

Дом леди Форестер был отлично приспособлен для грандиозных развлечений. Хозяйка обставляла свои званые вечера с поистине театральной изобретательностью – даже за пределами самого дома. Легкие фонарики, словно бы танцуя от малейших дуновений ветерка, указывали дорогу в сад, к тем укромным уголкам, которых искали гости, жаждущие уединиться. Огромные вазы были полны цветов, а балюстрады украшены гирляндами из лент. Повсюду сновали облаченные в домино слуги, предлагая освежающие напитки.

Присутствующие должны были соответствовать обстановке. Хозяйка просила – более того, требовала, – чтобы мужчины надевали маски. Правила для женщин были, правда, менее строгими: они должны иметь маску при себе, но надевать ее не обязательно. Маска Джиллиан висела на шнурке у нее на запястье.

– Здесь такая же толкотня, – оглядевшись, заметил Ричард. – Идемте сюда.

Он проводил Джиллиан к лестнице, ведущей в сад. Вымощенная камнем дорожка окружала большой пруд с негромко журчащим посредине фонтаном. Узкие тропинки ответвлялись от круговой дорожки на точно отмеренных расстояниях. Мраморные статуи – большие, значительно больше человеческого роста – возвышались повсюду словно безмолвные белые стражи. У первого поворота стояла каменная скамья, заслоненная огромной скульптурой ровно настолько, чтобы создавать ощущение уединенности, но не обстановку для тайного свидания.

– Как вы считаете, кто-нибудь заметит нас здесь?

– Я считаю, что любой заметит нас двоих где угодно. Особенно когда мы гуляем по саду. А сад леди Форестер пользуется чудовищной репутацией. – Джиллиан улыбнулась и прислонилась спиной к статуе. – Ходят слухи, что любые виды амурных деяний имели здесь место.

– Нужно ли мне опасаться испортить вашу репутацию?

– У меня нет никакой особой репутации. Во всяком случае, такой, как у некоторых женщин, чьи имена я могла бы назвать.

– А почему нет?

– Почему? – Она посмотрела на него с недоверием. – Право, Ричард, вы задаете большей частью неожиданные вопросы.

– Я просто стараюсь побольше узнать о вас, – возразил он, пожав плечами. – Вы очень красивая женщина, много времени проводите в окружении художников и писателей. Странно, почему вы до сих пор не поддались обаянию удачно построенной фразы или соблазнительного мазка кисти?

– Соблазнительного мазка кисти? – Джиллиан рассмеялась. – Вы и в самом деле знаете, как удачно строить фразу.

– Всего лишь делаю попытки, – улыбнулся Ричард. – Но я с трудом могу поверить, что ни один поэт не написал ни строчки о звездах ваших глаз…

– Быть может, «Оду к Джиллиан»?

– …и ни один художник не пробовал запечатлеть вашу душу на полотне.

– На полотне? – Как странно, что он упомянул об этом. Как раз сегодня она получила свой миниатюрный портрет от французского художника, пейзаж которого так восхитил ее. Она собиралась принести миниатюру с собой сегодня вечером, показать ее Ричарду и узнать его мнение. Во всяком случае, им было бы о чем поговорить, кроме как о самих себе, однако в последнюю минуту Джиллиан передумала. В крошечном изображении было нечто, тронувшее ее до глубины души. Чувство – пожалуй, она была в этом почти уверена. И кроме того, Джиллиан не могла предвидеть реакции Ричарда. Он кажется необыкновенно проницательным. У нее еще будет время показать ему миниатюру попозже. – Не говорите чепухи.

– Итак, нет ни художников, – произнес он беспечно, – ни поэтов…

– Нет.

– Ни композиторов, ни политиков…

– Нет. Ричард…

– Ни мясников, ни булочников…

– Нет! Никого! Честное слово, Ричард. – Джиллиан подавила досадливый вздох. – У меня нет… то есть я хотела сказать…

– У вас нет репутации.

– Вот именно! – выпалила она сердито. – Вы удовлетворены?

– Более чем. Хотя… – он покачал головой в комическом отчаянии, – нам стоило бы подумать и о моей репутации.

– О вашей?

– Раньше она у меня была, как вы знаете, – напомнил он. – К тому же весьма впечатляющая. Но посмотрите на меня теперь! Я нахожусь в пользующемся дурной репутацией саду наедине с женщиной безо всякой репутации, и ни у кого не возникнет по этому поводу задней мысли, так как все считают, что я изменился. Человек чести, открывающий ваш список женихов! Я прямо-таки слышу шепот: «С ним она в безопасности». – В голосе Ричарда прозвучала грустная нота. – К какому печальному итогу я пришел!

– Напротив, дела не так плохи. Ведь сегодня вечером вы громко смеялись и, так сказать, вышли из тени на свет. Уверяю вас, что все и каждый на балу в эти самые минуты сплетничают о нас.

14
{"b":"1152","o":1}