ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но я…

– И вашу решительность тоже. Притворно робкие, кокетливые ужимки не для вас. Прямо к сути дела! Я восхищен! – Он шагнул к Джиллиан, все еще усмехаясь. – Что во мне привлекло вас, Джиллиан?

– Леди Джиллиан.

Широко раскрыв глаза, она попятилась.

– Джиллиан, – повторил он твердо. – С моей нареченной формальности неуместны.

– Я пока еще не ваша нареченная.

– Но хотите ею стать. – Шелбрук сделал еще шаг. – Причина в моем сдержанном, отчужденном поведении?

– Сейчас вы не выглядите особенно отчужденным, – съязвила Джиллиан и снова попятилась.

– Я на самом деле не такой и никогда таким не был. Леди Форестер права – у меня есть сокровенные тайны. – Он вновь сократил расстояние между ними. Джиллиан попыталась отступить еще немного, но наткнулась на диван. – Мое поведение в обществе – одна из таких тайн.

– Но я вовсе не поэтому…

– Тогда почему, Джиллиан? – Он стоял достаточно близко, чтобы дотронуться до нее, их тела почти соприкасались. – Почему именно я?

Она подняла на него глаза, голубые и ясные. Ни один художник не мог бы изобразить на полотне небеса столь чистые и сияющие! В это мгновение Ричард понял, что в любом случае не отказался бы сделать ее своей женой. Или кем-то подобным.

– Я…

Это был скорее вздох, чем слово. Шелбрук долго смотрел ей в глаза. Словно искра вспыхнула между ними… Ему вдруг захотелось без долгих размышлений заключить Джиллиан в объятия и прижаться губами к ее губам. Что это? Желание?

– Нет!

Джиллиан оттолкнула его и перебежала на другой конец комнаты.

– Ничего подобного не будет!

– Чего именно? – с глубоким вздохом спросил он.

– Вы прекрасно знаете чего. – Она нацелила на Шелбрука указующий перст. – Того самого!

– Но я ничего не сделал.

– Вы хотели сделать!

– Неужели? Вы уверены?

Джиллиан помолчала, пристально глядя на него, потом кивнула:

– Да.

– Очевидно, вы тоже очень наблюдательны. – Он скрестил руки на груди. – Но, Джиллиан, будет чертовски трудно вступить в брак без этого «того самого».

– Наш брак совсем другой.

Джиллиан скопировала позу Шелбрука и сверкнула глазами.

– Что вы разумеете под словами «совсем другой»?

– Вы великолепно понимаете, что я имею в виду. Каждый из нас станет жить своей прежней жизнью. Это будет всего лишь формальный брак.

Шелбрук недоверчиво фыркнул.

– Со мной это не пройдет.

– Но вы самый подходящий кандидат в списке!

– В каком списке?

– В списке возможных мужей.

На лице у Джиллиан появилось выражение неловкости, словно она внезапно осознала не слишком пристойную суть своего предприятия.

– У вас есть список? Это правда?

– Вы получили самые высокие рекомендации, – слабым голоском пролепетала Джиллиан.

– Черт побери!

Шелбрук большими шагами пересек комнату и, остановившись возле стола, с которого еще не убрали бутылки и тарелки, налил себе вина и одним глотком выпил его. Веселость начисто покинула его. Господи, эта женщина говорит всерьез! Мало того, она намерена выбрать мужа тем же способом, каким выбирают портниху или модистку.

– У меня есть бренди, если вы желаете чего-нибудь покрепче, – сочувственно произнесла Джиллиан.

Он не ответил.

– И что обеспечило мне первое место в списке? Я полагаю, что стою на первом месте?

– Разумеется, на первом.

– Почему же? – спросил Ричард, с любопытством глядя на Джиллиан.

– Ну… – Джиллиан обвела комнату глазами, словно надеясь найти ответ, скрытый где-нибудь в темном уголке. – Все известное мне о вас свидетельствует, что вы человек порядочный, с сильным характером, с чувством ответственности и чести и…

– Что далее?

Джиллиан виновато улыбнулась и посмотрела Ричарду в глаза.

– И вам нужны деньги.

– Продолжайте.

– Я унаследовала крупное состояние. Но чтобы получить его, мне необходимо выйти замуж до моего тридцатилетия.

– В течение двух месяцев?

Джиллиан кивнула.

– И насколько велико это состояние? – подозрительно сощурил глаза Шелбрук.

– Очень велико. – Она подошла к нему, взяла у него из руки стакан и, открыв дверцу шкафчика, достала графин с бренди. – Это завещание дальнего родственника из Америки. Оно включает корабли…

– Сколько кораблей?

– Кажется, восемь. – Джиллиан вынула из графина пробку и налила бренди. – А еще там большой участок земли, в Америке, разумеется. – Она вернула пробку на место. – И большая сумма наличными, – закончила она перечень и протянула стакан Шелбруку.

– Какая?

– Шестьсот тысяч фунтов.

Джиллиан быстро глотнула бренди, как нельзя более нуждаясь в подкреплении.

– Шестьсот тысяч… – Ричард подступил к Джиллиан, ловким движением взял у нее стакан и сделал большой глоток, но даже обжигающий вкус превосходного напитка не сразу умерил эффект, произведенный словами Джиллиан. – Шестьсот тысяч…

– Фунтов. – В голосе у Джиллиан прозвучала искушающая нотка, словно она предлагала лакомство маленькому ребенку. – И в качестве моего мужа вы получите половину этих денег.

– По английским законам все это будет моим, – уточнил Шелбрук.

Она покачала головой:

– Но не по моим условиям. Прежде всего я хочу разделить состояние пополам законным порядком и оформить соответствующие документы.

– Так. – Шелбрук явно подбирал подходящие слова. – Вы намерены купить мужа.

– Я не стала бы употреблять подобные выражения. – Джиллиан возмущенно вспыхнула. – Выгода здесь обоюдная. Вы многое выигрываете от такого соглашения: возможность поправить ваше финансовое положение, дать хорошее приданое сестрам. К тому же граф Шелбрук снова займет достойное место в обществе.

– С какой целью?

– Не понимаю вас.

Ричард посмотрел Джиллиан в глаза.

– Как вы считаете, с какой целью мужчина стремится восстановить свое состояние? Вернуть себе доброе имя?

Джиллиан смутилась:

– Но я…

– Он делает это ради того, чтобы оставить детям, своим наследникам, нечто большее, чем безнадежные долги и погубленную репутацию. По условиям предлагаемого вами брака детей быть не может. – Он покачал головой и продолжал: – Я всегда имел намерение рано или поздно жениться. У меня просто не было ни времени, ни возможностей заняться поисками подходящей жены. Если я приму ваше предложение, то вы купите не только мужа, но свободу и будущее. Мою свободу и мое будущее. – Он допил бренди и осторожно поставил стакан на стол. – При таких обстоятельствах я вынужден почтительно отклонить ваше предложение.

Он кивнул, повернулся и направился к двери.

– Подождите! – В голосе Джиллиан звучало отчаяние, и Ричард остановился. – Вы должны понять. Я очень любила мужа и дала себе слово не выходить снова замуж без любви.

Шелбрук молча ждал.

– Но у меня нет времени полюбить. И я не знаю, смогу ли. Не знаю, хочу ли полюбить.

– Я не могу согласиться на брак, предлагаемый вами, Джиллиан.

– Я знаю многих людей, вступивших в брак не по любви, они обзавелись детьми и счастливы вместе. Быть может, вы согласитесь заключить помолвку на ближайшие два месяца…

– А потом?

– Потом… когда мы лучше узнаем друг друга… возможна привязанность…

Он повернулся и внимательно присмотрелся к ней. Кажется, не только у него есть сокровенные тайны.

– Почему вам так хочется заполучить это наследство?

– Неужели вы не понимаете почему?

– Вы – дочь герцога. Эффингтоны – одна из богатейших семей страны. Зачем женщине, занимающей такое положение, даже думать о том, чтобы до конца дней делить ложе с совершенно чужим человеком?

Джиллиан помедлила с ответом, потом заносчиво вздернула подбородок.

– Это очень большое состояние!

– Не для члена семьи Эффингтон.

– Даже для члена семьи Эффингтон. – С минуту она молча смотрела на Шелбрука и огорченно вздохнула. – Вы задаете слишком много вопросов, милорд.

– Вы уже говорили об этом.

– И вынуждена повторить, – огрызнулась она. – Поскольку вы не намерены прекратить это занятие.

4
{"b":"1152","o":1}