ЛитМир - Электронная Библиотека

Разве женщины не всегда добиваются мужчин, совершенно для них неподходящих? Не этим ли объясняется удивительная привлекательность вертопрахов и отъявленных негодяев?

Быть может, ключ к сердцу холодной и невозмутимой леди Джиллиан вовсе не в руках у мужчины с теми благородными качествами, какие обеспечили ему первое место в ее списке женихов, – мужчины респектабельного, надежного и солидного, из тех, кого следует выбирать в мужья, но не в любовники?

Быть может, покорить ее сердце сможет совсем не такой мужчина, каким он сам стал сейчас, а такой, каким он был прежде?

Глава 3

– Не могу поверить, что ты это сделала! – Роберт, граф Уэстон, откинулся на спинку обитого парчой кресла, которое он много лет назад объявил своим, и забарабанил пальцами по крышке стола с видом еще более угрюмым, чем обыкновенно. – Ты даже не сочла нужным обсудить это с нами.

Кристофер, виконт Каммингс, скрестив руки на груди, прислонился спиной к каминной полке и смотрел на Джиллиан лишь чуть менее мрачно, нежели Робин.

– И не доставила нам удовольствия присутствовать при вашей беседе. Это могло быть весьма интересно.

– Именно поэтому я и не хотела, чтобы вы присутствовали, – возразила Джиллиан. – Что касается сути проблемы, то я ее уже с вами обсудила. – Она направилась к бюро, рывком выдвинула ящик, достала два листка бумаги и помахала ими. – Вот ваш совет.

Мужчины переглянулись, и Джиллиан недовольно сдвинула брови. В другое время эти молчаливые переговоры позабавили бы ее. Но сегодня она была не склонна ожидать от друзей детства ничего иного, кроме безоговорочной преданности и твердой поддержки.

– Мы не могли предположить, что ты затеяла это всерьез, – пробурчал Кит.

– Если бы я не думала об этом всерьез, зачем бы я стала просить каждого из вас снабдить меня списком потенциальных мужей?

Кит снова обменялся с Робином быстрыми взглядами. И было в этих взглядах нечто, что заставило Джиллиан по-иному оценить их помощь.

– Бог мой, мне бы следовало сразу понять! – Она посмотрела на листки у себя в руке. – Это была шутка? Розыгрыш?

Кит неловко заерзал.

Робин ответил, пряча глаза:

– Не вполне, но…

– Теперь мне все ясно. – Джиллиан переводила взгляд с изящного почерка Робина на с трудом читаемые каракули Кита. – А я-то удивлялась, с какой стати вы из всех мужчин в Лондоне выбрали именно этих.

– А чего ты еще ожидала? – раздраженно спросил Робин. – Нам не понравилась твоя идея. К тому же, говоря откровенно, найти подходящего тебе кандидата в мужья очень нелегко.

– Это тебе не в «Таттерсоллз»[1] отправиться и выбрать лошадку подходящих кровей, – поддержал Робина Кит.

– Кроме того, мы до сих пор не рассматривали мужчин с точки зрения их пригодности к двойной упряжке.

– Уму непостижимо, кого вы включили в список! – сердито воскликнула Джиллиан. – Чего стоит один виконт Рейнолдс, широко известный за игорными столами…

– И поэтому он постоянно нуждается в деньгах, – с самодовольной ухмылкой перебил ее Кит. – Прекрасная кандидатура!

– Но не для меня. – Джиллиан снова обратилась к списку. – У маркиза Данстейбла девять человек детей…

– И ему необходима жена, – назидательно произнес Робин.

– Ему нужна гувернантка, – фыркнула Джиллиан. – Наследник у него уже есть.

– Так, понятно. – Робин откашлялся. – А ты обдумывала эту проблему, Джиллиан? Возможность иметь детей?

– Уверяю тебя, что это главный предмет моих размышлений, – еле слышно произнесла она.

– В таком случае…

– Но вовсе не тот, который я хотела бы обсуждать сейчас. А намерена поговорить я вот о чем, – сказала Джиллиан, вчитываясь в текст списка и неодобрительно качая головой. – Взгляните на другие имена. Один слишком стар, другой слишком толст! Я не потерплю мужа, единственную страсть которого составляет еда. Так, вот у этого подмоченная репутация, а я не желаю перевоспитывать кутилу.

– Постой, но ведь не все же они такие. – Робин встал, подошел к Джиллиан и взял у нее список. – Чем, например, нехорош лорд Ранли?

Джиллиан подняла глаза к потолку.

– Он полный идиот. Господь вложил в его голову не больше разума, чем барану.

– А лорд Харкин?

Джиллиан посмотрела на Робина с недоверием.

– Он едва достает мне головой до подбородка. К тому же если уж мне суждено всю жизнь созерцать макушку мужа, то я предпочла бы видеть на ней волосы.

– Но это же мелочь, – пожал плечами Кит.

– Ты не мужа ищешь, – добавил Робин. – Ты ищешь святого.

– Святого, которому нужны деньги! – Джиллиан скрестила руки на груди. – Шелбрук вполне подходит.

– Даже если он и не вертопрах, каким был когда-то, то уж далеко не святой, – возразил Робин.

– Скорее он похож на раскаявшегося грешника. Это же неестественно, что его больше никогда не видят за игорным столом. Долгие годы его имя не связывают ни с одной женщиной. Я часто вижу его на светских приемах, но он держится очень замкнуто. Его унылая физиономия и отрешенный взгляд напоминают мне о многострадальных поэтах, которыми ты, Джиллиан, постоянно окружаешь себя. – Кит сощурил глаза с таким видом, словно последнего факта было бы достаточно, чтобы предать мужчину анафеме. – Ему нельзя доверять.

– Он вовсе не такой отрешенный, как ты думаешь, – тихо произнесла Джиллиан. – Кстати, если он так не по душе вам обоим, зачем вы его включили в список?

– Я не знал, что он есть в списке у Робина, – поспешил сказать Кит.

Робин бросил на него недовольный взгляд.

– У меня не было ни одного хоть мало-мальски подходящего имени.

– Вот как? Значит, ты выбирал мужчин из числа толстых, старых и глупых и полагал, что это приемлемые кандидаты?

– Я считал, что никто из них не годится, – сказал Робин.

– Включая и Шелбрука. – Кит покачал головой. – Кто в здравом уме мог подумать, что ты предложишь мужчине жениться на тебе?

– Но ведь речь идет не о любви, – с печальным вздохом сказала Джиллиан. – Это всего лишь соглашение, не более того. Брак просто позволит довести дело до конца.

– То есть получить огромную сумму. – Робин посмотрел на Джиллиан очень внимательно. – Признаться, я разочарован. Никогда бы не подумал, что ты поддашься подобному искушению!

– В таком случае ты во мне ошибался, – немного резким тоном ответила Джиллиан – сказалось напряжение последних дней, и она с трудом держала себя в руках.

Прошла всего неделя с тех пор, как поверенный ее двоюродного деда явился к ней с известием о наследстве. Джиллиан никогда не видела Джаспера Эффингтона, младшего из трех братьев ее дедушки. Все трое покинули Англию задолго до рождения родителей Джиллиан, намереваясь разбогатеть в Америке, и это им удалось.

Два старших брата обзавелись семьями, которые и унаследовали их состояния. Жена Джаспера умерла бездетной, и второй раз он не женился. Джиллиан не знала подробностей его жизни. По словам поверенного, Джаспер пожелал, чтобы его огромное состояние перешло к ней, прекрасно понимая, что младшему из детей, а тем более женщине, особо не на что рассчитывать.

Однако Джаспер не был настолько великодушен, чтобы оставить наследство незамужней женщине, даже вдове. В завещание было включено условие, что Джиллиан должна к тридцатому дню своего рождения выйти замуж.

– Сомневаюсь, что Чарлз одобрил бы это, – сказал Кит.

Робин бросил на него выразительный взгляд.

– Чарлз предпочел бы, чтобы она сама распоряжалась своей жизнью.

– Я так и делаю, – сказала Джиллиан, однако при воспоминании об утраченном счастье острая печаль пронзила ей сердце.

Чарлз, Кит, Робин и она росли вместе и крепко подружились еще до того, как поняли разницу между мальчиками и девочками и их участью в жизни. Связи, сложившиеся в детстве, сохранились до сих пор, но Робин и Кит были ее самыми близкими друзьями, а Чарлз завладел ее сердцем. Они поженились после ее первого лондонского сезона, и радость совместной жизни так запечатлелась у Джиллиан в памяти, что ни один мужчина с тех пор не вызывал у нее серьезного интереса.

вернуться

1

«Таттерсоллз» – лондонский аукцион чистокровных лошадей. – Здесь и далее примеч. пер.

6
{"b":"1152","o":1}