ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Двинем-ка прямиком в «Друри-Лейн», — предложил раскрасневшийся Шеридан. — Тебя, Джек, я обряжу Арлекином из пантомимы и спрячу среди актеров. Но богом клянусь, если ты сам не напишешь об этом пьесу, то я непременно выведу тебя в своей.

Рога звучали все ближе. К ним добавился лай собак: похоже, шла настоящая охота. На дальней стороне утоптанной снежной площадки виконт Сэвингтон, убрав шпагу Джека, пытался остановить кровотечение из разрубленного уха Тарлтона. Фон Шлафен тем временем нашептывал ему что-то в другое, уцелевшее ухо.

— Нет! — вскричал Банастр Тарлтон.

Неожиданно он прыгнул туда, где его лакей все еще держал оружие, отвергнутое секундантами Джека, выхватил из ножен одну из кавалерийских сабель и устремился через площадку по направлению к Джеку. Джек, застегивавший плащ, успел лишь обернуться на этот вопль: предпринимать что-либо еще было поздно. Тяжелый клинок взлетел над его головой, и в это мгновение оба, и он и Тарлтон, поняли, что второго промаха не будет и никакой воротник не спасет Джека Абсолюта.

Спасло его нечто иное — некий предмет, прилетевший с дальнего края прогалины и ударивший обезумевшего Тарлтона в висок как раз в тот момент, когда тот готовился обрушить на врага неотразимый удар. Молодой офицер уронил саблю в снег, а рядом, по другую сторону от него, упало другое оружие, словно свалившееся с неба.

— Никак рука Провидения, — пробормотал Шеридан, подняв глаза к небу, словно надеясь разглядеть там карающую десницу Всевышнего.

— Не совсем. Это рука Ате, — сказал Джек и, нагнувшись, поднял томагавк. — Хороший бросок, брат.

Могавк заткнул оружие обратно за пояс и пожал плечами.

— Я не очень разбираюсь в правилах этих ваших поединков. Но как твой секундант разве я не должен был помешать убийству безоружного человека?

Сэвингтон устремился к упавшему офицеру.

— Ваш дикарь убил его! — вскричал он.

— Если мой дикарь собирался его убить, значит, он мертв, — улыбнулся Джек. — Но ведь это не так, Ате? Ты угодил ему в висок обушком, а не раскроил череп, не так ли?

Ате напустил на себя сконфуженный вид.

— Вообще-то, брат, может быть, это был не такой уж и хороший бросок.

Звуки рога прозвучали снова, теперь гораздо ближе. А крики, казалось, доносились со всех сторон.

— Идемте, джентльмены, — поторопил Шеридан, — нам пора уносить ноги.

Толпа быстро рассеялась, ибо каждого арестованного на месте дуэли могли подвергнуть судебному преследованию. Самая большая группа, вероятно рассчитывавшая на свою численность, направилась кратчайшим путем к дороге — как раз туда, откуда приближались констебли. Другие по одному, по двое разбежались во всех направлениях.

— Сюда, — позвал Шеридан.

Они рванули сквозь тянувшуюся над берегом небольшой речушки полосу деревьев. Снегу здесь намело чуть ли не по пояс, что затрудняло продвижение.

Слева от них раздался взволнованный крик, и тут же вострубил рог. Обернувшись на звук, Джек увидел троих мужчин в серых шинелях. Все они были вооружены. А один вдобавок спустил с привязи двух собак.

— Направо, ребята! — крикнул Джек и, широко расставляя ноги, пошел по снегу, выбирая места, где снежный покров плотнее всего.

Идти было нелегко, но, оглянувшись, Джек понял, что принял правильное решение. Для собак снежная толща оказалась непреодолимой, они барахтались в сугробах, выпрыгивали на поверхность и проваливались снова. Их хозяевам тоже приходилось несладко.

Выбравшись на тропу гуртовщиков, где снег был плотно утоптан копытами, беглецы получили некоторое преимущество, хотя сначала бежали ковыляя, ибо уже привыкли преодолевать сопротивление снега. Разрыв между беглецами и преследователями увеличился, однако было ясно, что собаки быстро наверстают упущенное, как только выскочат на тропу.

Впереди, сквозь сумрак и падающий снег, они увидели свет. На краю пустыря стояла хижина пастуха.

— По-моему, это Виндзорская дорога. А стало быть, наше ландо, черт бы его побрал, осталось по ту сторону, — задыхаясь, еле выговорил Шеридан, непривычный к этаким приключениям.

— Плевать на ландо! Возле него наверняка уже выставлен полицейский караул, — отозвался Джек, огибая хижину.

Оказавшись под ее защитой, беглецы задержались и присели, чтобы обсудить создавшееся положение. Овцы в загоне рассматривали их с полнейшим безразличием.

— Если Виндзор в той стороне, значит, там и река. В прибрежных камышах можно будет оторваться от собак. Вперед!

Джек встал, Ате последовал его примеру. Шеридан с трудом попытался подняться, но повалился назад с багровой физиономией.

— Нет, парни, этот заяц свое отбегал. Пожалуй, лучше потолкую-ка я с хозяином этого дивного приюта. В наше время, знаете ли, рекомендуется быть ближе к народу. Когда сюда нагрянут полицейские, я на некоторое время смогу отвлечь их болтовней.

Джек стал было возражать, но Шеридан отмахнулся:

— Смазывай пятки, приятель, и Бог тебе в помощь. Если меня и сцапают, то долго за решеткой не продержат. Мы репетируем мою новую комедию, «Школа злословия», и на той неделе даем представление для его величества. Вряд ли король захочет остаться без развлечения из-за таких пустяков. Давай, дружище, беги!

Два быстрых обмена рукопожатиями, и Джек с Ате, повернувшись, побежали.

— Джек, дорогуша, — крикнул Шеридан ему вдогонку, — будь добр, если не трудно, сообщай мне в письмах обо всех твоих подвигах! Ты всегда обеспечиваешь меня умопомрачительными сюжетами!

Джек фыркнул. Как следовало развиваться данному сюжету, он догадывался. Им необходимо купить — или украсть — в Виндзоре лошадей и скакать дальше на юг. Портсмутская дорога проходит недалеко. Все случившееся в еще большей степени, чем раньше, вынуждает его поспешить к побережью. Если повезет с приливом, он сможет оказаться на борту корабля и отправится в Невис, опередив любую погоню.

Они пробежали по дороге несколько сотен шагов, когда снова услышали собак. Оглянувшись, они увидели фонари и фигуры, приближавшиеся к пастушьей хижине. Возле нее некоторые замешкались, но большая часть преследователей продолжила погоню.

Беглецы прибавили скорости, озираясь на бегу в поисках бреши в густой полосе, какой-нибудь тропки, которая позволила бы им спуститься к реке. Позади вновь протрубил рог, раздался собачий лай. И тут к этим звукам добавился топот копыт и щелканье кнута. Обернувшись, Джек различил очертания большущего, запряженного шестерней экипажа, на большой скорости опередившего погоню. Экипаж находился уже так близко, что была слышна ругань седока, подгонявшего возницу.

Поравнявшись с беглецами, карета замедлила ход. На окошке поднялась занавеска.

— Джек, как насчет того, чтобы прокатиться?

В окне, с трубкой в одной руке и серебряной фляжкой в другой, показался Джон Бургойн.

Раздумывать Абсолют не стал.

— Премного благодарен, генерал, — сказал он, закидывая ногу на подножку.

Дверца кареты открылась, и Джек впрыгнул внутрь, в то время как Ате, поотставший на шаг, вскочил на запятки, а оттуда перебрался на крышу. Как только он устроился, кучер щелкнул кнутом, и шестерка лошадей рванулась вперед.

— Странно... что вы оказались... рядом, — тяжело дыша, промолвил Джек.

— Да, очень странно. Но как удачно, не правда ли? — улыбнулся Бургойн. — Коньяку?

— Минуточку... отдышусь, сэр... с вашего позволения.

Он выглянул из окошка и посмотрел назад. Погоня растворилась во тьме. Крики преследователей и собачий лай остались позади, в ночи.

Джек откинулся назад и, поняв, что рядом находится кто-то еще, обернулся.

— А, мисс Риардон. Прошу прощения за вторжение.

Она улыбнулась.

— Мистер Абсолют, очень рада увидеть вас снова.

Потом улыбка ее исчезла.

— Но вы ранены, сэр! Могу я оказать вам помощь? Я немного разбираюсь в таких делах.

— Ранен? — Джек посмотрел вниз. — Хм, кровь. Но это не моя.

Неожиданно для себя он от души рассмеялся, да так, что не сразу смог остановиться. Бургойн дал ему отхохотаться, а потом с широкой улыбкой осведомился:

10
{"b":"11535","o":1}