ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Берите вилку, Джек. Это подарок от губернатора, прислан с первой же шлюпкой с берега. — Бургойн подхватил кусочек на вилку. — Просто восхитительно! Сам не знаю почему, но сегодня я голоден, как волк.

Из угла каюты послышался громкий смех.

Ширма, за которой прошлым вечером скрывались актеры-любители, нынче скрывала кого-то еще.

Бургойн подмигнул Джеку с заговорщическим видом, и Джек изобразил ответную улыбку:

— Спасибо, у меня нет аппетита. Вот чашечку кофе я бы выпил.

По кивку генерала Джек наполнил чашку из кофейника. Генерал, принявший его по-простому, в сорочке и чулках, потянулся за брюками.

— Позвать мне вашего слугу, сэр?

— А вы разгадали шифр?

— Так точно, сэр.

— Тогда я, пожалуй, лучше оденусь сам. Пока одеваюсь, послушаю ваши объяснения.

Джек поднял брови в сторону ширмы. Бургойн покачал головой:

— На сей счет, Абсолют, можете не волноваться.

Джек вздохнул. Что существенно затрудняло его деятельность, так это упорное пренебрежение элементарными правилами секретности со стороны старших командиров. Однако делать было нечего, и Джек, стараясь поменьше вдыхать пар, поднимавшийся над почками «по-испански», выложил на край стола принесенный с собой листок.

Под каждой строчкой цифр была написана расшифровка.

Бургойн медленно прочел:

ДИОМЕДУ 642

КОНТАКТ ЧЕРЕЗ КАТОНА 597

КВЕБЕК

ИСПОЛНЯТЬ ВСЕ ПРИКАЗЫ

БУДУТ ЧЕРНИЛА

Палец Бургойна остановился на имени.

— Диомед?

— Я бы не удивился, если бы им оказался наш вчерашний поздний гость, сэр. Здесь ему сообщают его оперативный псевдоним. Три цифры в конце строки — шесть, четыре, два — его числовой код.

Бургойн постучал черенком вилки по бумаге.

— А Катон пятьсот девяносто семь?

— Я бы предположил, что он — непосредственный начальник Диомеда. Фраза «Будут чернила» указывает на то, что в будущем они собираются перейти с чистых шифров на шифры невидимыми чернилами.

— Как, надо полагать, и мы?

— Конечно. — Джек заколебался, но, чувствуя себя обязанным предпринять последнюю попытку, решился: — Сэр, я убежден, что фон Шлабен имеет ко всему этому непосредственное отношение. Вы по-прежнему не хотите его... трогать?

— Думаю, да. Вы, Джек, упускаете из виду тот немаловажный факт, что граф состоит в родстве с бароном Ридезелем, а я полагаю, что у нас и так будет немало проблем с нашими германскими союзниками. И не собираюсь усугублять сложности нападками на родственников их командующего. Нет, мой мальчик, — улыбнулся Бургойн, — графа оставьте мне. Вы уж поверьте, я буду держать его на коротком поводке. А когда буду знать все, что мне требуется, об этих иллюминатах, тогда... — Он подцепил на вилку последнюю почку. — Вот тогда я с ним разберусь.

Генерал проглотил кусок, глубоко и удовлетворенно вздохнул, положил вилку на тарелку и потянулся за своим черным галстуком. Джек взял галстук и подошел к генералу сзади.

— Спасибо, Джек.

Абсолют начал завязывать галстук вокруг шеи Бургойна, в то время как тот склонился над столом, развернув карту.

— Дорогой Джек, вы в очередной раз продемонстрировали, какую ценность представляете собой как специалист по шифрам. Мне очень не хочется с вами расставаться, и, будь у меня такая возможность, я с удовольствием оставил бы вас при своем штабе. Однако, как бы ни были вы нужны мне здесь, у меня на примете есть куда более важное задание. И для выполнения этого задания вы подходите как нельзя лучше. Вчера, в слишком уж разношерстной компании, я предпочел об этом не говорить, но теперь другое дело.

Генерал ткнул пальцем в точку на карте.

— Знаете, что это?

Его палец остановился как раз на краю синего пятна, обозначающего обширное водное пространство.

— Озеро Онтарио. А если точнее, то, по-моему, вы показываете на Освего.

— Именно. Освего. Хороший пункт для сбора, не так ли? Пусть по всем шести племенам разнесется весть о том, что каждого дикаря там встретят, как дорогого гостя. «Приходите на самый великий праздник в своей жизни! Приходите за порохом, подарками и огненной водой!» Они ведь не устоят перед таким призывом, как вы считаете?

Джек считал точно так же как генерал, и это его печалило. Могавки, его братья, так же как и остальные племена ирокезов, теперь зависели от подачек Великого Белого Отца, короля Георга. Разумеется, это еще не значило, что они все вступят на тропу войны, однако щедрые дары и существенные запасы рома представлялись весьма убедительными доводами в пользу такого решения.

Джек снова посмотрел на карту. Река Могавк, носившая имя усыновившего его народа, вдоль берегов которой тянулись богатые фермы поселенцев — и лоялистов, и мятежников, — несла свои воды к тому самому месту, о котором вчера вечером говорил генерал. К месту, которому предстояло стать ключевым в деле завоевания континента.

— Вы поняли мою мысль, верно?

— Думаю, да, сэр. Третья сила, наносящая удар вдоль Могавка. Двигаясь к Олбани, на встречу с вами и генералом.

— Ах, Джек! Вам следовало остаться в армии, мой мальчик, а не убегать в Индию, чтобы зарабатывать деньги. Сейчас вы сами были бы генералом.

— Боюсь, это мне не по средствам, — пробормотал Джек, все еще продолжая смотреть на карту. — И какова планируется численность экспедиции?

— Солдат наших регулярных войск — немного. Я не могу позволить себе снять значительные силы с направления главного удара. Возможно, выделю некоторое количество немцев. Впрочем, там будет как минимум два полка лоялистского ополчения, да и наш друг Скин уверяет, что долина Могавк прямо-таки переполнена людьми, желающими встать под наши знамена. Но основную надежду я возлагаю на ваших индейцев.

Галстук Бургойна уже был завязан, и он, встав, положил руку на плечо Джека.

— Уверен, они валом повалят к нам, привлеченные нашей щедростью. Я уже послал гонцов к одному ирокезскому вождю, Джозефу Бранту. Вы ведь знаете его, не так ли?

— Немного. Он и Ате — оба могавки из клана Волка, и оба учились в индейской миссионерской школе Мура.

— Значит, хорошие друзья?

— Терпеть друг друга не могут, — рассмеялся Джек. — Но они все равно будут работать вместе.

— Хорошо. Что ж, ты, Ате и его школьный товарищ Брант будете выпивать с воинами, курить с ними трубки и произносить речи на их благословенном наречии. Соберите их, Джек, соберите и натравите на мятежников. Бьюсь об заклад, что не пройдет и месяца, как вы очистите долину Могавк от неприятеля.

Пока генерал был занят пуговицами своего жилета, Джек внимательно всматривался в карту. Он уже высказывал сомнения по поводу численности туземного контингента, на который можно было бы рассчитывать, равно как и по поводу их энтузиазма.

— И кто нас возглавит?

— Я бы предпочел видеть в этой роли вас, мой мальчик, но, увы, даже мои полномочия не позволяют произвести капитана сразу в бригадиры. Командовать будет полковник Барри Сент-Легер. Знаете его?

— Немного. Опытный офицер. А он по-прежнему?.. — Джек выразительно пощелкал себя по кадыку.

— Вроде бы нет. Утихомирился, как говорят, Божьим соизволением. Для нас, конечно, предпочтительнее, чтобы он подольше оставался трезвым.

Генерал снова поднес палец к карте.

— Помните, что здесь находится?

Джек посмотрел на указанную точку.

— Форт Стэнвикс, кажется?

— Ага, Джек. Очевидно, что тамошние укрепления не годятся ни к черту, а гарнизон состоит из полуобученных ополченцев, которые, скорее всего, предпочтут унести ноги. Однако если они все же решат драться, уговорите Сент-Легера положить этому конец как можно скорее. Больше чем на неделю там задерживаться не следует. Чем скорее вы двинетесь в глубь материка, — палец Бургойна продвинулся вдоль долины Могавк, — тем быстрее американцам придется выделить людей, чтобы противостоять вам, в то время как половина их ополчения сразу разбежится, чтобы защищать собственные фермы. Те ослабленные войска, которые они выставят против меня, я вымету из Канады, — генеральский палец прошел по линии реки Гудзон, — тогда как генерал Хоу на юге рассеет силы Вашингтона и выступит маршем на соединение с нами здесь.

20
{"b":"11535","o":1}