ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раздавая подарки, Ате привлекал к себе воинов и обретал статус «соснового вождя» — не избранного, но способного и имеющего право вести за собой людей по тропе войны. И люди действительно откликались на его зов. Многие обещали присоединиться к ним на встрече племен у Освего на третьей неделе июля. Следовало ожидать, что в большинстве своем они туда явятся: мало кто из ирокезов пропустит подобную встречу.

Некоторые говорили о предстоящей войне с радостным волнением. Вступало в жизнь поколение, еще не участвовавшее в боях и не имевшее возможности проявить доблесть, дабы обрести право считать себя настоящими мужчинами.

Когда они, покинув пределы Канады, вступили под сень лесов северных американских колоний, небо было ясным. И все же кое-что омрачало их путь. Чем чаще доводилось Джеку и Ате встречаться с представителями тех племен Лиги ирокезов, которые жили в близком соседстве с колонистами, тем яснее становилось, что эти племена — прежде всего онейда и тускарора — настроены совсем не так, как могавки.

Стало известно, что Высший совет Лиги ирокезов, состоявший из верховных сахемов всех шести племен, так и не смог принять единодушного решения относительно того, на чьей же стороне выступать в этой войне. А поскольку силу закона обретали лишь те решения Совета, которые принимались не большинством, а единогласно, союз объявил о своем нейтралитете. Это было неприемлемо для многих воинов, приверженных традиционному союзу с англичанами и ожидавших от новой войны добычи и славы. В Лиге ирокезов произошел раскол.

Правда, встреча в Освего увенчалась определенным успехом. Британский командующий Сент-Легер и подчиненные ему лоялисты доставили на место сбора достаточно рома и подарков, чтобы купить себе союзников. Когда корпус Сент-Легера двинулся маршем от Освего к реке Могавк, многие индейцы присоединились к англичанам. Однако среди них было немало и тех, кто еще не принял окончательного решения и сопровождал англичан лишь в расчете на дары и «огненную воду».

Легкая победа у форта Стэнвикс должна была убедить колеблющихся.

Бургойн говорил об этой крепости чуть ли не как о развалинах, а ее гарнизон именовал «полуобученными ополченцами». Джек жалел о том, что генерал не может оказаться здесь и взглянуть на надежные укрепления и их защитников, хорошо вооруженных и явно так же хорошо обученных.

Тогда, на корабле, Джек отмолчался и не стал говорить Бургойну, что, как только встреча в Освего состоится, мятежники сразу поймут, в чем дело. Американцы, бок о бок с которыми он в прошлом воевал против французов, были достаточно умны, чтобы догадаться о стратегической угрозе, какую может представлять продвижение британской армии по долине Могавк. И, соответственно, не могли не принять соответствующих мер. Что они и сделали.

Теперь, когда Джек и Ате шли через наспех оборудованные осадные позиции, отчаяние Джека нарастало. Они находились здесь всего три дня, а королевская армия уже походила на какой-то табор. Орудийные окопы, отрытые лишь наполовину, были заброшены, потому что полковник сперва собирался следовать одному плану осады, а потом передумал и задействовал другой.

Солдаты валялись на земле, покуривая трубки. Некоторые играли в карты или в кости. И почти все то и дело прикладывались к фляжкам с вином. Ранняя августовская жара тяжело лежала на земле, и лоялисты, поснимавшие с себя все, что можно, почти не отличались от полуобнаженных туземцев. Некоторые обмахивались шляпами в безнадежных попытках отогнать облака изводившей их мошкары. Другие хлопали себя по укушенным местам и чертыхались, когда на них накидывались крупные слепни и москиты.

Позиции регулярных войск выглядели ненамного лучше. Разумеется, там поддерживался порядок: палатки стояли ровными рядами, из кухонной палатки валил дымок. Невзирая ни на жару, ни на насекомых, солдат муштровали в полной выкладке, так что их алые мундиры чернели от пота. В стороне лежали бедолаги, лишившиеся сознания, и к ним то и дело добавлялись новые. Офицеры и унтера, проводившие учения, все чаще пускали в ход палки, пинки и затрещины. Джек ощущал, как среди солдат зреют гроздья ярости.

Однако Джек переживал не из-за солдат Восьмого или Тридцать четвертого полков. Он знал: когда придет время, они будут сражаться, убивать и погибать, как делали это всегда, вызывая его неизменное восхищение. Не беспокоили его даже два батальона лоялистов в зеленых мундирах под командованием Батлера и Джонсона, которые обменивались оскорблениями и выстрелами со своими бывшими соседями, друзьями и даже братьями, оборонявшими форт. Его озабоченность была скорее связана с воинами, которые во многом могли определить исход дела и которым полковнику следовало бы уделить особое внимание, — с туземными союзниками его величества.

Пробираясь сквозь толпы индейцев, Джек подошел к палатке. Некоторые из краснокожих раскачивались, другие распевали. Одна группа соперничала с другой в изощренности рисунков на телах, ибо хорошая боевая раскраска ценилась очень высоко, и Сент-Легер раздобыл для них подходящие краски. Несколько человек собрались в кружок, где каждый играл на своеобразном музыкальном инструменте, походившем на маленькую металлическую лиру. Необычные звуки этого излюбленного многими туземцами инструмента соперничали с жужжанием насекомых. Имевшиеся у большинства фляжки с ромом быстро передавались по кругу и так же быстро опустошались. Драгоценнейшая «огненная вода» представляла собой самый желанный из британских даров — и самый опасный.

Джеку не раз доводилось стать свидетелем того, к чему может привести избыток спиртного, когда случай сводит вместе соперничающие племена и роды.

Ирокезы держались своих племенных групп: сенека с сенеками, могавки с другими могавками. Кайюги, онондаги — все порознь. Как Джек ни старался, он так и не смог убедить своих начальников в том, что ирокезов нельзя воспринимать как единое целое, ибо их союз никоим образом не является государством, имеющим общее правительство.

Что уж тут говорить о других племенах — делавэрах, шауни, миссосогах, алгонкинах и прочих, явившихся на сбор лишь для того, чтобы воспользоваться британской щедростью и гостеприимством! Ведь даже те, у кого, как, например, у племени сенека, не было намерения воевать, знали, что все равно могут рассчитывать на свою долю подарков. Особенно — рома. В конце концов, если британцы откажут, то враг примет их с распростертыми объятиями.

Все эти мрачные мысли теснились в голове Джека, когда он приблизился к палатке командующего. Неподалеку от входа, попыхивая трубкой, стоял адъютант Сент-Легера, Анкрам.

— Можно мне переговорить с полковником, Анкрам?

Офицер поморщился, выбил трубку о каблук и сказал:

— Я попробую, Абсолют. Подождите здесь, ладно?

Он отдернул полог и зашел внутрь. Почему ему следует ждать снаружи, Джеку очень ясно дали понять во время его последней встречи с Сент-Легером.

Люди выбирают различные методы защиты от надоедливых кусачих насекомых, особенно от черной мошки[4]. Некоторые, несмотря на духоту и зной, не отходят от костров; другие, как Анкрам, застегивают мундиры на все пуговицы и беспрерывно курят.

Джек и Ате предпочли вернуться к способам, подсказанным природой. В первый же день по прибытии в лагерь Освего они выследили и убили медведя. Есть медвежатину они не стали, ибо в период случки мясо горчит, но вытопили жир, представляющий собой самое действенное средство против летучих кровососов.

И не только против них. Едва лишь они обмазались этим чудодейственным снадобьем, все живые существа, и крылатые и двуногие, стали избегать их всеми возможными средствами. Джек забавлялся, представляя себе, как отнеслись бы к этому его приятели из охотничьего клуба «Будла» или из таверны «Голова сарацина», вздумай Джек заявиться в одно из этих заведений, распространяя подобное благоухание. Надо полагать, их реакция не слишком отличалась бы от поведения достойного полковника, который, едва лишь «ароматизированный» Джек сунулся в его шатер, замахал руками и закричал:

вернуться

4

Черная мошка — бич Канадского Севера, там ее 110 видов. Переносчик многих заболеваний.

22
{"b":"11535","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Когда утонет черепаха
Запад в огне
Манюня
Исцели свою жизнь
Соблазни меня нежно (СИ)
Темный паладин. Рестарт
Щегол