ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бумажная принцесса
Научись искусству убеждения за 7 дней
Один против Абвера
Заставь меня влюбиться
Последняя гастроль госпожи Удачи
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Царство мертвых
A
A

— До семьдесят пятого они к нам не лезли. Не для того я забрался к черту на кулички и пахал как проклятый, чтобы мне на шею снова посадили паршивого тирана!

Мак-Тавиш смачно сплюнул на тропу.

— Я первым пошел в ополчение и под началом великого Бенедикта Арнольда дрался под стенами Квебека.

Ко второму вечеру их совместного путешествия Джек окреп настолько, что уже мог позволить себе встревать в монологи шотландца, а потому спросил:

— Но с чего ты решил, будто колониям необходимо отделиться от Англии? О вольностях и правах мечтают и многие из тех, кто хранит верность Короне.

Мак-Тавиш фыркнул.

— Единственный король, которого я могу признать, — это король за морем.

Шотландец кулаком обвел перед собой круг, как (Джек видел это во всех тавернах, от Лондона до Бостона) всегда делают якобиты перед тем, как выпить за изгнанного короля.

— Но, увы, при Каллодене[6] храбрый Чарли терял все, что имел. Кроме того, тут, бок о бок с наши, обосновалась чертова пропасть немчуры, голландцев, шведов да поляков, кторые и слыхом не слышивали про нашего красавчика принца. — Мак-Тавиш вздохнул и снова плюнул. — Он уже не вернется.

Ностальгические рассуждения Ангуса прервал крик ушедшего вперед и теперь вернувшегося Грегора. Он появился, ведя за собой за носовое кольцо упиравшуюся, ревущую корову. Пока между шотландцами происходил быстрый, взволнованный разговор, из которого Джек мог разобрать едва ли одно слово через десять, он, улучив момент, опустился на землю и привалился к черному стволу орехового дерева. Подобрав несколько валявшихся на земле орешков, Джек попытался раскусить один из них (постоянный рацион, состоявший из овса и холодной воды, уже основательно ему надоел), но тут рядом присел Мак-Тавиш.

— Корова в лесу, одна. Это нехороший знак, прятль. И это когда нам осталось всего полдня пути.

Он вздохнул.

— Вернее, целых полдня. Это много, когда скоро смеркается, а в пузе гуляет ветер.

Нагнувшись, шотландец собрал орехи в пригоршню, сжал ладонь, и скорлупки треснули. Он отдал Джеку половину ядрышек и с улыбкой сказал:

— Ну что ж, теперь мы подкрепимся орехами... и мясцом.

Великан кивнул на корову.

— Ты зарежешь ее прямо здесь? — спросил Джек, откидываясь назад с чувством облегчения: ведь если будут резать корову, значит, сегодняшний переход закончился.

— Зарезать молочную корову? Ты не фермер, Абсолют. — Мак-Тавиш улыбнулся. — Нет, посмотри туда.

Деловито наточив свой кинжал, Грегор подсел к корове, устроившись у задней ноги и бормоча ласковые слова, а молодой парень держал животное за носовое кольцо. Потом последовал укол, столь быстрый и сделанный столь отточенным острием, что корова почти не вздрогнула. В подставленную Грегором деревянную миску полилась кровь. Сцедив столько, сколько было нужно, паренек смешал землю со слюной и замазал ранку, после чего направился к своему мешку, где поровну разлил кровь по четырем мискам, наполненным овсом. Две из них были принесены Джеку и Мак-Тавишу.

Джек скорчил гримасу.

— Ты шутишь.

Мак-Тавиш присвистнул.

— Что, разве распрекрасный джентльмен не стал бы есть кровяную колбасу?

— Еще как стал бы. Но колбасу приготавливают, она же не сырая.

— Ну, зато у нас частенько бывало слишком сыро, чтобы коптить да варить. А до рынков Эдинбурга да Абердина далековато. Мы выжили благодаря свежей крови. Если бы я брезговал добавлять ее в тюрю, то, надо думать, стал бы таким же тощим и костлявым, как ты.

Джек расхохотался. Его воротило от одного вида кровяной каши, но голод оказался сильнее отвращения, и он, хоть и давясь, но ел.

Шотландец, видя это, одобрительно кивнул.

— Ага. Налегай от души, капитан. Отъедайся, впереди последний переход. Утром мы доберемся до графства Трион и до наших ферм. И будем надеяться, что корова просто потерялась и ничего дурного за этим нет.

Впереди находились не только фермы. Там находилось и селение Канайохари, где у Джека была назначена встреча с Ате. Поняв, что его прибывавшие силы нуждаются в основательном подкреплении, Джек воспользовался советом и, наклонив миску, принялся опорожнять ее с удвоенной энергией.

* * *

С первыми лучами солнца они поспешили вперед по лесной тропе и примерно через час увидели первые признаки того, что блуждавшая корова, увы, не просто отбилась от стада. Фермерская усадьба была уничтожена полностью. От прочного, добротного дома остался лишь обгорелый остов, тяжелые, неохватные бревна, некогда с трудом уложенные на место, превратились в древесный уголь, обгоревшая кедровая дранка кровли валялась вокруг пепелища. Корове, теперь невозмутимо жевавшей траву на полянке, чудом спасшейся от огня, крупно повезло. Четыре ее сестры валялись тут же, на пепелище. Над ними вились тучи мух, их одеревеневшие ноги торчали над раздувшимися от жары животами.

При виде этого паренек Грегор, хотя Ангус и пытался остановить его окриком, устремился вперед. Предостережение было не напрасным, ибо едва молодой шотландец оказался среди дымящихся развалин, как одна уцелевшая стена, напоследок зловеще затрещав, рухнула, подняв завесу пыли, дыма и искр. Все бросились туда, но Грегор почти мгновенно выскочил из дыма, целый и невредимый, хотя с ног до головы вымазавшийся в саже. В левой руке он держал тряпичную куклу, игрушку его сестренки. Пока паренек совершенно неразборчиво, с точки зрения Джека, рассказывал об увиденном внутри, пальцы его непроизвольно вертели кукольную головку с такой силой, что в конце концов она оторвалась. Когда он увидел это, слеза проложила дорожку по его почерневшей щеке. Ангус погладил юношу по плечу и подошел к Джеку.

— Жуть, конечно. Но там, по крайней мере, нет никаких тел. — Ангус закусил губу. — Есть надежда, что родственники Грегора нашли убежище впереди, в туземной деревне. Они всегда относились к нам по-дружески, тамошние онейды.

Он имел в виду Канайохари. Хотя семейство Ате и принадлежало к могавкам, бурные события последнего времени побудили многих из них поселиться в стойбище братского племени.

— Мы проверим, там ли они? — спросил Джек.

— Да. Моя собственная ферма находится меньше чем в часе отсюда, на окраине прихода Геркимер.

Он снова взглянул руины.

— Боже! Не дай моим глазам увидеть такое и там!

Увы, то, что они увидели в туземной деревне, превзошло самые худшие опасения шотландца. Там были не только трупы животных, но и тела людей, ирокезов и белых, различия между которыми стерлись, когда всех уравняла смерть. Здесь нападавшие не поджигали строений, но их ружья, дубинки и томагавки превратили селение в поле смерти.

Грегор упал на груду тел, наваленную за спиной убитого мужчины, до сих пор сжимавшего в окоченевших руках лопату. Его голова, как и головы всех прочих убитых, была осквернена скальпированием, но перед ним валялись два трупа в боевой раскраске, с раскроенными лопатой черепами. Фермер защищал семью до последнего вздоха.

Когда Алисдер увел рыдавшего паренька, Ангус потыкал пальцем ноги тело воина.

— Могавк, — невыразительно обронил он, как будто любая окраска этого слова высвободила бы слишком много эмоций.

— Да, — так же невыразительно отозвался Джек и, кивнув, отвернулся.

Эти мертвые воины могли быть могавками, жившими среди онейдов, могли оказаться даже родственниками Ате. А могли и явиться из другой деревни. Так или иначе, его братья вступили на тропу войны, а война краснокожих не такова, как война бледнолицых. Это не марши, контрмарши, маневры, осады и полевые сражения, а засады, вылазки, набеги и резня. И хотя некоторые из лежавших вокруг мертвых тел, как, например, тела родичей Грегора, принадлежали белым, большинство павших были туземцами. Усобица, которую предугадал Джек, увидев воинов онейда, сопровождавших ополчение графства Трион к ущелью Орискани, разразилась. Среди Ходенсауни, Народа Длинных Домов, произошел раскол, чего не случалось уже двести лет, и их конфедерация затрещала по швам. Ирокезы сражались с ирокезами, результатом чего могло стать лишь разорение их собственной земли и множество столь же жутких картин, как та, что предстала сейчас перед их глазами.

вернуться

6

Каллоденская битва — сражение в Шотландии в 1746 году, когда было подавлено восстание якобинцев, возглавляемое Карлом Эдуардом Стюартом (1720-1788), претендентом на английский престол.

38
{"b":"11535","o":1}