ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очарованная луной
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Принц Зазеркалья
Как избавиться от демона
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Книга о власти над собой
Вечная жизнь Смерти
Опасные игры
A
A

Жан сказал:

— Фуггер, это ведь я у тебя в долгу, а не ты у меня. Ты освободил меня из виселичной клетки. Здесь ты обрел покой. Почему бы тебе не воспользоваться этим?

Фуггер улыбнулся и погладил Марию-Терезу по голове.

— Думаю, что покой подождет. Мария-Тереза еще очень юна. — Тут он увидел, как Лукреция энергично кивнула. — И она глубоко мне благодарна. Мне не хотелось бы этим воспользоваться. Если я уеду, а потом вернусь, возможно, мы оба лучше разберемся в этом. И потом, я вам нужен. Я ведь родом из Германии.

Он наклонился и начал утешать плачущую девушку. Бекк тем временем вернулась к отцу и снова кормила его супом. Не поднимая головы, она сказала только:

— Я должна отвезти отца в Венецию, к нашим родичам, где о нем позаботятся. — Тут она подняла взгляд и добавила: — А когда он будет в безопасности, я вернусь за тобой, где бы ты ни был. И никакие силы на свете меня не остановят.

Ее властные слова изумили даже Хакона, который прекратил жевать. Никто, кроме Жана и Фуггера, не понимал, какие силы кроются за этим заявлением. Авраам что-то заподозрил и несколько секунд смотрел на свою дочь. Жан встретился с ней взглядом, но потом отвел глаза и снова уставился на яркое пламя в очаге, на разрушающийся мир, на небеса и ад, которые притягивали его к себе.

— Значит, решено, — проговорил он. — Мы отправимся завтра же.

* * *

Позже, когда были сделаны все приготовления для того, чтобы выехать на рассвете, спутники в последний раз собрались на нагретом дворе. Небо было усеяно яркими алмазами звезд. Завтрашний день позабылся за пиром, подобного которому еще не было. Друзья ели и пили, смеялись и пели. Сага о галерах была повторена снова, вызвав громкое одобрение. Фуггер показывал созвездия, рассказывая мифы. В основном это предназначалось Марии-Терезе. Жан сидел рядом с Бекк, не прикасаясь к ней и даже не глядя в ее сторону. Оба почему-то вдруг начали стесняться друг друга — и в то же время оба знали, что, как только старик уснет, снова уединятся тайком. Но Авраам был оживлен: казалось, он проспал тысячу лет и теперь наконец пробудился.

В предыдущие вечера Хакон несколько раз гадал на рунах, комментируя прошлое и провидя будущее. Он обещал Марии-Терезе жизнь, полную любви и довольства, «Скорпионам» — вторую беспрецедентную победу в будущем году на Палио, Джануку — должность визиря по возвращении в Стамбул. Лукрецию, приехавшую с новостями, это очень заинтересовало, поскольку сама она гадала по руке и на картах. Руны сообщили ей, что впереди ее ждет ночь любви с высоким светловолосым чужеземцем — и ни она, ни Хакон не сомневались в том, что это предсказание исполнится очень и очень скоро.

Только будущее Жана оставалось невыясненным, и теперь, поддавшись действию выпитого вина и близости любимой, к которой пока нельзя было прикоснуться, он решил, что ему необходимо отвлечься.

— Ну-ка, Хакон, давай заглянем в сумерки моей судьбы.

Скандинав снова высыпал руны на зеленую ткань, расстеленную на плитках, перевернул их, перемешал и заставил Жана тоже перемешать их.

— А теперь, — произнес скандинав серьезным голосом, которым всегда делал предсказания, слегка гнусавым, чрезмерно внятным, так что остальным приходилось делать над собой усилие, чтобы не расхохотаться, — сосредоточься на своем вопросе, заключи его в самое свое сердце и выбери три руны. И положи их перед собой так, как тебе покажется правильным.

Жан подумал о любви — и сделал так, как ему велел Хакон. Скандинав заставил его перевернуть их по очереди, характеризуя каждую кость по мере ее появления.

— «Рад». Прямая. Я бы сказал, что ты отправляешься в путешествие и ты…

Его прервал общий смех.

— Это нам и без вмешательства духов известно, скандинав. Иначе я зря набивал ваши седельные сумки! — крикнул Матиас.

Хакон скорчил обиженную гримасу и продолжил предсказание:

— Извольте слушать. Эта руна связана с богом Одином. Здесь, в Италии, он — Меркурий. В некоторых культурах он — ворон. И везде может означать обман.

— Ты это слышал, Демон? — крикнул Фуггер птице, гордо восседавшей у них над головами на ветке каштана. — Даже руны тебе не доверяют!

Перебивая их шутки, Хакон добавил:

— Говорится о путешествии, в котором может произойти все, что угодно. Но следующие руны сообщат нам о его результатах. Переверни следующую, пожалуйста.

Пряча улыбку, Жан перевернул среднюю кость.

— Она похожа на стрелу, которая летит к тебе, Жан. Пригнись! Особенно если ее выпустил я!

Джанук засмеялся — пока не увидел лица Хакона. Великан немного побледнел, и голос его перестал звучать так напыщенно.

— Это «тир». Перевернутая. Бог войны. Посмотрите, я ношу такую руну на шее. — Он вытащил из-под куртки шнурок с металлической стрелой. — Когда эта руна прямая — это руна силы, отваги и даже безумия в битве. Знак берсеркера.

Он на мгновенье замолчал, разглядывая кость.

— А когда она перевернутая? — спросила Бекк, присоединяясь к их кружку.

Хакон не ответил, сказав только:

— Последнюю, Жан.

Когда тот послушался, все увидели изображение, похожее на открытую пасть, собравшуюся проглотить оставшиеся кости. Только Жан успел увидеть тень, которая возникла в глазах скандинава. Возникла — и тут же исчезла, когда на Хакона посмотрели остальные.

— «Пьорт». Перевернутая. Значит, все в порядке. Похоже, твое желание исполнится.

Хакон взял все три руны и перемешал их с остальными. Его неожиданная поспешность всех удивила, но Хакон отмахнулся от вопросов, сказав, что гадание на рунах — вещь ненадежная, и отказался продолжать. Вместо этого он начал веселую и длинную историю, где говорилось о хитрых парнях-фермерах, королях троллей и прекрасных девицах, у которых под платьями прятались коровьи хвосты. Скоро все уже снова хохотали.

Позже, когда Фуггер и Мария-Тереза заснули, невинно обнимая друг друга, когда Авраам наконец задремал, а Джанук ускользнул в город, Жан наблюдал за тем, как Лукреция направилась в дом, бросив Хакону многозначительный взгляд. Тот медленно поднялся и направился следом. У дверей Жан догнал его и взял за плечо.

— Что ты увидел, Хакон?

Хакон пожал плечами:

— Ничего. Это не имеет значения. Мы просто шутили. А с рунами этого делать нельзя. Моя мать говаривала…

Встретившись с серьезным взглядом Жана, он замолчал.

— Что ты увидел? — тихо повторил свой вопрос Жан.

Хакон взглянул на него в упор.

— Ладно, я тебе скажу. Неважно, какой именно вопрос ты задумал. Твой настоящий вопрос скрывался глубже. «Пьорт» — это стаканчик для костей. Риск. Если эта руна перевернута, она означает двойную опасность, двойной риск. Он связан с «рад», с путешествием и тем, что ты пытаешься сделать. С твоей целью.

— А стрела? Направленная в мою сторону? Она тоже была перевернута, так?

Хакон посмотрел за спину Жана, на Бекк, которая осторожно вынимала руку из-под головы отца.

— Да, — быстро проговорил он. — Бог войны, перевернутый. Трудности, борьба, большой риск.

— Мы это и так знали.

— Она приобретает еще один смысл, соединяясь с предательством «рад», Меркурия.

— Какой же?

Бекк уже направлялась к ним. Хакон понизил голос:

— Предательство. Кого-то близкого. Очень близкого.

— Очень близкого?

— Да. Если бы я позволил себе предположить… то кто-то, кто был здесь сегодня, тебя предаст.

Жан смотрел, как его друг исчезает в доме. Ему на плечо легла рука. Жан повернулся, но какое-то мгновение не видел глаз, которые успел полюбить. Он видел только стрелу, которая летела на него из алого пламени очага. Стрелу предательства.

Часть третья. РАСПЛАТА

Глава 1. АДСКИЙ ОГОНЬ

Фенрир первым сообщил о том, что что-то не так.

Он, как всегда, бежал далеко впереди. Зверь постоянно убегал вперед, предупреждая людей о засадах разбойников на горных перевалах, о стаях волков, о деревушках, спрятавшихся в лесу. По ночам его острый нюх и слух позволяли остальным спокойно спать, не опасаясь, что Фенрир разбудит их без причины. Путники имели возможность десятки раз убедиться в том, что инстинктам зверя можно доверять.

63
{"b":"11536","o":1}