ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джек вдруг вспотел. Ему сделалось жарко, но тут хлынул дождь. Краткий, обильный, он продолжался с минуту, но насквозь пробил мундиры и несколько охладил тела разгоряченных взятием кручи солдат. По мановению руки Хоу пехотинцы, осторожно ступая, двинулись в направлении сопок. Через какое-то время они резко замерли. Кто-то к ним приближался в охватывающем округу тумане, грузно вышагивая и насвистывая что-то себе под нос. Макдональд с тем гнусавым прононсом, которому он пытался обучить Джека, выкрикнул:

— Eah, qui est la? [87]

Свист и звуки шагов тут же затихли, зато взамен лязгнул снимаемый с плеча мушкет.

— Eh, merde! Qui etes-vous? [88]

Макдональд, сделав всем знак не двигаться, пошел вперед. Его коренастая фигура мгновенно исчезла в тумане и мраке, но слышимость была очень хорошей. До Джека отчетливо долетал каждый звук. Шотландец сказал французу, что возглавляет колонну городских ополченцев, присланную сюда в подмогу разрозненным патрулям. И прибавил, что командующий в награду за хорошее несение службы прислал караульным бочонок бренди, а потому было бы вовсе не лишним созвать их всех в одно место, хотя бы к костру. Восторг, прозвучавший в ответе канадца, и то, с какой рьяностью он принялся скликать товарищей, свидетельствовали, что хитрость горца сработала. А темнота и туман, подумал Джек, очевидно, скрыли от глаз незадачливого патрульного его килт. Тут голоса стали удаляться, и англичане последовали за ними.

Им потребовалась всего минута, чтобы дойти до костра, а французам на опознание неприятеля была предоставлена лишь секунда, которой явно тем не хватило, чтобы хоть как-то отреагировать на атаку. Макдональд мигом приставил палаш к горлу проводника, а сидящие кружком караульные просто вскрикнули и оцепенели. Их повалили на землю, вставив в рты кляпы и надежно скрутив за спинами руки. Половина десантников скрылась в тумане, из которого понеслись глухие удары и стоны. Затем, как по волшебству, все затихло опять.

Джек, открыв рот, наблюдал за действиями ветеранов. Он, безусловно, принял бы самое деятельное участие в схватке, но… она уже кончилась, и ему оставалось только тупо глазеть на поверженных, ошеломленных врагов. А ведь еще вчера он так мечтал…

Тут его хлопнули по плечу. Это был Хоу.

— Значит, так, Акробат, говорят, что ты можешь бегать как заяц. Вот и посмотрим, как быстро ты доберешься до берега и сообщишь мистеру Дилону, что неприятельский заслон нами снят. А если и генерал уже там, засвидетельствуй ему мое почтение. Скажи, что он может выводить людей на равнину.

Джек все стоял. Хоу осклабился.

— В чем дело, корнет?

Сняв со ствола штык и сунув его за пояс, Джек закинул мушкет за спину и шагнул к ведущей на берег тропе. Макдональд тронул его за плечо.

— Удачи, парень, и будь осторожен. Есть вероятность, что наши сняли не всех французских патрульных и кое-кто из них еще бродит тут.

С этими словами он легонько подтолкнул гонца в заданном направлении, и через минуту тот уже скользил по утрамбованной, но чуть раскисшей от дождя глине навстречу всем возможным опасностям, какие могли его поджидать. Проход, по дуге сбегавший к реке, был шириной футов в шесть, крутизна его ускоряла скольжение. Джек отчаянно изгибался, чтобы сохранить равновесие, мушкет больно бил его по спине. Потом правое колено его сильно стукнулось обо что-то, он упал, судорожно цепляясь за какие-то ветки, и наконец замер, несколько оглушенный беспорядочным кувырканием в посеребренной луной полумгле.

Придя в себя, Джек осмотрел неожиданную преграду. Это был большой клен, то ли спиленный специально, то ли упавший и косо перегородивший тропу. Он лежал макушкой вниз и являл собой нешуточное препятствие для пушек. Артиллеристам, чтобы вкатить их вверх по проходу, придется пустить в ход пилы и топоры.

Джек завозился, пытаясь выбраться из мешанины веток и сучьев, но тут слуха его коснулся какой-то звук. Он шел снизу, однако ничуть не походил на маршевый шаг нескольких пехотинцев. Тот, кто к нему приближался, был явно один. Похоже, он поторапливался, оскальзываясь на глине и при этом вполголоса немилосердно бранясь. Смысл ругательств был Джеку неведом, но язык… да, язык он узнал.

Французский язык.

У него отвисла челюсть, остановилось дыхание, а руки судорожно вцепились в поваленный ствол. Вдохнуть, правда, он все же сумел, но лишь через силу и с неожиданным хрипом, гулко ударившим его по ушам. Однако даже если француз что-нибудь и услышал, это ничуть не насторожило его: он взбирался все выше и выше в безмятежной уверенности, что ему тут ничто не грозит.

Джек медленно сполз со ствола и затаился, прижавшись боком к гладкой и влажной коре, в голове его бешено прыгали мысли. Француза, в конце концов, можно и пропустить. Здесь так темно, что он ничего не заметит. А наверху его обязательно скрутят, малый идет не таясь и, конечно, к костру. Да, так будет лучше всего, ведь у Джека задание особой важности, которое непременно следует выполнить, не отвлекаясь на всякую ерунду. Пусть враг пройдет, а уж Макдональд и прочие никоим образом не дадут ему ускользнуть.

Но… вдруг все же дадут? Вдруг он заметит их раньше? И обогнет, обойдет во тьме? А потом добежит до Квебека и поднимет тревогу? Тогда грандиозные планы Вулфа провалятся, а его войско, скученное и беззащитное ждет неминуемый молниеносный разгром.

Сообразив это, Джек понял, что не может позволить французу пройти, и осторожно вытащил штык из ножен. Патрульный, ткнувшись в преграду с другой стороны, отчетливо произнес: «Merde!» [89]

Показалась нога, потом — туловище, затем солдат перетащил через ствол и другую ногу. Он посидел, отдыхая, и скользнул на заднице вниз, приземлившись в ярде от Джека.

Джек поднялся на ноги, но не очень ловко. Мушкет его лязгнул, задев за сучок. Солдат, моментально повернувшись на звук, отшатнулся. Несколько томительно долгих секунд он смотрел Джеку в лицо, потом опустил взгляд, заметил штык и потянулся к торчащей из-за спины рукояти сабли. Звук обнажаемого оружия был неожиданно громким.

Миг — и грозное лезвие развалило бы Джеку плечо, но он успел схватить патрульного за запястье. И попытался пронзить француза штыком, что не сработало, ибо тот увернулся. И в свою очередь поймал в тиски взметнувшуюся вверх кисть врага. Так они и застыли, не давая друг другу пустить в ход оружие и сопя от натуги.

Француз имел преимущества, он был массивнее и стоял выше, давя на противника весом. Но Джек недаром брал уроки борьбы, он откинул корпус назад и неожиданно дернул вниз сжимавшую саблю руку. Француз упал на него, а Джек, изворачиваясь, сильно ударился боком о ствол и повис на помешавшей завершить бросок ветке. Тяжело дыша, противник пытался освободить руку с саблей, однако страшный захват на ушедшей вниз руке Джека ослаб. Миг — и пальцы врага впились в его горло, а каверзный штык втулкой зацепился за сук. Жутко сипя, Джек отчаянно дергал его, потом, уже почти теряя сознание, подался в сторону, сук мягко хрустнул, и освобожденный клинок пошел вверх.

Джек никуда не целился — он просто ударил. Он ничего не видел, не слышал и лишь ощущал, как острие скользит вдоль кости, разрывая одежду и входя в тугую, напряженную от усилия плоть. Оно шло очень трудно, потом все легче и легче, и, когда вышло наружу, француз закричал.

Напряжение моментально ослабло. Сабля упала на землю. Джек повернулся, ударил, и противники поменялись местами, теперь на ветке висел проткнутый штыком человек. Пальцы его судорожно вцепились в руку врага, не давая выдернуть клинок из раны. Кровь текла по костяшкам крепко стиснутых пальцев, оба тела сплелись, как в любовном объятии, глаза глядели в глаза. Спустя целую вечность в зрачках патрульного что-то мелькнуло, и они медленно закатились под лоб. Джек резко дернулся, отпрянул и, выронив штык, рухнул коленями в мокрую глину. Первым его ощущением был несказанный, неимоверный восторг.

вернуться

87

Эй, кто там? (фр.)

вернуться

88

Дерьмо! Вы кто такие? (фр.)

вернуться

89

Дерьмо! (фр.)

44
{"b":"11537","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе
Культ предков. Сила нашей крови
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Загадка воскресшей царевны
Энцо Феррари. Биография
Родословная до седьмого полена