ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, вы не поняли. Я ему этого не поручал.

— Значит, он практикуется. Тоже неплохо.

— Чиун, я подозреваю, что его нанял кто-то еще.

— Странно, — пробормотал Чиун себе под нос, а в трубку сказал:

— Может, он хочет немного подработать, чтобы помочь обнищавшим жителям Синанджу? Это было бы великодушно.

— Нужно остановить его.

— Что вы имеете против бедных жителей Синанджу? — спросил Чиун.

— Послушайте, Мастер Синанджу. Римо в Детройте и неуправляем. Он может переметнуться к противнику.

— Нет никакого противника, — сплюнул Чиун. — Есть только Синанджу.

— Он вчера стрелял в человека.

— Стрелял?!

— Из пистолета.

— Ай-яй-яй! — застонал Чиун.

— Теперь вам ясна серьезность ситуации?

— Из пистолета! — воскликнул Чиун. — Опозорить Синанджу, прибегнув к механическому оружию! Этого быть не может. Римо бы не посмел.

— Сегодня днем кто-то стрелял в президента компании «Дайнакар индастриз».

Известен список всех, кто при этом присутствовал, и Римо есть в этом списке.

Чиун, вам придется поехать в Детройт. Если подтвердится, что Римо там и что он работает на сторону, нужно его остановить.

— Это не входит в условия нашего контракта.

— Об этом поговорим позже. Я вышлю за вами машину и закажу билет на самолет. Вылет — через час.

— Не входит! — повторил Чиун.

— Об этом — позже.

— Недавно мы обсуждали с вами один земельный участок...

— О Диснейленде забудьте. Если Римо действует сам по себе, вам следует остановить его. Это — условие контракта.

— Хорошо. Я поеду. Но говорю вам, что Римо никогда в жизни не станет пачкаться о какие-то шумные пистолеты.

— Приедете — разберетесь, — сказал Смит. — Этот предполагаемый убийца пригрозил уничтожить руководителей всех ведущих автомобильных компаний.

— Кого мне тогда охранять? — спросил Чиун.

— Сегодня он ранил Лайла Лаваллета. Это очень известный конструктор.

Любимец прессы. Логично предположить, что следующей жертвой явится Дрейк Мэнген, президент «Нэшнл автос». Он только что опубликовал книгу и часто выступает по телевизору. Если Римо, или кто там есть, хочет произвести впечатление на публику, следующим будет Мэнген.

— Я поеду к вашему Мэнгену, привезу голову этого убийцы-самозванца, и вам еще придется принести нам с Римо извинения. Прощайте.

Чиун так швырнул трубку, что она раскололась и детальки посыпались из нее, как воздушная кукуруза.

Служить белому худо само по себе, но служить белому безумцу — еще хуже! И все-таки, что, если Смит прав? Что если Римо работает на сторону?

Чиун поглядел в угол, где высились тринадцать его сундуков, и решил, что поедет налегке. Пребывание в Детройте будет недолгим. Нужно взять только шесть сундуков, не больше.

Глава 7

Дрейк Мэнген стал главой огромной «Нэшнл автос компани» весьма старомодным способом: женился на наследнице.

Семья Крэнстонов стояла у истоков автомобильной индустрии — начиная с Джетро Крэнстона, который еще в 1898 году прицепил паровой двигатель к безлошадному экипажу. Когда старый Джетро умер, дело возглавил его сын Грант — и «Крэнстон» стала международной. А когда компания перешла к другому сыну, Бранту, стало понятно, что судьба «Крэнстон моторе» обеспечена, по крайней мере, еще на одно поколение. Все в момент переменилось, когда в 1959 году пьяный водитель «форда», проехав на красный свет светофора, врезался в лимузин Бранта Крэнстона.

Контроль над компанией перешел, таким образом, в нетвердые руки единственной наследницы Крэнстонов — Майры. Майра, которой тогда исполнилось двадцать два, была до крайности избалована и находилась на верном пути к получению черного пояса в таком виде спорта, как алкоголизм.

Дрейк Мэнген, считалось, за ней ухаживал.

Дурное известие настигло их, когда они сидели в ресторане с видом на Детройт-ривер. Дрейк Мэнген специально выбрал ресторан с самыми дорогими винами в городе, чтобы сообщить своей даме, что после восьми месяцев бесплодных свиданий собирается с ней расстаться. Прежде чем приступить к делу, он позволил Майре опорожнить две бутылки «бордо». Он надеялся, что она слишком пьяна, чтобы устроить скандал, а уж скандалы она умела устраивать оглушительные.

— Майра, я хочу сказать тебе что-то очень важное, — начал Мэнген, привлекательный тридцатилетний мужчина, хотя темные, под выпуклыми веками, глаза и нос с горбинкой старили его лет на десять. Он был главным управляющим компании «Крэнстон» и в Майре находил лишь одно достоинство она была дочкой босса. Однако даже эта приманка перестала действовать после восьми месяцев ухаживания за женщиной, которую в детройтских кругах именовали Железной Девственницей.

Майра, с мутным алкогольным блеском в глазах, хихикнула.

— Д-да, Дрейк.

— Мы с тобой вместе уже почти год...

— Восемь месяцев, — поправила Майра, поднимая бокал. — Восемь до-о-оо-лгих месяцев.

— Да. И знаешь, во взаимоотношениях всегда наступает момент, когда им следует либо вырасти во что-то большее, либо угаснуть. На мой взгляд, в нашем случае им пора...

В этот момент у их стола выросли с одеревенело-торжественным выражением лиц двое полицейских в форме.

— Мисс Крэнстон? — осведомился один из них. — С прискорбием вынужден сообщить, что в вашей семье произошла трагедия. Ваш брат... он покинул нас.

Майра на мгновение выглянула из алкогольного тумана.

— Уехал? — спросила она. — Куда?

Полицейские замялись.

— Я имел в виду, мисс Крэнстон, что он... скончался. Очень сожалею.

— Н-не понимаю, — правдиво призналась Майра и икнула.

Дрейк Мэнген понял. Понял как нельзя лучше. Он сунул каждому полицейскому по двадцатидолларовой банкноте и сказал:

— Я вам очень признателен. Пожалуй, дальше я сам управлюсь.

Полицейские охотно покинули ресторан.

— Что это они тут говорили? — спросила Майра, наполняя еще пару бокалов.

Слева у нее стояла бутылка с белым вином, справа — с красным. Ей нравилось пить попеременно из каждой.

Иногда она смешивала вина. Однажды смешала в блюдце и пила из него.

— Я тебе потом объясню, милая, — сказал Дрейк.

— Слушай, ты сейчас в первый раз за все время назвал меня милой! хихикнула Майра.

— Это потому, что я сделал открытие, — произнес Дрейк Мэнген, призвав на помощь все свое актерское мастерство. — Я люблю тебя, Майра!

— Честно? — икнула она.

— Страстно. И хочу, чтобы ты стала моей женой. — Он сжал ее влажную веснушчатую руку. — Ты выйдешь за меня, дорогая?

Его подташнивало, но бизнес есть бизнес.

— Это все так внезапно...

— Я не могу ждать. Давай поженимся сейчас же! Найдем мирового судью.

— Сейчас? Когда мой брат уехал? Он обидится, что мы без него!

— Он поймет. Ну же, собирайся.

* * *

— Вы уверены, что хотите жениться на ней? — с сомнением в голосе спросил мировой судья.

— Конечно, — сказал Мэнген, — а что?

— Невеста едва держится на ногах!

— Значит, мы проведем церемонию сидя. Вот кольцо. Приступайте.

— Вы уверены, что хотите выйти замуж за этого мужчину, мисс? — обратился судья к Майре.

Та хихикнула:

— Мой брат уехал, но он не обидится.

Судья только пожал плечами, и дело было сделано.

Медового месяца не было. Только похороны Бранта Крэнстона. Медовый месяц не состоялся и после похорон, так что теперь, почти тридцать лет спустя, Майра Крэнстон-Мэнген по-прежнему оставалась, во всяком случае, насколько это касалось ее супруга, девственницей.

Но Дрейку Мэнгену было наплевать. Теперь он имел контрольный пакет акций «Крэнстон моторе» и не спускал с него глаз, особенно в процессе всех перекупок, слияний и реорганизаций, в результате которых старая «Большая Тройка» сгинула, а новая — «Дженерал автос», «Америкэн автос» и «Нэшнл автос» — родилась.

Президент «Нэшнл автос». Годовое жалованье — миллион долларов. Только это и имело значение для Дрейка Мэнгена. Ну, еще, может быть, когда-нибудь забраться в трусы к жене. Просто на пробу.

14
{"b":"11538","o":1}