ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Потрясающие приключения Кавалера & Клея
Синяя кровь
S-T-I-K-S. Охота на скреббера. Книга 2
Сюрприз под медным тазом
Английский пациент
Француженка по соседству
Держись, воин! Как понять и принять свою ужасную, прекрасную жизнь
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Дочь лучшего друга

Мэнген залез каждому в карман, выудил ключи от наручников и освободил их, хотя прикасаться к пролетариям не любил.

— Уверены, что старик в норме? — спросил один, растирая кисти, чтобы восстановить кровообращение.

— Да. Это была моя ошибка.

— Нам, знаете ли, придется составить рапорт, — сообщил полицейский.

— Сейчас уладим, — улыбнулся Мэнген.

И уладил. Каждый полицейский получил возможность за полцены купить свою следующую машину. Взамен они обязались объявить мертвые тела в холле жертвами случайной перестрелки. И забыть о старике.

Дрейк проводил их к лифту и вернулся в свой кабинет.

— Итак, мистер...

— Чиун. Мастер Чиун, а не мистер.

— Мастер Чиун. Я навел о вас справки. Вы и в самом деле тот, за кого себя выдаете.

— Надо было сразу верить, не было бы столько лишней мороки, — проворчал Чиун.

— Ну, что сделано, то сделано. Итак, если вы здесь, чтобы защищать меня, что я должен делать?

— Стараться, чтоб тебя не убили, — сказал Чиун.

* * *

Вертолеты спасателей прибыли ночью. Римо первым услышал их приближение и разбудил Лорну.

— Летят, — сказал он.

— Я ничего не слышу.

— Скоро услышишь.

— Отлично. Я буду рада вернуться, — произнесла она.

— А я, сказать по правде, буду по вам всем скучать, — признался Римо.

— Что ты имеешь в виду?

— Что сейчас моя остановка. Я выхожу.

— Разве ты не вернешься с нами?

Она помолчала. Глухой рокот приближающихся вертолетов разнесся по пустыне.

— Нет. А то замучают расспросами.

— Куда же ты пойдешь? Вокруг один песок.

— Я сумею выбраться.

— Но почему?!

— Надо! Я хотел попрощаться с тобой. И попросить об одном одолжении.

— Каком?

— Никому не называй моего имени. Только ты одна его знаешь, и если кто-нибудь заговорит обо мне, скажи, что я ушел и заблудился.

— Ты уверен, что хочешь именно этого?

— Да.

Лорна обняла его.

— Я не стану мучить тебя расспросами, — сказала она. — Но, пожалуйста, побереги себя.

— Договорились. А ты побереги нашу девчушку.

Римо прижал ее к себе, отстранил, повернулся и ушел в ночь как раз в тот момент, когда в миле от них засветились прожектора вертолетов.

Римо бежал, пока не убедился, что его уже не увидят, затем снизил темп и шагом направился на север. Через несколько миль он взобрался на огрызок скалы и посмотрел назад. Чуть поодаль от сгоревшего лайнера на песке стояли два огромных вертолета. Он увидел, что людям помогают погрузиться, удовлетворенно кивнул и снова тронулся в путь.

Справа, окрашивая барханы в розовый цвет, поднялось солнце. К полудню, взобравшись выше, оно выбелило песок. Ближе к вечеру пустыня стала каменистей. А Римо все шел и шел, погруженный в свои мысли. Странным образом он уже скучал по собратьям-авиапассажирам. Сирота, он никогда не имел семьи; здесь же люди смотрели на него снизу вверх, как на старшего брата. Они нуждались в нем, надеялись на него. Это было непривычное, но приятное ощущение, и он снова пожалел себя за то, сколько он всего пропустил в своей жизни и еще пропустит.

Городской черты он достиг сразу после заката и в местной пивнушке нашел телефон. Как бы мал городок ни был, пивнушка всегда найдется, подумал он.

Может, это и есть ядро любого поселения: сначала кто-то строит пивную, она обрастает домами и улицами — и получается город?

Он набрал номер Чиуна в Нью-Йорке. Трубку никто не брал. Тогда он набрал специальный код. Сигнал пошел на номер в Ист-Молайн, Иллинойс, потом в Айолу, Висконсин, и наконец потревожил телефон на рабочем столе доктора Харолда У. Смита.

— Да? — услышал Римо кислый голос босса.

— Смитти, это я, — сказал Римо. — Я вернулся.

Молчание.

— Смитти! Что случилось?

— Римо? — медленно проговорил Смит. — Чиун с вами?

— Нет. Я только что ему звонил, но никто не ответил. Я думал, вы знаете, где он.

— Римо, я очень рад вас слышать.

— Тогда почему у вас такой голос, словно вы говорите не со мной, а со своей покойной бабушкой?

— Вы все еще в Детройте?

Римо так посмотрел на трубку в своей руке, будто личная ответственность за вздор, который она издает, лежала лично на ней.

— В каком Детройте? О чем вы? Я в Юте.

— Когда вы прибыли в Юту, Римо?

— Вчера, когда мой чертов самолет разбился в пустыне А что это за подозрительный тон, Смитти? Я вам не Джек Потрошитель!

В санатории «Фолкрофт» Смит набрал на клавиатуре своего терминала одно слово: ПЕЛЕНГ.

Зеленые буковки замерцали, и на экране появился номер телефона. Смит сразу понял, что звонок из Юты. Компьютер сообщил ему также, что Римо говорит из автомата.

— Эй, Смитти. Вы меня еще слышите?

— Да, Римо, слышу. Что вы сказали о крушении самолета?

— Самолет, которым я летел, упал в пустыне милях и восьмидесяти отсюда.

— Номер рейса?

— Да какая разница! Послушайте, я спас целый самолет с людьми! И сам выбрался живым. Почему вы так со мной разговариваете?

На компьютере Смита, по его команде, появились данные о вчерашнем исчезновении самолета, следовавшего рейсом «Лос-Анджелес — Солт-Лейксити».

— Вы летели из Лос-Анджелеса?

— Ну конечно. Я прикончил того парня, как вы велели, и выбрался оттуда ближайшим рейсом.

— И в Детройте вы не были?

— Что бы я, интересно, делал в Детройте? Машина у меня японская.

— Римо, я думаю, лучше всего будет, если вы направитесь сюда, в «Фолкрофт».

— У вас такой голос, словно там вы засадите меня в клетку.

— Я должен внести в картотеку данные о вашем отсутствии.

— Внесите следующее. Я был в пустыне. Там было жарко. Все, кто остался жив, — живы. Я посадил самолет в песок. Все. Конец передачи.

— Римо, пожалуйста, не нервничайте. Я просто хочу поговорить с вами.

— Где Чиун? Вот о чем следует говорить.

— Он уехал, — сказал Смит.

— Что, назад в Синанджу?

— Нет.

— Так где же он, Смитти, а?

— У него поручение.

— Поручение? У Чиуна? Чиун не примет поручений даже от иранского шаха, если тот снова придет к власти. Может, он на задании?

Смит замялся.

— Можно выразиться и так.

— Где он?

— Этого я и в самом деле не могу вам сказать. А сейчас, если вы...

— Смитти, — перебил его Римо. — Я сейчас вешаю трубку. Но прежде чем я это сделаю, я хочу, чтобы вы очень внимательно меня выслушали.

— Да? — сказал Смит, прижав трубку к уху.

И Римо в Юте с такой силой врезал ладонью по микрофону, что трубка разлетелась на куски.

Глава 8

Черная машина подъехала так бесшумно, что он не слышал ее приближения.

Тонированное стекло со стороны водителя сдвинулось, образовав щелочку, в которую водителя было не разглядеть.

Стрелок со шрамом на правой скуле, выйдя из своей машины, подошел к прибывшей. Все стекла в ней, даже ветровое, были такими темными, что в тусклом свете подземного гаража на канадской стороне Детройт-ривер он видел на месте водителя только темную тень.

— Уильямс? — спросил невидимый водитель.

— Зовите меня Римо, — поправил стрелок. — Славная у вас машинка.

Никогда такой не видел.

— Еще бы. Это тот самый большой сюрприз Лаваллета, «дайнакар». Я выкрал ее.

В оконной щели появился конверт.

— Возьмите. Это за Лаваллета. Следующий — Мэнген. В конверте адрес. Он принадлежит женщине, у которой Мэнген бывает каждую ночь по средам. Можете достать его там.

— Я еще не кончил Лаваллета.

— Все было как надо. Действуйте по плану в указанном мной порядке. Добить Лаваллета времени еще хватит. Пусть немного понервничает.

— Я мог бы прикончить его на том сборище журналистов. Возможности были.

— Вы все сделали правильно. Я вам сказал, никаких выстрелов в голову, и вы следовали инструкции. Кто мог знать, что он окажется в пуленепробиваемом жилете.

— Мне надо беречь репутацию, — сказал стрелок. — Если я в кого-то стреляю, мне не нравится, что он потом проводит пресс-конференции.

16
{"b":"11538","o":1}