ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что ж, неплохо, — сказал он, — конечно, учитывая, что ты белый. Я буду иметь тебя в виду, если потребуется еще что-нибудь сделать.

— Ладно-ладно. Только без рукоприкладства, идет?

— Это будет зависеть от твоего поведения, — сказал Чиун. — И не забудь про звезды под надписью. Мне нравятся звезды.

— Будут, будут вам звезды, не сомневайтесь.

Дрейк Мэнген припарковался перед высотным многоквартирным домом поблизости от набережной Сен-Клер, что проделывал почти каждую среду с тех пор, как женился.

Он поднялся на лифте в роскошную квартиру — пентхаус, которую снимал для своих любовниц. Они время от времени менялись, но квартира всегда была одна и та же. Поселять там любовниц стало у него как бы традицией. Ему нравилось втайне думать, что по натуре он традиционалист.

Он ногой закрыл за собой дверь и крикнул:

— Агата!

Интерьер был решен в наидурнейшем вкусе, вплоть до мебели в зебровидную черно-белую полоску и картин с клоунами по черному бархату на стенах, но залитое мягким светом пространство благоухало любимыми духами Агаты, терпким ароматом порока. Одного вдоха было достаточно, чтобы заботы дня забылись как дурной сон, и Мэнген почувствовал, как забродили в нем соки.

— Агата! Папочка дома!

Молчание.

— Детка! Ты где?

Он скинул пальто на одно из отвратительно полосатых кресел. Дверь в спальню была чуть приоткрыта, и теплый свет, слабее, чем от свечи, сочился оттуда.

Значит, она в спальне. Отлично. Не придется терять полвечера на болтовню.

Болтовни ему хватает и дома. Болтовня — это единственное, что ему там перепадает.

— Что, детка, греешь мне местечко?

Он распахнул дверь.

— Вот умница. Ну, иди к папочке.

Но Агата не подняла головы. Она лежала на спине в шелковой красной пижаме и смотрела в потолок. Закинутая за голову рука спрятана под светловолосой гривой. С края кровати свисает нога.

Казалось, она следит за мухой, которая кружила над ее непомерным бюстом.

Ничего подобного. Мэнген видел, как муха приземлилась на кончик длинного носа Агаты, а та даже не поморщилась. Даже не моргнула.

Он шагнул к ней и тихо позвал:

— Агата?

Позади него захлопнулась дверь. Прежде чем повернуться, Мэнген наконец заметил дыру в красном шелке пижамной рубашки. Дыра выглядела так, будто ее прожгли сигаретой, однако с сердцевиной тошнотворного цвета сырого мяса, а вокруг по красному шелку расползлось пятно еще краснее, чем щелк.

Тот, кто захлопнул дверь у него за спиной, был высок, сухощав, с длинным шрамом, рассекшим правую скулу, и в перчатках. В руке он держал черный длинноствольный пистолет, нацеленный прямо в грудь Мэнгену. Сердце автопромышленника подпрыгнуло и заколотилось в горле. Он почувствовал, что сейчас задохнется, но, пересилив себя, рявкнул:

— Кто вы, черт побери, такой? Что тут происходит?

Человек со шрамом холодно улыбнулся:

— Можешь звать меня Римо. Сожалею, но пришлось утихомирить твою подружку: не согласилась сотрудничать. Все рвалась вызвать полицию.

— Да я вас даже не знаю... Почему вы... за что...

Убийца пожал плечами:

— Я против тебя ничего не имею, Мэнген. Ты всего лишь пункт в списке.

Палец его понемногу усилил давление на курок. Мэнген, не в силах оторвать взгляд от дырки в стволе, пытался что-то сказать, но не мог выдавить из себя ни звука.

Внезапно раздался скрежет, столь пронзительный, что его мог бы издать только станок с алмазным сверлом, затем звук бьющегося стекла заставил и Мэнгена, и его убийцу одновременно повернуть головы, точно обе они управлялись одной веревочкой.

Через идеально круглую дыру в оконном стекле, вырезанную длинным ногтем, в комнату вступил, с ледяным блеском в очах, Чиун, Мастер Синанджу.

— Это он, Чиун! — вскричал Дрейк Мэнген. — Наемный убийца Римо Уильямс!

— Ошибаешься, — сказал Чиун и посмотрел на человека со шрамом:

— Положи оружие, и тогда, возможно смерть твоя будет легкой и безболезненной.

Тот, что со шрамом, засмеялся, направил пистолет на хрупкого корейца и дважды выстрелил.

Это доконало остатки оконного стекла позади Чиуна. Казалось, он даже не шевельнулся, однако пули его не задели.

Человек со шрамом двумя руками взялся за пистолет, стал в стойку, как на стрельбище, и тщательно прицелился. Старикашка даже не моргнул. Грохнул выстрел.

Штукатурка позади покрылась трещинами, а старик стоял как ни в чем не бывало.

Еще один выстрел — результат тот же. Но на этот раз стрелявшему показалось, что он засек какое-то зыбкое движение: как будто, тень старика отступила в сторону, а потом неуловимо быстро вернулась на место — и все это в ту долю секунды, в какую пуля вырвалась из ствола, долетела до стены и погребла себя в ней.

— Черт знает что! — воскликнул стрелявший.

И тут старикашка двинулся на него. Словно история с Носатым Сенаро повторялась один к одному.

Дрейк Мэнген, который, лежа на кровати, смотрел, чем все это кончится, сейчас, когда Чиун перешел в наступление, понял вдруг, что ему подворачивается редкая возможность прогреметь на всю страну заголовками вроде: «АВТОМАГНАТ БЕРЕТ В ПЛЕН ТЕРРОРИСТА. ДРЕЙК МЭНГЕН ОБЕЗОРУЖИВАЕТ НАЕМНОГО УБИЙЦУ».

Потрясающий материал для нового издания его биографии!

Видя, что глаза стрелка прикованы к Чиуну, он вскочил на ноги и в прыжке наискось кинулся на человека с пистолетом.

— Нет! — вскричал Чиун, но было уже поздно.

Стрелок развернулся навстречу Мэнгену и нажал на курок прежде, чем Чиун успел встать между ним и его жертвой.

Президента «Нэшнл автос» с силой отбросило назад на кровать. Но раны в его груди не было. Он стонал.

Черт, опять пуленепробиваемый жилет, подумал стрелок и направил свой пистолет на приближающегося китайца. Но китаец больше не приближался. Он лежал на полу лицом вниз.

Стрелок увидел струйку крови, выбежавшую из-под седых прядей над ухом.

Надо же, рикошет. Один случай на миллион. Пуля отскочила от Мэнгена и попала прямо в голову старику.

Стрелок с облегчением рассмеялся.

Мэнген на кровати громко стонал, лежа поверх тела своей мертвой любовницы.

— Так, теперь разберемся с тобой, — стрелок схватил Мэнгена за лацкан пиджака. Ткань холодила пальцы.

Костюм из кевлара. Ну вот все и объяснилось. Мэнген на всякий случай надел костюм из пуленепробиваемой ткани. В наши дни костюмы из кевлара популярны среди бизнесменов и политиков, потому что легки, сравнительно удобны и поддаются не всякой пуле.

— Что вы делаете? — спросил Мэнген, когда стрелок принялся стягивать его галстук.

— То, что было принято в старые добрые времена. Приговоренного доставляли куда-нибудь побезлюдней, и прежде чем хлопнуть, распахивали ему на груди рубашку. Это была такая традиция, и сейчас я ее возобновлю.

Стрелок рванул сначала сорочку — да так, что пуговицы полетели, потом исподнее, левой рукой пригвоздил сопротивляющуюся жертву, приставил пистолет к обнаженной груди Мэнгена и одним выстрелом попал в сердце.

Дрейк Мэнген дернулся, будто от удара током, и тело его обмякло.

Выпрямившись, стрелок произнес, обращаясь к трупу:

— Нет, на мой вкус, лучше бы в голову!

Он тихо вышел из квартиры, помедлил, чтобы убрать пистолет и стянуть перчатки. Он не торопился. Спуск вниз занял много времени, но куда ему было спешить?

Интересно, приплатят ли ему за китайца?

Скорей всего нет. Наверно, дзюдоист какой-нибудь, которому Мэнген переплатил, взяв в телохранители. Таких сейчас пучок на пятачок.

Глава 9

— Ума не приложу, что там могло взорваться в вашей трубке! — пожал плечами ремонтник из телефонной компании.

— Сейчас-то она в порядке? — спросил Смит.

— Ну да. Я только приберусь и уйду.

— Я сам приберусь. Вы свободны, — сказал Смит.

— Нет, — улыбнулся ремонтник. — Убрать за собой — моя обязанность. Это входит в пакет услуг, оказываемых «Америкэн телефон энд норт-ист Белл комьюникейшнз найнекс энд Телеграф консолидейтед, инкорпорейтед». Так называется наша новая компания.

18
{"b":"11538","o":1}