ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо. Он мне звонил, наш Римо, но я отказался сообщить ему, где вы находитесь. Я задержу его здесь, сколько смогу, а вы тем временем, надеюсь, покончите с этим делом.

— Считайте, что уже сделано, Император, — сказал Чиун.

— Двух других автопромышленников зовут Джеймс Ривелл и Хьюберт Миллис.

Они дали согласие присутствовать на завтрашней пресс-конференции Лайла Лаваллета. Если покушение произойдет, то скорее всего именно там.

— Часы этого бандита сочтены, о Император, — мрачно произнес Чиун. — А вы знаете, где наш Римо сейчас?

— Звонил из Юты. Думаю, он примчится сюда, чтобы выяснить, где вы находитесь. Постараюсь его попридержать, пока вы не позвоните, что все улажено.

— Договорились. — Чиун повесил трубку.

Смит закрыл файл Римо. Чиун позаботится об этом типе, отец он Римо или не отец. Тем все и кончится, и Римо ни о чем не узнает. Наверно, по отношению к нему это несправедливо, но что значит еще одна несправедливость, когда их несметное количество?

* * *

Римо Уильяме прибыл в Детройт около полуночи.

После того, как Смит отказался сказать ему, где Чиун, Римо сначала растерялся, а потом припомнил, что Смит упомянул Детройт. И даже два раза.

Смит думал, что Римо звонит из Детройта. Интересно, с чего бы это?

Тут подходил только один ответ: Смит пришел к заключению, что Римо в Детройте, поскольку знал, что Чиун уже там.

Рассуждение было самое элементарное, даже обидно, что Смит рассчитывал, будто Римо на него не способен. И чем больше он думал об этом, тем обиднее ему становилось, так что, добравшись до детройтского аэропорта, он направился к стойке проката автомобилей и потребовал самую дорогую машину, которая там имелась.

Он выудил из бумажника кредитную карточку на имя Римо Кочрена.

— Очень сожалею, сэр, но все наши машины в одной цене.

— Хорошо, — сказал Римо. — Тогда дайте мне четыре.

— Четыре?

— Именно. Не люблю, чтобы меня долго видели в одной и той же дешевке. Это дурно для репутации.

— Все четыре — вам одному?

— Разумеется. Я что, двоюсь или троюсь у вас в глазах?

— Нет, сэр. Просто я подумал, кто же будет водить остальные?

— Никто, — сказал Римо. — Пусть они мирно ждут здесь на стоянке, пока я за ними не приеду. И знаете, оформите-ка все четыре на три месяца.

За вычетом скидки за долгосрочный найм и высокую водительскую квалификацию Римо, но с прибавкой штрафных за найм в пятницу, плюс страховка, на чем настоял сам Римо, счет составил 7 тысяч 461 доллар 20 центов.

— Вы уверены, что хотите этого, сэр? — спросил клерк — Да, — кивнул Римо.

Клерк пожал плечами.

— Что ж, деньги ваши.

— Нет, не мои, — сказал Римо. Пусть Смит подавится этим счетом. — Где тут ближайший телефон?

Клерк указал на будку в трех шагах слева от Римо.

— А я и не заметил! Мерси.

— Простите, сэр, вы в самом деле хотите, чтобы я дала вам телефонные номера всех отелей города? — испуганно переспросил девичий голос из справочной по телефону.

— Нет, только самых лучших. В других он не останавливается.

— Простите, сэр, но делать заключения о качестве отелей — противоречит политике «Америкэн телефон энд Грейтер Мичиган Белл консолидейтед эмальгамейтед Телефоник энд Телеграфик комьюникейшнз, инкорпорейтед».

— Очень жаль, — сказал Римо, — тогда мне все-таки придется попросить вас дать мне номера всех отелей Детройта. Без исключения.

— Ну, может, попробуете вот эти, — девушка неохотно назвала Римо с полдюжины номеров, после чего он принялся названивать.

— Отель «Пратер», — ответил коммутатор первого отеля.

— Скажите, не остановился ли у вас пожилой кореец, который прибыл, я думаю, с дюжиной, не меньше, лакированных дорожных сундуков и доставил вашим посыльным много мороки?

— Пол каким именем он зарегистрирован?

— Не знаю. Может, мистер Парк, может, Его Внушающее Страх Великолепие. В зависимости от настроения.

— Как? Вы не знаете его имени?

— Не знаю, — сказал Римо. — Но, будьте любезны, назовите мне точное число соответствующих этому описанию пожилых корейцев, которые остановились в вашем отеле.

Оператор проверил. Такие корейцы в отеле «Пратер» не проживали.

Римо задал тот же вопрос еще в трех отелях. На пятом звонке ему подтвердили, что точь-в-точь такой кореец поселился в «Детройт-плаза» и что главный посыльный, отвечавший за переноску багажа джентльмена по двадцати пяти лестничным пролетам, поскольку джентльмен опасался доверить свой багаж лифту, который может застрять или оборваться, уже вполне оправился после операции по удалению грыжи. Не угодно ли Римо позвонить джентльмену в номер?

— Нет, благодарю вас, — сказал Римо. — Я хочу сделать ему сюрприз.

Номер Чиуна был заперт на ключ, и Римо два раза постучал. До него донесся профильтрованный дверью голос:

— Кто тревожит меня? Кто топает по коридору мимо моей двери, как вымерший як, да еще долбит в дверь, прерывая мою медитацию?

Римо покачал головой. Старик не мог не услышать, что он приближается, едва Римо вышел из лифта в сотне футов по коридору, и не мог не узнать его шагов, несмотря на толстое ковровое покрытие.

— Ты чертовски хорошо знаешь, кто это, — сказал Римо.

— Уходи. Мне никто не нужен.

— Открывай, не то я вышибу дверь.

Чиун дверь отпер, но не открыл. Когда Римо распахнул ее, старик сидел на полу спиной ко входу.

— Очень гостеприимно. — Римо оглядел апартаменты.

Как и следовало ожидать, номер для новобрачных.

Чиун фыркнул. Вместо ответа.

— И ты не хочешь узнать, где я был? — спросил Римо.

— Нет. Мне достаточно знать, где ты не был.

— Да? И где же я не был?

— Ты не был у Нелли Уилсона, чтобы договориться о благотворительном концерте в пользу наемных убийц. А мне приходится унижаться, выпрашивая разрешение у этого безумного Смита.

— Мне было некогда, папочка, — попытался оправдаться Римо. — Я попал в авиакатастрофу.

Чиун опять фыркнул, отмахнувшись от таких пустяков.

— Знаешь, Чиун, я кое-что понял.

— Это никогда не поздно, — сказал Чиун.

— Я понял наконец, что ты имеешь в виду, когда говоришь, что необходимость кормить твою деревню — не только долг, но и привилегия. — Он увидел, что Чиун медленно поворачивает голову, чтобы посмотреть на него. Я помог спасти людей, попавших в авиакатастрофу. Ненадолго мне показалось, что они — моя семья, и, я думаю, теперь мне понятно, что ты чувствуешь к Синанджу.

— Как можно сравнивать благоденствие моей бесценной деревни со спасением кучки бестолковых и жирных белых! — пожал плечами Чиун.

— Знаю, знаю, знаю, — согласился Римо. — Это понятно. Я только хотел сказать, что идея, в принципе, та же самая.

— Что ж, может, ты не так безнадежен, как я думал. — Взгляд коричневато-зеленых глаз смягчился. — Дай-ка мне твои руки! — ни с того ни с сего сказал Чиун.

— Зачем?

Чиун нетерпеливо хлопнул в ладоши, отчего дрогнул кофейный столик и задребезжало оконное стекло.

— Руки, быстро!

Римо протянул ладони. Чиун взял их в свои и внимательно осмотрел.

Принюхиваясь, сморщил нос.

— Может, за ушами проверишь? — поинтересовался Римо.

— Из огнестрельного оружия в последнее время ты не стрелял, — заключил Чиун.

— Я не стрелял уж не помню сколько лет, и ты это знаешь, — удивился Римо. — Что с тобой?

— Ты со мной, — ответил Чиун и отвернулся. — Но ненадолго. Ты должен вернуться в «Фолкрофт». Император Смит имеет в тебе нужду.

— Отчего это мне кажется, будто ты хочешь выпроводить меня отсюда?

— Меня не интересует, что тебе кажется, — сказал Чиун. — Я здесь по своим личным, Мастера Синанджу, делам, которые никого не касаются. Тебя, например. Уходи. Уезжай к Смиту. Может, ты ему пригодишься.

— Не надейся. Послушай... — начал было Римо и замер на полуслове. Под редкими седыми волосами над левым ухом Чиуна он увидел красную полоску шрама. — Э, да ты ранен!

20
{"b":"11538","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дочь двух миров. Испытание
Семь шагов к финансовой свободе
Архипелаг ГУЛАГ
Инсектопедия
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Странная погода
Русский исторический анекдот: от Петра I до Александра III
Машина, платформа, толпа. Наше цифровое будущее
Бог пива