ЛитМир - Электронная Библиотека

Он сосредоточился, пытаясь вспомнить лицо этого человека. Что-то в нем было узнаваемое, в этом лице... в глазах. Где он видел такие глаза раньше темные, глубоко посаженные, мертвые?

И он вспомнил. Он видел такие глаза, глядясь в зеркало, когда брился.

Римо гнал по Эдсел-Форд-паркуэй. К черту Чиуна! К черту Смита! Что-то происходит, и Римо сейчас сам выяснит, до какой степени это его касается.

Одну деталь газеты описали неправильно. Все три утверждали, что стрелок метил сразу в обоих, Ривелла и Миллиса, но Римо был там и видел все собственными глазами. Он видел, как стрелок встал в стойку, видел траекторию полета пуль и знал, что намеченной целью был Джеймс Ривелл. Стрелок, который ранил Лайла Лаваллета и убил Дрейка Мэнгена, метил в Джеймса Ривелла. В списке остался только Хьюберт Миллис. Римо хотелось еще раз взглянуть на стрелка. Все, что ему требовалось теперь, это найти Хьюберта Миллиса, стать его тенью и выждать.

Хорошо бы не слишком долго.

В санатории «Фолкрофт» Смит, взглянув на часы, понял, что самолет, на который зарезервировал себе билет Римо, десять минут как вылетел из Детройта. Он позвонил в Нью-Йорк и заказал лимузин — встретить и доставить в Рай, штат Нью-Йорк, пассажира по имени Римо Кочрен.

Покончив с этим, он налил себе из охладителя воды в бумажный стаканчик и устроился перед компьютером просмотреть последние новости. Сбор данных продолжался круглосуточно со всех информационных сетей — агентств новостей, радио— и телепрограмм. Смит запрограммировал службу так, чтобы та подбирала сообщения по определенным ключевым словам и по темам, интересующим КЮРЕ.

Разоблачения коррумпированных политиков шли под ключевым словом «коррупция».

Сообщения о поджогах можно было просмотреть, набрав на клавиатуре только одно слово — «поджог».

Постоянно растущий файл помогал Смиту быть всегда готовым к тому, что какая-нибудь вялотекущая история в один день вдруг может стать вопросом первостатейной важности для КЮРЕ. И когда это происходило и все другие возможные способы разрешения ситуации оставались неэффективны, вступал в действие Римо Уильямс. Лощинный Насильник представлял собой как раз такой случай. В том, что он виновен, сомнений не было никаких, но процесс установления личности, следствия и суда столь протяженны во времени, столь зависимы от разных случайностей, что, пока они длились, могло бы пострадать еще множество других ни в чем неповинных людей. Римо предотвратил эти напрасные потери.

Смит просматривал новости очень быстро. Он ничего не записывал, хотя и заметил в последнее время, что память его стала не так остра, как раньше, и что пометки пошли бы на пользу. Но делать их было небезопасно, и он напрягал память.

Дойдя до ряда сообщений о покушениях в Детройте, Смит потянулся к клавише, которая бы их перелистнула, но был остановлен боковым значком перекрестной ссылки:

СМ. ФАЙЛ э 00334 КЛЮЧ: РИМО УИЛЬЯМС Смит отхлебнул воды, недоумевая, в какую бы это ссылку могло занести Римо.

Когда же увидел, в какую, вода пошла не в то горло, целая минута ушла на то, чтобы прокашляться, и только потом он оказался в состоянии считать информацию с экрана.

Она пришла из Ньюарка, Нью-Джерси, и была датирована четырьмя днями раньше.

Полиция все еще расследует убийство неопознанной женщины, тело которой прошлой ночью было обнаружено на Уайлдвудском кладбище.

Женщина, примерно пятидесяти пяти лет, была найдена распростертой на могиле. Вскрытие показало, что она была с близкого расстояния застрелена в сердце из пистолета 22-го калибра. Из тела извлечены три пули.

Вызывает удивление отсутствие документов при пострадавшей, хотя внешне она ухожена, хорошо одета, и, по данным вскрытия, состояние ее здоровья до гибели было удовлетворительным. Возле тела найден букет. Полиция подозревает, что на женщину напали, когда она возлагала цветы на могилу.

Предварительное расследование показало, что ближайшая к месту действия могила принадлежит Римо Уильямсу, в прошлом офицеру полиции из Ньюарка, более десяти лет назад казненному за убийство мелкого торговца наркотиками.

Все усилия установить личность женщины путем опроса друзей и родственников покойного Римо Уильямса оказались безрезультатны. Согласно полицейским источникам, у Уильямса семьи не было.

Полиция подозревает, что мотивом убийства могло быть ограбление.

Смит выключил компьютер. Этого просто не может быть. Сначала в Детройте появляется киллер, выступающий под именем Римо. Потом, после стольких лет, кто-то вдруг является на его могилу. За все время с тех пор, как в нее опустили гроб, ни одна душа не остановилась отдать дань памяти покойного полицейского. Смит твердо знал это, потому что кладбищенский рабочий, считавший, что работает на социологический центр, ежемесячно собирал данные о посещаемости некоторых, обусловленных заранее, могил. Центра такого, конечно, в природе не было, и отчеты окольными путями поступали в КЮРЕ.

Каждый месяц в них отмечалось, что посетителей на могиле Римо Уильямса не было.

И теперь это!

Кем могла быть эта женщина? Подружкой, у которой вдруг всколыхнулись сентиментальные воспоминания? Сомнительно. Слишком стара. Достаточно стара, чтобы быть ему матерью.

— Мать Римо! — хрипло прозвучал шепот в кабинетной тиши, — О, Боже!

Время пошло вспять!

На территорию большой загородной стройки будто по воздуху вплыла черная машина. Лишь мягкое шуршание шин по треку предупредило о ее приближении.

Стояли предвечерние сумерки. Рабочий день был окончен. Подъемный кран фантастическим кровососом приник к скелету полувозведенного здания.

Черная машина с затемненными стеклами объехала вокруг крана, прежде чем остановиться нос к носу с другой машиной, приехавшей раньше. Золотистой дугой мелькнул окурок, отброшенный человеком со шрамом на правой скуле, который в ожидании стоял, опершись на крышу своего автомобиля.

— Уильямс, — донесся сквозь закрытые окна брюзгливый голос.

Тот приблизился к машине. Благодаря сегодняшней презентации он узнал в ней «дайнакар» Лаваллета. Значит, его наниматель не свистел, когда говорил, что увел одну из моделей.

— В чем дело? — спросил стрелок.

— Чем вы, по-вашему, занимались сегодня? — сердито спросил голос из «дайнакара».

— Пытался выполнить свой контракт.

— Кто вас просил? Вы могли все испортить.

— Что и вправду все портит, так это когда вы пудрите мне мозги, и я не знаю, в какую сторону поворачиваться!

— О чем вы?

— Сегодня, к примеру, я бы сделал Ривелла, если б тот старый китаец не оттолкнул его. Тот самый китаец, который вчера ввалился в окно в квартире Мэнгена. Кто он, черт побери, такой?

— Не знаю, — ответил голос из глубины «дайнакара». Наступило молчание, потом голос сказал:

— Зато знаю, что сегодняшней стрельбы не было в разработанном мной сценарии, а вы должны ни на йоту не отступать от него!

Импровизация — удел дилетантов.

— Не терплю, когда меня называют дилетантом! — тихо произнес стрелок.

— Правила состоят в следующем. Вы убираете их по порядку, только одного за раз. Никакой спешки. Никаких выстрелов в голову.

— Скажите тогда, кто из них нужен вам первым.

— Попробуйте Миллиса, — сказал голос. — Ривелл напуган до смерти, да и Лаваллет от страха ни жив ни мертв. Так что — Миллис.

— О'кей, — сказал стрелок со шрамом.

«Дайнакар», резво дав задний ход, развернулся и уплыл со стройки. Что бы там писаки ни говорили, это не машина, а привидение, подумал стрелок.

Он уселся за руль своей и, выжидая положенные пять минут, закурил.

Сигарета показалась ему невкусной. Десять лет, как он бросил курить, но эта работенка его прямо достала. Все не в радость с тех пор, как не стало Марии.

То донимают воспоминания, то ее лицо так и стоит перед глазами. Когда-то давно она была такой нежной, такой прекрасной!

И еще кое-что не давало ему покоя. С самого начала он заподозрил, что нанял его конкурент Лаваллета, и теперь подозрение переросло в уверенность.

28
{"b":"11538","o":1}