ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
С жизнью наедине
Дело Эллингэма
Руководитель проектов. Все навыки, необходимые для работы
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
В игре. Партизан
Как говорить, чтобы подростки слушали, и как слушать, чтобы подростки говорили
Золотое побережье
Первые сполохи войны

— Что, не любит тебя?

— Нет, так бы я не сказал. Просто он пытается добиться от меня совершенства. Он, видишь ли, вбил себе в голову, что во мне воплощается древняя легенда о некоем белом мертвеце, который на самом деле воплощение, ни много ни мало, индуистского бога Шивы, и когда Чиун умрет мне выпадет стать его преемником, следующим Мастером Синанджу. Да, ладить с ним нелегко. Теперь ему вздумалось, чтобы я уломал Уилли Нелсона устроить благотворительный концерт в его, Чиуна, пользу. Это при том, что в мире не так уж и много людей богаче него. Ну, можно в это поверить?

— Нельзя, так же, как и во все остальное, — сказал Леон Хискос-младший.

— Очень жаль, потому что это все правда.

— А зачем ты мне это рассказываешь?

— Чиун не смог отправиться на задание вместе со мной, он готовится к перезаключению контракта, поэтому мне пришлось действовать самому. Что-то одиноко стало, захотелось душу излить. А ты, Леон, производишь впечатление человека здравого, рассудительного.

Когда Римо неожиданно назвал его по имени, у Хискоса затряслись руки. Он помнил, хорошо помнил, что не говорил Римо, как его зовут. Чтобы унять дрожь, он ухватился за подлокотники. Это подействовало. Теперь тряслись только бицепсы.

— А ты что, сейчас на задании? — выговорил он тоненьким голосом.

— Ну да. И должен сказать, что это как раз тот случай, когда я выполню его с чувством глубокого внутреннего удовлетворения. Видишь ли, я представляю интересы покойников и, будучи покойником сам, нахожу в этом глубокий смысл. Хочешь взглянуть на фотографии моих доверителей?

— Нет, спасибо, — отказался Хискос, возясь с замком привязного ремня. Кажется, мы сейчас приземлимся.

— Позволь, я тебе помогу.

Римо взял у него короткий конец и с такой силой затянул ремень, что ткань задымилась, а Леон Хискос-младший почувствовал, как содержимое его желудка выдавилось назад в пищевод. Издав что-то хрипло-нечленораздельное, он посерел.

— Вот так-то лучше, — сказал Римо. — А то, чего доброго, упадешь, разобьешься, будет бо-бо.

Он достал из кармана брюк аккуратный пластиковый альбомчик с фотографиями, раскрыл, поднял к взмокшей физиономии Хискоса и, перелистывая страницы, принялся рассказывать — так гордый родитель перечисляет своих отпрысков:

— Вот это — Джеки Сандерс, когда ей было шестнадцать. Хорошенькая, верно? Увы, семнадцать ей так и не исполнилось. Ее тело нашли в лощине неподалеку от Куинси, штат Иллинойс. Ее изнасиловали, а потом задушили.

Леон Хискос-младший пытался что-то сказать, но сумел лишь зловонно хрюкнуть.

— А эту девочку звали Кэти Уолтерс. Я сказал «звали», потому что, когда ее фотографировали, она была уже мертва. Ее тоже нашли в лощине. Тот же случай, только лощина другая. Подобная история произошла и с этой юной леди, Бет Андерс. Ее тело обнаружили в городе Литл-Рок, в песчаном карьере.

Похоже, лощины там не нашлось.

Быстро перелистнув, Римо щелкнул пальцем по двум снимкам на развороте:

— А это — близнецы Тилли. Здорово похожи, верно? Но когда их тела отыскали в одной из лощин Арканзаса, сходства уже не было. Тот гад, которому они достались, добил их камнем по голове. Возможно, тебе знакомы их лица. На прошлой неделе они были во всех газетах. А может, ты признаешь их по другой причине?

Оторвавшись от фотографий, Римо встретился взглядом с Леоном Хискосом-младшим.

Почуяв смерть, Хискос скользнул рукой в карман пиджака, вытащил маленький автоматический пистолет и нацелил его в живот Римо.

— Эй, а ведь ты не имел права проносить оружие на борт самолета! укорил Римо. — Ну-ка спрячь, пока не застукала стюардесса!

Хискос громко икнул, и физиономия его чуть порозовела.

— Как ты узнал? — просипел он.

— Что ты — Лощинный Насильник? Помнишь, я рассказывал тебе про КЮРЕ? Так вот, вся эта цепочка убийств сделала тебя главным подозреваемым. Компьютеры проанализировали имевшиеся об убийствах сведения, выработали маршрут убийцы, и кредитная карточка с твоим именем засветилась на автозаправках по всему этому маршруту. А потом ты совершил настоящую глупость. Забронировал билет на Нью-Орлеан. Смит послал меня наперехват, и вот он я, тут как тут.

Римо улыбнулся.

— Ты хочешь сказать, что должен меня убить? — выдохнул Хискос.

— Именно. Какую смерть предпочтешь? Через удушение? Обычно я не пользуюсь этим методом, но сейчас — случай особый.

— Ты, кажется, забыл, что у меня в руках пистолет.

— Ах да, пистолет. Кстати, я хотел спросить, как ты протащил его через контроль?

— Это новая модель. Пластиковый сплав.

— Серьезно? Дай-ка взгляну.

И прежде чем Хискос успел что-либо понять, Римо уронил фотографии, его правая ладонь метнулась вперед, и рука Хискоса, в которой тот держал пистолет, совершенно одеревенела. Боли не было — только ощущение, словно ткани пропитаны новокаином. А плоский пистолет оказался в руках у Римо, и тот с интересом принялся его рассматривать. Попытался отвести затвор, но тот заклинило. Римо нажал посильнее, защелка хрустнула, и спусковой механизм отвалился.

— Вот халтура, — пробормотал он.

— А говорили, прочней стального, — сказал Хискос.

Хмыкнув, Римо большим пальцем умудрился сломать ударник.

— Да, в «пушках» я не очень-то разбираюсь, — признался он, возвращая пистолет. — Кажется, эту я сломал. Прошу прощения.

Лощинный Насильник три раза нажал на курок. Тот даже не щелкнул. Он бросил пистолет и поднял руки:

— Ладно, сдаюсь.

— Пленных не берем, — сказал Римо.

Хискос панически оглянулся в поисках стюардессы. Открыл рот, чтобы позвать на помощь, и обнаружил вдруг, что не в силах произнести ни звука, поскольку гортань каким-то таинственным способом оказалась забита останками того самого пистолета из пластикового, прочнее стали, сплава.

— Ты что-то неважно выглядишь, — сказал Римо. — Я знаю, что надо сделать, чтобы полегчало. Зажми голову между колен и держи так, пока мозги не прочистятся. Давай.

И Римо взял Леона Хискоса-младшего за загривок, потихоньку, несильно, стал наклонять вперед, и Хискос почувствовал, как медленно, понемногу, начинают разъединяться его позвонки. Услышал отрывистый треск. Потом еще. И еще.

Всякий раз ощущение было такое, словно в голове что-то взрывается.

— Если б мы не садились, — прошептал Римо, — я бы продлил боль. С тобой я проделал бы это с превеликим удовольствием. Однако, увы, все мы рабы времени.

Хискос услышал, как хрустят, ломаясь, его зубы, впившиеся в осколки пистолета, которыми был забит рот. А затем он еще раз услышал треск, громче и резче предыдущих, и после этого не слышал и не чувствовал больше ничего.

Римо сунул фотографии в карман пиджака покойника и застегнул свой собственный ремень безопасности как раз в тот момент, когда самолет подпрыгнул, коснувшись колесами покрытия посадочной полосы.

— О, Боже, что это с ним?! — воскликнула стюардесса, увидев спину согнутого дугой Хискоса.

— Это всего лишь один из моих доверителей, — обезоруживающе улыбнулся ей Римо. — Пожалуйста, не беспокойтесь о нем. Он выходит из себя после длительного полета.

— Вы хотите сказать, приходит в себя, сэр? — улыбнулась в ответ стюардесса.

— Вам виднее, — согласился Римо и покинул салон самолета.

Пройдя в зал, он купил билет на ближайший рейс, не заботясь о месте его назначения, — лишь бы взлететь в ближайшие пять минут.

* * *

Нет, Римо не хочет выпить. Нет, он не голоден. Кажется, он ясно дал это понять в предыдущие три раза, когда стюардесса подходила к его креслу с этими же вопросами.

— Да, сэр, — сказала она. — Я просто хотела удостовериться еще раз.

Ведь заботиться об удобстве пассажиров — моя обязанность.

Это была стройная блондинка в облегающей синей, оттененной ярко-желтым шарфиком форме, с глазами такой яркой голубизны, что смотреть на них было почти больно. В других обстоятельствах — а именно, если бы она каждые пять минут не совала ему в лицо свою благоухающую грудь, чтобы задать один и тот же вопрос, — Римо, очень может быть, весьма бы ею заинтересовался.

4
{"b":"11538","o":1}