ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мое правительство платит вам жалованье, которою достаточно, чтобы накормить всю Северную Корею, ровным голосом сказал Смит. — Вы принесли Синанджу столько, сколько ваш народ не видел за всю свою тысячелетнюю историю.

— Ни один Мастер до меня не был принужден скитаться по чужедальней ненавистной земле так долго, — ответил Чиун. — Все заработанное причитается мне по справедливости.

— Прошу прощения, — сказал Смит, который, единолично заправляя секретным нелимитированным фондом на проведение операций, тем не менее следил за тем, не слишком ли расточительна его секретарша со скрепками для бумаг. — Прошу прощения, Мастер Синанджу, но, боюсь, ваша просьба невыполнима.

— Мой долг — восстановить древнее величие Синанджу, — сказал Чиун. Известно ли вам, что вчера Римо сообщил мне, что хочет организовать благотворительный концерт в мою пользу? Он сказал, что не может больше видеть меня усталым, голодным, обездоленным и собирается попросить Нелли Уилсона провести для меня благотворительный концерт. Известно вам это?

— Нет, неизвестно. Кто это — Нелли Уилсон?

— Это благородный певец, который стоит на стороне угнетенных в этой жестокой стране. Римо сказал, он с радостью споет для меня, на что я ему ответил, что Император Смит и так не допустит падения Дома Синанджу. — Чиун не отрывал глаз от пола. — Но теперь я вижу, что был не прав. И все-таки я ни от кого не приму подаяния, даже от такого великого человека, как Нелли Уилсон. Если Америка не может помочь мне, я отправлюсь искать работу куда-нибудь в другое место.

— Это запрещено условиями нашего контракта, — сказал Смит.

— Условиями нашего старого контракта! — с тонкой улыбкой подчеркнул Чиун. — И очень может быть, что новый заключен не будет.

Смит прокашлялся.

— Не торопитесь, — сказал он. — Бесспорно, мы заинтересованы в том, чтобы заключить с вами новый контракт, но обеспечить вас предметами, которых в мире больше не существует, мы не в состоянии. Так же, как, должен отметить, и любой другой гипотетический работодатель.

— Мы не непреклонны, о Великий Император. Хотя наше сердце удручено вашим бессилием изыскать перечисленные нами жалкие крохи, не исключено, что найдется другая возможность достичь соглашения.

— Я вдвое увеличу количество золота, которое мы пересылаем в вашу деревню.

— Втрое.

— Невозможно.

— Это белые невозможны, — сказал Чиун. — Кроме того, в Синанджу не знают такого слова — «невозможно».

— Ладно, пусть будет втрое, — устало вздохнул Смит. — Но это — все.

Предел. Больше — ни грамма.

— По рукам, — быстро сказал Чиун.

Смит расслабился.

— Так, с золотом покончено, — довольно произнес Чиун. — Теперь перейдем к следующему вопросу.

Смит напрягся.

— Мы ведь договорились! Никаких следующих вопросов!

— Нет, — сказал Чиун. — Это вы договорились о никаких следующих вопросах. Я договорился только о золоте.

— И какой же следующий вопрос? — спросил Смит.

— Только один. Земля. Мы с Римо бездомны в этой вашей ненавистной стране.

— Этот вопрос мы уже не раз обсуждали, Мастер Синанджу, — с усилием произнес Смит. У него от сидения на полу затекли ноги. — Вам рискованно подолгу жить на одном месте.

— Земельный участок, о котором я веду речь, расположен в месте глухом и отдаленном, — сказал Чиун, от которого не укрылось, что Смит ерзает и, следовательно, его ноги деревенеют. Проводя переговоры, он всегда ждал этого момента, чтобы приступить к самым заковыристым вопросам. — Этот земельный участок достаточно велик и имеет много оборонительных сооружений, а значит, нам с Римо будет легко защититься. Поверьте, там мы будем и безопасности.

— Где именно «там»? — спросил Смит.

— И прошу учесть, что это всего лишь клочок земли по сравнению с владениями, которые в свое время предоставили Синанджу египетские фараоны.

— Вы можете показать его на карте?

— И рядом нет никакого жилья, — гнул свое Чиун. — Впрочем, на территории имеется несколько незначительных сооружений, но в них никто не живет. Я даже не стану требовать, чтобы их снесли. Может статься, мы с Римо найдем им какое-нибудь применение.

— Нельзя ли поточнее?

Чиун притворно уткнулся в очередной свиток.

— Я не помню его точного местонахождения, — сказал он, — это... это... да, нашел! В провинции Калифорния. Но даже не на берегу океана. И насколько я понимаю, кишит мышами и другими вредителями.

— Калифорния — большой штат, — заметил Смит.

— Это место имеет название.

— Да?

— А, вот оно. Странное название, но я не возражаю. Мы с Римо как-нибудь привыкнем к нему. И к мышам тоже.

— И что ж это за название?

Чиун с надеждой поглядел на него поверх свитка.

— Диснейленд!

* * *

Ллойд Дартон выложил сорок девять баксов и получил ключ от номера. В другом районе Детройта, подешевле, он мог бы снять комнату только на час, но там человека могут пришить ни за что прямо у регистрационной стойки, а Дартон был не из тех, кто зря рискует. Уж лучше переплатить, тем более он здесь по делу. Отмахнувшись от провожатого, он прошел мимо лифта и поднялся в свой номер по лестнице.

Тщательно заперев дверь на два оборота ключа, он положил составлявший весь его багаж чемоданчик на кровать и открыл ключиком.

Внутри, в специальных гнездах, закрепленный ремнями и пенопластовыми прокладками, находился целый арсенал. Убедившись, что от перевозки ничего не пострадало, он закрыл крышку и уселся рядом. Было 20.46. Клиент явится с минуты на минуту, и Дартон рассчитывал, что выйдет из номера самое позднее в 21.30.

В 20.56 раздался стук в дверь. За порогом стоял высокий, лет пятидесяти, человек с глазами, каких Дартон за свою жизнь перевидал немало. У всех его клиентов были такие глаза. По правой скуле этого тянулся еле видимый шрам.

— Приветствую, — произнес Дартон.

Пришедший, войдя в комнату, ограничился кивком и заговорил, только когда дверь была вновь заперта:

— Вы сделали изменения, о которых я просил?

— Конечно. Вот, взгляните. — Дартон поднял крышку кейса и настроил оптический прицел, который был слегка не в фокусе. Впрочем, учитывая усовершенствованный механизм, большого значения это не имеет.

— Не нахваливайте, не на базаре, — сказал человек со шрамом, имени которого Дартон не знал.

Его клиенты всегда оставались безымянными. Фамилия Дартона была им известна, где его найти — они знали, но сам он никогда не просил их представиться. Это были односторонние отношения: им товар — ему деньги, и все тут. Нынешнее дело — не исключение.

— Прошу вас. — Дартон вынул из кейса блестящий черный пистолет и целый ассортимент приспособлений к нему.

В несколько ловких движений он присоединил складное ложе, телескопический объектив, навинтил удлинитель ствола и превратил пистолет в снайперскую винтовку. Вставил обойму, демонстративно щелкнул затвором и протянул винтовку заказчику.

— Нечасто получаешь такие заказы, — сказал Дартон. — Раз уж вы здесь, не взглянете ли на кое-что еще? Может, понравится больше, чем...

— Нет ничего лучше доброй старой «беретты-олимпик», — оборвал его высокий, прицеливаясь.

— Как угодно. Просто... просто она не считается профессиональным оружием, если вы понимаете, что я имею в виду.

— Это стрелковый пистолет. Я собираюсь стрелять и мишень. Уж куда профессиональней!

Дартон покивал. Рассуждение вполне здравое, да и внешне клиент похож на профессионала. Одно странно: винтовку он наводит сейчас прямо на Дартона, что отнюдь не профессионально, а напротив, нарушение правил безопасности при обращении с оружием. Не говоря уже о хороших манерах.

— Вполне разделяю вашу привязанность к «олимпик», — торопливо сказал Дартон. — Однако замечу, что многие ваши коллеги предпочитают время от времени менять инструментарий. Из соображений безопасности.

— Думаете, я этого не знаю? — спросил тип со шрамом. — «Беретта» имеет для меня сентиментальную ценность. Напоминает о бывшей жене.

8
{"b":"11538","o":1}