ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, мэм. — Гордон занял свое место и начал сортировать счета, укладывая их в стопки: одни счета — относящиеся к расходам на домашнее хозяйство, другие — имеющие личный характер, третьи — не подходящие ни к одной из первых двух категорий.

Делия наблюдала за ним с чувством удовлетворения. За год, в течение которого она наделала множество глупостей, прием на работу Гордона — единственно разумное решение. Несмотря на свой возраст, некоторое замешательство в ряде случаев и проявление оскорбленного самолюбия, когда дело касалось его внешности, он определенно хорошо разбирался в систематизации финансовых документов. Кроме того, он добр, хотя немного и странен. Тем не менее она не сомневалась, что они прекрасно поладят. И если у нее действительно возникнет потребность в сочувствии, она непременно обратится к нему.

В данный момент он единственное светлое пятно в ее жизни.

Он негодяй. Скотина. Подлейшее создание.

Голова леди Уилмонт склонилась над бумагами, лежащими перед ней, но она намеревалась упорно продолжать работу, которую они начали три вечера назад. Свет лампы освещал пряди ее волос, которые выбились из прически, придав ее облику подлинно ангельский вид.

Однако Тони чувствовал себя злодеем, извергом, воплощением дьявола.

Приступы его ненависти к себе сопровождались раскатами грома снаружи и шумом дождя, стучавшего в окно. Разгул стихии резко контрастировал с теплом и уютом, царящими в библиотеке Уилмонта.

Леди Уилмонт очень одинока и беззащитна, и ей не к кому обратиться. Как он случайно узнал, даже сестра не могла навещать ее достаточно часто. С того дня, когда они начали работать с документами Уилмонта, сестра так ни разу не появилась. Пришло лишь одно или пара коротких писем и больше ничего.

И вообще, хоть кто-то из членов семьи посетил ее? Конечно, она стала центром скандала, но прошло уже несколько месяцев. К тому же женщина потеряла мужа, и хотелось думать, что теперь семья должна простить ее и принять в свой круг. Очевидно, Эффингтоны, в сущности, относились равнодушно друг к другу.

А разве он лучше их? Разве он не воспользовался ее положением для своих ничтожных целей, какими бы оправданными они ни казались?

Да, он в самом деле негодяй, прохвост, участник грязного дела. Эффингтоны — невинные младенцы по сравнению с ним.

Тони никогда не думал, что его мнение о леди Уилмонт может так резко и быстро измениться, что он мог так ошибиться и что он будет чувствовать себя ужасно скверно, обманывая ее. За те дни, когда Тони и леди Уилмонт работали бок о бок, сортируя бумаги ее мужа, он получил более ясное представление о женщине, на которой женился его друг. Она совсем не такая, как он думал, хотя пока не оказывала ему того доверия, на которое он рассчитывал, вела себя довольно сдержанно и предпочитала хранить молчание, но он не сомневался, что ее мысли постоянно возвращались к Уилмонту.

Черт бы его побрал! Теперь для Тони совершенно ясно, что Уилмонт зашел слишком далеко в своем ухаживании и, вероятно, соблазнил ее. Другой причины для их брака он не видел, несмотря на то что раньше Уилмонт никогда не женился ни на одной из соблазненных им женщин, которых он знал великое множество.

Тони хорошо изучил характер леди Уилмонт, неизменно доброй и милой. Поскольку она считала его пожилым человеком, который старался добросовестно служить, хотя порой не так умело, как когда-то, в ее отношении к нему проявлялись сердечность и забота.

Проклятие! Леди Уилмонт к тому же чертовски хороша собой.

И удивительно умна. Совсем непонятно, почему она увлеклась Уилмонтом. Она явно не из тех, кто способен, поддавшись сиюминутному чувству, без оглядки сбежать с мужчиной, особенно с таким повесой, как Уилмонт. Она, безусловно, не заслуживала того, чтобы он играл с ней в подобные игры.

Но Тони не лучше!

— Значит, такие вот дела? — Она решительно положила карандаш на стол и откинулась на спинку стула.

— Что вы имеете в виду, миледи?

— Сейчас скажу. — Она устало потерла лоб. — Нам удалось отделить документы, касающиеся имущества Чарлза, от долговых обязательств и от прочих бумаг. Счета упорядочены, векселя оплачены, капиталовложения и земельная собственность определены. В общем, дело сделано. — Леди Уилмонт улыбнулась. — Я не смогла бы справиться со всем без вашей помощи, Гордон. Я очень вам признательна.

— Для меня было большим удовольствием работать с вами, мэм.

Произнеся свои слова, он внезапно осознал, как правдивы они. Он действительно испытывал удовольствие, находясь долгие часы в ее компании. Тони всегда предпочитал иметь дело с умными женщинами, а не с теми, кто только суетится и глупо улыбается. Умные женщины являлись для него своеобразным вызовом, который воспламенял кровь. А если они к тому же хорошенькие, тем лучше.

Его избранницей, на которой он мог бы жениться в один прекрасный день, могла быть женщина, которая способна не только привлечь физически, но всецело завладеть его мыслями.

К сожалению, та, что находилась поблизости, недоступна для него. Подобная мысль вызвала в нем странное чувство дискомфорта.

— Каким все-таки утомительным оказалось дело. — Леди Уилмонт закрыла глаза и потерла ладонью затылок, наклонив голову вперед и взъерошив свои светлые волосы.

Тони едва сдержался, чтобы не протянуть руку и не погрузить пальцы в ее шелковистые пряди.

— У меня такое ощущение, словно я несколько раз совершила путешествие от дома двоюродной бабушки Сесили до деревни и обратно, — пробормотала она.

Как ему хотелось коснуться теплой гладкой кожи ее шеи…

— Хотя то, что мы делали, не является тяжелым физическим трудом.

…и почувствовать ладонями расслабленные мышцы ее плеч.

— А как вы себя чувствуете, Гордон?

— Я? — Он вздрогнул от неожиданности и откашлялся в надежде, что она ничего не заметила. — Что вы имеете в виду, мэм?

Делия подняла голову и устало улыбнулась ему:

— Вы тоже утомились?

— Вовсе нет.

Она удивленно приподняла брови:

— Вы очень выносливы для человека вашего возраста, Гордон. Чем вы объясняете вашу неутомимость?

Он сказал первое, что пришло ему в голову:

— Благородной жизнью, миледи.

— Благородной жизнью? Как интересно. — Она помолчала некоторое время с задумчивым выражением лица. Затем быстро взглянула на него. — Гордон, вы не знаете, есть ли в доме что-нибудь похожее на хорошее бренди? Думаю, лорд Уилмонт должен иметь спиртные напитки поблизости. В погребах есть внушительная коллекция вин, но я еще не имела возможности заглянуть во все закоулки дома и подумала, может, вы случайно наткнулись на что-то интересное. — Она тяжело вздохнула. — Я так устала, что едва ли смогу уснуть. Мне надо расслабиться, я себя чувствую словно сжатая пружина. Раньше бренди всегда помогало мне, однако в последнее время я почти не спала.

— Позвольте, миледи! — Он встал, пересек узкую библиотеку и открыл один из небольших шкафчиков, которые располагались по периметру комнаты и отделяли верхние книжные полки от нижних. Затем достал одной рукой графин, а другой — бокал.

— Прекрасно! — Делия восхищенно посмотрела на него. — Присоединяйтесь ко мне. Отметим завершение работы, в которой вы участвовали не меньше, чем я.

— Как пожелаете, мэм. — Гордон неуклюже подхватил второй бокал и вернулся, поставив на стол графин с бренди и бокалы.

Губы ее тронула легкая улыбка.

Черт побери! Настоящий дворецкий воспользовался бы подносом. Слава Богу, что она приписывает его просчеты старости, а не отсутствию компетенции. И слава Богу, что она не спросила, как он узнал, где следует искать бренди. Тони распил не одну бутылку с Уилмонтом в этой самой комнате.

Он осторожно наполнил бокалы и занял свое место.

Леди Уилмонт сделала глоток и вздохнула:

— Превосходное бренди, и иначе не могло быть. Хотя я мало знала своего мужа, но то, что он обладал исключительным вкусом, мне известно. — Она задержала взгляд на янтарной жидкости в бокале, как будто там таился ответ на многочисленные вопросы, касающиеся человека, за которого она вышла замуж. — Что делает жизнь благородной, Гордон?

11
{"b":"1154","o":1}