ЛитМир - Электронная Библиотека

И все же, находясь в уютной комнате, когда снаружи бушует гроза, а в ее голубых глазах отражается смирение и покорность судьбе, легко забыть, кто он и зачем находится здесь.

Агент правительства ее величества, представлявшийся пожилым дворецким, имел здесь одну цель — обеспечить защиту леди Уилмонт.

Однако, учитывая, что он не старик и не слуга, спасать ее в настоящее время, наверное, следовало только от него самого.

Глава 4

Делия внезапно проснулась среди ночи и села в постели, тяжело дыша. Сердце ее глухо стучало в груди, кровь шумела в ушах. Окруженная темнотой, она какое-то мгновение не могла понять, где находится и что с ней происходит, испытывая странное волнение.

Она сжала кулаки и сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. Ей следовало бы уже научиться справляться со своим непонятным, безрассудным чувством, которое сродни страху, заставлявшему ее просыпаться каждую ночь, с тех пор как погиб Чарлз. Каждую ночь она лежала без сна долгие часы, стараясь понять, почему какое-то ужасное чувство охватывает ее.

Казалось, ей нечего бояться, кроме одиночества. Возможно, здесь не столько страх, сколько чувство вины, которое не проявлялось днем, но возникало ночью, когда она беззащитна перед ним. Однако определение проблемы не давало никаких рецептов для ее решения.

Нынешняя ночь отличалась от предыдущих. Вместе с замедлением пульса и нормализацией дыхания появилась решимость. И вспыхнул гнев. Резкий, безудержный, неумолимый гнев. Пришло время привести в порядок то, что не имело отношения ни к банковским счетам, ни к векселям, ни к имущественным документам.

Она отбросила одеяло и пересекла свою спальню, которая соединялась со спальней Чарлза через гардеробную. Открыв дверь гардеробной, она, поколебавшись лишь секунду, резким движением распахнула дверь, ведущую в спальню Чарлза.

Гроза кончилась, небо прояснилось, и лунный свет, струящийся через высокие окна, освещал мужскую комнату с дорогой массивной мебелью и тяжелыми шторами из узорчатой ткани, придавая окружающей обстановке серебристо-серые и темно-синие оттенки. Делия не приходила сюда с той ночи, когда разделила с ним постель.

Неистовый гнев увлек ее к середине спальни.

— Хватит, Чарлз. Ты достаточно помучил меня. — Ее слова гулко прозвучали в тишине комнаты. — Я не хочу больше играть в твою игру. Я отдала тебе полгода за одну только ночь. Мой долг оплачен. Ты умер, и я очень сожалею об этом. Но я ни в чем не виновата перед тобой и не хочу постоянно испытывать чувство вины из-за твоей смерти. Я не буду больше казнить себя, потому что между нами не существовало настоящей любви. По-видимому, из нас двоих только я думала, что по крайней мере между нами существует взаимное влечение. Я стала бы для тебя превосходной женой и предприняла бы все зависящее от меня, чтобы нашу совместную жизнь сделать счастливой. — Делия обхватила себя руками и продолжила, глядя в темноту: — Зачем ты женился на мне? Я не требовала и даже не ожидала такого поступка. Я вполне отдавала себе отчет в том, что делаю, когда пришла сюда, в твою постель. Я не глупа и понимала, какие будут последствия, но тем не менее доверилась тебе. Ты пробудил во мне такие чувства, о которых я не подозревала. С тобой я стала совсем другой личностью. — Ее гнев нарастал. — Я обрела уверенность в себе, и, черт побери, Чарлз, во мне проснулась страсть, которая овладела мной не только в твоей постели, но вообще в жизни. С тобой я почувствовала себя так, как никогда прежде, и мне понравилось такое состояние. Мне понравились таинственность, рискованность и недозволенность наших отношений. Мне понравилось принимать собственные решения и выбирать свой путь в жизни, невзирая на запреты и правила приличия. Я чувствовала себя великолепно и сейчас не позволю тебе лишить меня этого чувства. Я не буду больше скромной и сдержанной, как раньше. Никогда! Хотя ты пытался отнять у меня все это, не так ли? Почему? — Она понизила голос. — Когда мы поженились, ты обращался со мной так, будто я не имела для тебя никакого значения, будто тебе на все наплевать. Я не ждала от тебя любви, Чарлз, однако ожидала, — она задумалась, подыскивая подходящие слова, — чего-то иного, кроме вежливой терпимости. Чего-то вроде влечения и желания, которые ты проявлял по отношению ко мне до свадьбы. Яне понимала твоего поведения раньше и не понимаю теперь. Ты пожалел о нашем браке в тот момент, когда мы произнесли клятвы? Ты понял, что совершил ужасную ошибку? Я разонравилась тебе настолько, что ты не мог терпеть моего присутствия? Ты бросил меня?

Делия сделала паузу, чтобы перевести дыхание. Может, гнев в большей степени, чем чувство вины, не давал ей уснуть каждую ночь?

Она заставила себя говорить более спокойным голосом: — Ты оставил мне огромное состояние, Чарлз, позволяющее вести независимый образ жизни. Мне не надо теперь стремиться выйти замуж за какого-нибудь состоятельного, но смертельно скучного джентльмена. Ты дал мне возможность выбирать, и я тебе очень благодарна. Я оплакиваю тебя, конечно, но не того человека, которого совсем не знала, как я поняла теперь. Я сожалею о том, что не состоялось между нами, и за это, мой неверный муж, я виню тебя. Мы могли бы обрести очень многое вместе и могли бы со временем полюбить друг друга. Ты мне очень нравился, и, думаю, я тоже нравилась тебе.

Делия вызывающе приподняла подбородок.

— Ты умер, и я в последний раз скажу тебе здесь и сейчас, что очень сожалею о твоей смерти. Но у меня впереди целая жизнь, и я не буду стесняться прожить ее до конца.

Ее охватила настоятельная потребность действовать, и она не задумываясь подошла к кровати, ухватилась за драпировку, свисающую с карниза балдахина, и с силой дернула ее. Материал какое-то мгновение оказывал сопротивление, затем разорвался с шумом, отразившимся эхом в ночи. Делия продолжала срывать кроватные драпировки, пока они все не оказались на полу. Затем потянула покрывала и подушки и отбросила их в сторону, после чего подошла к окну и сорвала шторы. Она хотела сорвать даже обои со стен руками. И с каждым действием, с каждым куском ткани, медленно падающим на пол, груз, давивший ее долгие шесть месяцев, становился все легче и легче.

Делия остановилась посередине комнаты, тяжело дыша и обозревая плоды своих трудов. Результат ее действий выглядел нелепо. Она не представляла, что нашло на нес. Она никогда не имела склонности к проявлению гнева и неистовства. Но ей требовался выход из эмоционального тупика, и она его нашла.

Ткани, валявшиеся на полу по всей комнате, казались в лунном свете мягкими сугробами и представляли собой удивительно мирную сцену. И в душу Делии тоже пришло спокойствие.

Где-то вдалеке, а возможно, только в ее сознании, она услышала звуки веселого смеха — смеха Чарлза. Не холодного, отдалившегося мужа, каким он стал, а того беспутного повесы, который очаровывал ее в уединенных гостиных, поддразнивал во время сдержанных свиданий, посвятил в таинства любви в этой самой комнате. И если не завладел ее сердцем, то по крайней мере пробудил в ней женское начало. В данный момент ее не покидала странная уверенность, что он поддержал бы ее действия. Несмотря на его прохладное отношение к ней после свадьбы, Делия верила: он бы не воспротивился ее желанию устроить свою дальнейшую жизнь по собственному усмотрению.

Конечно, мысль о погроме, который сделала она в его комнате, он бы не одобрил, назвал бы ее абсурдной. Однако разве нельзя назвать абсурдом то, что происходило между ними с первого до последнего момента?

— Чарлз… — Она покачала головой и улыбнулась. — Ведь я никогда не знала, что в тебе истинно, а что притворство, не так ли?

Делия медленно направилась в свою комнату. Утром она начнет новую жизнь. И впервые со дня вступления в брак у нес появилась уверенность в будущем.

Дойдя до двери гардеробной, Делия оглянулась на спальню мужа. Завтра она сделает ее своей комнатой.

— Спасибо, Чарлз, — тихо произнесла она и решительно закрыла за собой дверь.

13
{"b":"1154","o":1}