ЛитМир - Электронная Библиотека

— Благодарю, миледи, — искренне ответил он и вздохнул с облегчением.

— Нам предстоит выполнить большую работу, и я хотела бы по крайней мере представить, что можно сделать до моего отъезда.

Делия пересекла холл и вошла в другую комнату, не переставая говорить о красках, материалах и бог знает о чем еще. Тони следовал за ней, слушая с притворным вниманием, кивая в нужные моменты и высказывая время от времени бессмысленные предложения.

На его взгляд, обновление — абсолютно бесполезная трата времени и денег. Разве имели какое-то значение различия в оттенках зеленого цвета? Кого они могли волновать и кто их заметит?

А вот ей небезразлично, и она занималась столь абсурдным делом с большим увлечением. Ее деятельность напоминала серьезное мероприятие, которое совершенно не увлекало дворецкого. Он думал, что может произойти, когда они встретятся на балу у герцогини. Тони уверен, что она до сих пор не распознала его истинного лица, скрытого гримом, и не подозревала, что он совсем не тот, за кого выдавал себя.

Его не оставляла также мысль, с какой страстностью она подходит к делу выбора материала.

И какой страстной она может предстать в делах любви.

Делия не любила есть одна.

Она сидела за столом, медленно водя пальцем по краю бокала с мадерой. Ей вообще наскучило жить одной в течение долгих месяцев. Одиночество ее тяготило.

В доме своей семьи она никогда не находилась одна. С ней были или родители, или сестра, или один из трех братьев, и, кроме того, в доме полно прислуги. Тогда ей не очень нравилось постоянно находиться среди людей, и она ценила редкие моменты уединения. Теперь же дом настолько пуст, что малейшие звуки отдавались эхом. Конечно, ситуация изменится, когда Гордон наймет дополнительных слуг, но сейчас стояла такая тишина, что, казалось, она могла слышать собственные мысли.

Однако, встрепенулась Делия, надо приготовиться к предстоящей поездке в Эффингтон-Холл. Ежегодный визит за город на торжества, связанные с Роксборскими скачками, всегда считался очень веселым праздником. Раз в году там собирались под одной крышей почти все члены семейства, и в Эффингтон-Холле скучать в одиночестве не приходилось.

События, обычно происходящие на празднестве, надолго запоминались Делии. Однажды кузен Томас упал, пытаясь забраться на стену, увитую плющом, и все думали, что он разбился насмерть. В другой раз она и Кэсси стали свидетельницами того, как все трагически переживали известие о смерти первого мужа кузины Джиллиан, погибшего в сражении с Наполеоном. А не так давно кузина Пандора затеяла забавную игру с очаровательным графом и проиграла, а может, выиграла, поскольку вышла замуж за лихого лорда.

Делия тяжело вздохнула. На сей раз традиционное мероприятие, несомненно, будет знаменательно ее скандальным замужеством.

А потом она вернется сюда, в свой дом, к новой жизни.

Она смотрела на вино в своем бокале, продолжая водить пальцем по краю, отчего стекло издавало легкий звук. Ее решение стать опытной женщиной одновременно и волновало и пугало ее. Как, черт побери, происходят подобные вещи? Она не собиралась бросаться в объятия первому попавшемуся мужчине, зная, что многие заинтересуются ею как молодой богатой вдовой. Делия надеялась, что найдутся поклонники, не такие скучные, как те, что ухаживали за ней до замужества. Нет, конечно, респектабельные надоедливые джентльмены, безусловно, будут соблюдать ограничения, связанные с трауром, и избегать ее. Мужчина же, с которым она хотела бы начать приобретать опыт, не станет серьезно считаться со всякими условностями.

— На сегодняшний вечер все, мэм?

Делия подняла голову. Перед ней стоял Гордон. Он уже справился с тем, что только с большой долей оптимизма можно назвать ужином, и собрал тарелки. Она снова обратила внимание на его рост. Он казался еще выше.

— Думаю, да. — Делия вздохнула и встала из-за стола. Сегодня день прошел очень напряженно. Она и Гордон обследовали каждую комнату в доме и оценили объем работ, за исключением комнат миссис Миллер, Макферсона и апартаментов, предназначенных для слуг на верхнем этаже, а также комнаты Гордона на первом этаже и кухонных помещений внизу. Делия посчитала, что вес они нуждаются по меньшей мере в свежей покраске. Она не представляла, как Чарлз ухитрялся обходиться всего лишь двумя слугами. Когда появятся дополнительные слуги, их комнаты можно будет обставить мебелью из спален и гостиных, которая еще достаточно прочная и могла бы послужить. Спальни и гостиные она намеревалась оборудовать новой мебелью.

Делия взяла бокал и направилась в библиотеку. Она уже заменила книгу, которую дала Гордону, другим экземпляром, подаренным Чарлзом, — это единственная вещь, которую она достала из своих сундуков. Кроме нее и еще нескольких книг, которые уже прочитала, она не нашла ничего интересного на полках. Здесь еще оставалось много томов, среди которых, несомненно, скрывалось что-то способное поразить ее воображение. Слишком возбужденная, чтобы ложиться спать, она надеялась, что чем позже ляжет, тем скорее и крепче заснет. Ей не хотелось снова проснуться среди ночи, охваченной безотчетными страхами и опасениями.

— Если у вас больше нет никаких пожеланий, миледи, то…

— Нет. — Она проведет в библиотеке час или около того, перебирая книги, пока не устанет настолько, чтобы пойти спать. Внезапно в голову пришла неожиданная мысль, и она обратилась к дворецкому: — Гордон, вы играете в триктрак?

— Иногда, мэм.

— Хотите сыграть? Он заколебался.

— Я понимаю, что. опять нарушаю традиционные границы, связанные с различием в нашем общественном положении, однако… — она сделала глубокий вдох, — ну их к черту, Гордон, мне ужасно наскучило мое одиночество, я не смогу уснуть и, наверное, сойду с ума, если не поговорю с кем-нибудь и… и…

— В таком случае я считаю своим долгом присоединиться к вам. — Гордон немного помолчал, затем добавил: — Но при одном условии.

— Опять условия, Гордон? — Она с улыбкой покачала головой. — А мне казалось, что только я перехожу установленные границы.

— Да, именно вы, миледи, — заверил он в надлежащей дворецкому манере. — И поскольку вы это себе позволяете, я хотел бы попросить вас воздержаться от употребления таких выражений, как «ну их к черту». Я считаю их неподобающими для женщины с вашим положением.

— Вы совершенно правы. — Делия подавила улыбку. Очевидно, чувство приобретенной независимости спровоцировало ее на использование таких слов, хотя она и ее сестра иногда позволяли себе употреблять нечто неподобающее в высказываниях, испытывая озорное чувство удовлетворения. Тем не менее, учитывая возраст дворецкого, его опыт и знание правил приличия, она не могла винить его за то, что он сделал ей выговор. — В будущем я постараюсь сдерживаться. — Делия снова двинулась к библиотеке и продолжала: — Однако должна вас предупредить: хотя я разбираюсь в игре и иногда играла в нее, тем не менее не овладела ею в совершенстве.

— Прекрасно, миледи. — Он умело обошел ее и открыл дверь библиотеки, прежде чем она подошла к ней. Его быстрота и ловкость не переставали изумлять ее. — А я в отличие от вас играю очень хорошо.

Уголки его рта, прикрытые усами, слегка приподнялись, что обозначало улыбку.

— Вы шутите, Гордон?

— Возможно.

Спустя несколько минут они уселись напротив друг друга в небольшой библиотеке, где все для игры в триктрак было оборудовано в наилучшем виде: стол, за которым они сидели, инкрустирован красным деревом и древесиной других красных тропических пород, шашки, сделанные из черного дерева и слоновой кости, приятно холодили руки. Делия ничего иного не ожидала от Чарлза. Намечая замену обстановки в доме, она вынуждена была признать, что вся мебель превосходного качества. По-видимому, Чарлз тратил деньги не только на прожигание жизни.

Они играли молча несколько минут. Игра шла быстро и с равными шансами на победу.

— Вы обманули меня, миледи, — пробормотал Гордон, не отрывая взгляда от доски.

17
{"b":"1154","o":1}