ЛитМир - Электронная Библиотека

— А мама? Кэсси кивнула.

— Боже праведный! — Внутри у Делии все сжалось. Она знала, что тягостный момент наступит. Ради такой встречи вдовствующая герцогиня и настояла на ее присутствии в Эффингтон-Холле, где соберется вся семья. И главное — женская половина.

— Будут и Джиллиан, и Пандора, и Марианна.

— Конечно, они тоже включены в список, не так ли? — В голосе Делии звучали мрачные нотки. — Они ведь новые члены клуба эффингтонских матрон. — Она с трудом поднималась по лестнице, словно взбиралась на эшафот.

Кэсси следовала за ней.

— Да, но они настроены сочувственно к твоей, ммм…

— Неприятности, которую я сама создала в своей жизни?

— Я не уверена, что выразилась бы именно так… Пойдем, Делия, тебе нечего опасаться, — успокоила ее Кэсси наигранно-оптимистичным тоном. — Соберется всего лишь твоя семья, которая желает тебе…

— Они устроят настоящее судилище, Кэсси, — пробормотала Делия сквозь стиснутые зубы. Как она могла поступить так глупо, не поняв раньше их замысла? Она ни за что не приехала бы сюда, если бы представляла, что ее ждет здесь. — Ты знаешь все не хуже меня.

— Судилище — слишком резкое слово, — тихо произнесла Кэсси. — Я бы так не сказала. Собрание — более подходящее определение. Собрание дам, какое бывает в светском обществе. Можно назвать клубом или чем-то в таком роде. О, по-моему, общество женщин семьи Эффингтон. Нуда, конечно, так мне больше нравится. Звучит довольно мило.

— Ну прямо как трель малиновки. — Делия тяжело вздохнула. — Похоже, я обречена.

Делия и Кэсси заметили еще несколько лет назад, что их бабушка собирала всех женщин вместе, когда возникала важная причина, касающаяся кого-то из членов семьи. Мужчины никогда не включались в число судей, и Делия полагала, что они только радовались подобному обстоятельству.

Сестры под влиянием занятий французским языком между собой называли их собрания трибуналом, частично оттого что оно выглядело очень грозным, частично оттого что все происходящее на нем не выходило за пределы комнаты. Ни бабушка, ни мать, ни тети даже намеком ни разу не обмолвились, что обсуждалось на том или ином собрании. Такая секретность выглядела весьма зловещей, особенно среди женщин Эффингтонов.

Согласно наблюдениям сестер, трибунал собирался в случаях скандалов, неприятных событий или представления будущих супругов. Перед свадьбой Пандоры ее будущего мужа женщины вызвали на собрание, предварительно взяв с него клятву не разглашать то, что ему станет известно в дамской гостиной Эффингтон-Холла.

— «Обречена» — тоже довольно резкое слово. — Кэсси вздохнула. — Если от моего присутствия тебе станет легче, то знай, что я буду рядом с тобой.

— Почему? — Делия подозрительно посмотрела на сестру.

— Потому что я твоя сестра и ближайшая подруга. — Кэсси гордо подняла подбородок. — Потому что, невзирая на то что ты сделала, я буду стоять рядом с тобой, ведь между нами существует связь, которую никто не сможет разорвать.

— Потому что никто не верит, что ты непричастна к моему скандальному поступку? — насмешливо спросила Делия.

— Да, поэтому тоже. — Кэсси пожала плечами. — Во всяком случае, все давно считали, что если кто-то из нас двоих способен совершить поступок, достаточно серьезный для трибунала, то скорее всего я. Поскольку ты когда-то обещала быть рядом со мной, я сделаю то же самое для тебя.

Опасения Делии немного уменьшились. Она и ее сестра всегда составляли единую команду, участвуя в детских проступках, и оставались верными союзниками в отстаивании своих прав. Вместе с Кэсси она могла встретить любую опасность. Даже трибунал. Она импульсивно обняла сестру.

— Не могу выразить, как много твой поступок значит для меня.

— Кроме того, — Кэсси улыбнулась, — мне представлялась единственная возможность узнать, что же происходит в таинственной гостиной, не заработав привилегии находиться там в числе судей.

Делия посмотрела на нее и рассмеялась:

— Мне следовало догадаться о твоих мыслях.

— Ты знаешь, что я шучу, хотя, полагаю, если однажды мне самой придется предстать перед трибуналом, я буду к нему лучше готова, чем ты. Я всегда думала, что мне не избежать его, тогда как оказалось, что ты..-.

— Да, да. — Делия вздохнула. — Никто не ожидал, что я могу нарушить правила приличия.

Женщины достигли верхней площадки лестницы и, свернув в фамильное крыло, двинулись по коридору, увешанному портретами представителей различных поколений Эффингтонов. В юности сестрам казалось, что лица, смотрящие на них, имели угрожающий и даже осуждающий вид, словно предки выносили свой приговор потомкам.

Однако когда девочки стали постарше, они заметили в лицах предков намек на улыбку, веселый блеск в глазах и стали относиться к ним по-другому. Они изучали наследие и традиции Эффингтонов не только потому, что надо было следовать им, но в большей степени потоку, что им доставляло удовольствие подобное изучение, которое накладывало отпечаток на их воспитание и предопределяло, кем они могут стать.

И если когда-то лица, смотрящие с портретов, казались устрашающими, то сегодня они вливали в сестер дополнительные силы, как будто больше не относились к ним критически, а, наоборот, поддерживали их. Конечно, Делия допускала в своей жизни ошибки, но разве никто из изображенных на портретах людей не делал их? И Делия улыбнулась своим предкам.

— Однако теперь, когда я пополнила ряды Эффингтонов, которые жили не совсем так, как предписано, — Делия расправила плечи и посмотрела в глаза сестре, — первым шагом на пути к большому приключению в моей новой жизни является необходимость набраться храбрости, чтобы встретиться лицом к лицу с последствиями моей ошибки.

Кэсси настороженно посмотрела на нее:

— К большому приключению?

Делия улыбнулась и взяла сестру под руку:

— Я очень много размышляла в одиночестве и все объясню тебе потом. А сейчас я хотела бы освежиться, прежде чем предстать перед трибуналом.

— Мы вместе будем там, — твердо проговорила Кэсси. Делия с чувством сжала руку сестры.

— Несмотря на то что ты узнала о предстоящем судилище раньше меня, я сомневаюсь: есть ли у тебя план защиты? Какие-нибудь предложения или мудрые советы?

— Нет. Хотя я слышала, что, когда тебе угрожает опасность, ни в коем случае нельзя показывать свой страх. Кроме того, полагаю, у меня хватит мудрости не употреблять такой термин, как, — Кэсси усмехнулась, — трибунал.

Делия и Кэсси обменялись осторожными взглядами. Они сидели рядом на небольшом диванчике перед остальными женщинами — членами семьи Эффингтон. Непосвященный человек мог бы подумать, что в подобном расположении сидений нет ничего зловещего и мебель поставлена просто для обыденной беседы.

И действительно, в данный момент обстановка не выглядела угрожающей. Напротив, все больше походило на обычное собрание светских дам, чем на судилище, обладающее властью отправить на гильотину, в переносном смысле, конечно.

Бабушка, как всегда, восседала по-королевски в середине алого дивана, справа от нее — тетя Кэтрин и герцогиня, слева — тетя Эбигейл и леди Эдвард. Тетя Грейс и леди Гарольд устроились на подлокотнике, а мать стояла позади них, очевидно, слишком взволнованная, чтобы сидеть. Жена кузена Томаса, Марианна, леди Хелмсли, кузина Джиллиан, леди Шелбрук, а также кузина Пандора и леди Трент сидели в стороне. Пандора уловила взгляд Делии и подмигнула ей в знак поддержки.

Собрание выглядело достаточно миролюбивым, однако тигр-людоед тоже не кажется слишком страшным, пока не откроет пасть.

— Не стоит так волноваться, — успокоила Делию тетя Кэтрин, мило улыбаясь. — Ты выглядишь так, словно тебя должны судить. Мы собрались совсем не для того.

— А для чего? — спросила Делия.

— Нас беспокоит твоя жизнь, Филадельфия, — твердо произнесла бабушка.

— Я так и думала и очень сожалею о том, что стала причиной скандала, и…

— Пустяки. — Бабушка махнула рукой. — Прошлое уже не имеет особого значения.

20
{"b":"1154","o":1}