ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ключ от тёмной комнаты
Охотники за костями. Том 2
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год
Игра в ложь
Страна Лавкрафта
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями
Мой личный враг
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Лонгевита. Революционная диета долголетия

Он пропустил вчерашние знаменитые Роксборские скачки. У него ушло гораздо больше времени, чем он предполагал, на то, чтобы устроить все так, как он намечал. Департамент без проблем выделил людей для незаметного сопровождения кареты Делии и для внедрения в ряды эффингтонских слуг в холле. Лорд Кимберли ухитрился обеспечить Тони не только доступ на бал, но и персональное приглашение остановиться в гостевом крыле Эффингтон-Холла.

Учитывая легкость, с какой лорд Кимберли устроил его приезд сюда, Тони не мог понять, почему тот не сделал того же самого для Уилмонта. Тогда у того отпала бы необходимость ухаживать за Делией ради проникновения в дом Эффингтонов. Почему он не смог избежать такого скандального брака? Женщина могла бы продолжать жить так, как она жила до вторжения в ее жизнь Уилмонта.

Тони стиснул зубы. Делия не заслуживала подобной участи. И конечно, теперь она не заслуживает, чтобы он обманывал ее. В какой-то момент она узнает правду, и тогда трудно даже представить ее реакцию.

Он внимательно посмотрел на свое отражение в зеркале. Если бы кто-то специально пригляделся к нему, то мог бы подумать, что лорд Сент-Стивенс и дворецкий Гордон имеют некоторое сходство, особенно его выдавали глаза. Усы, которые он носил, будучи Гордоном, прикрывали его верхнюю губу, кусочки ваты, подложенные за щеки, изменяли форму лица, пудра в волосах скрывала их естественный цвет, а накладные брови и очки затемняли глаза. Кроме того, он по опыту знал, что люди редко пытаются сравнивать кого-то с кем-то без особой надобности. Нет, Делия не должна распознать его.

К тому же он не рассчитывал приближаться к ней. Он будет только наблюдать за происходящим в зале, и больше ничего.

Тони сделал глубокий вдох, поправил манжеты своего сюртука и направился к двери.

До приезда в Эффингтон-Холл он имел продолжительный разговор с лордом Кимберли и высказал соображение, что, возможно, пора отказаться от придуманной ими уловки с мнимым дворецким. Или по крайней мере информировать леди Уилмонт о том, кем в действительности является Тони, и об истинной цели его пребывания в доме. Он отметил, что, после того как кто-то обшарил ее комнаты, никаких признаков дальнейших попыток не повторялось и ничего не говорило о том, что она подвергается опасности. Надо отдать должное лорду Кимберли: он внимательно выслушал Тони и признал, что, возможно, тот прав. Однако пока ему приказано оставаться на месте в целях предосторожности.

Тони знал, что Делия ничего не ведала о работе Уилмонта, о документах Эффингтонов и о пропавшей тетради. Она не имела никакого отношения к перечисленным делам. Однако не они, по сути, стали причиной угрызений его совести. Сомневаться в необходимости выполнения возложенных на него обязанностей заставляла сама женщина.

Она была чертовски хороша и обращалась с ним, то есть со своим дворецким, слугой, так, словно он достоин большего, нежели только выполнения своих непосредственных обязанностей. Как будто он для нее член семьи, о котором надо заботиться. Какая другая женщина стала бы так беспокоиться о дворецком, прослужившем в доме менее месяца? Она либо совершенно глупа, либо добрейшее создание, какое он когда-либо встречал. Но он убедился, что ее никак нельзя назвать глупой.

Тони двинулся по коридору к центральной части дома. Другой гость, возможно, испытывал бы потребность в сопровождении, но Тони запомнил каждый поворот, каждый дверной проем и прочие ориентиры, когда его вели в предназначенные ему комнаты.

Как будет чувствовать себя Делия, когда узнает правду? О своем муже… О дворецком… И о виконте Сент-Стивенсе.

Она скорее всего возненавидит его, и он не станет винить ее. Впрочем, когда все так или иначе разрешится, она продолжит жить своей жизнью, которая представляется ей большим приключением, а он пойдет своей дорогой. Должно быть, их пути никогда больше не пересекутся, если, конечно, не придет время оставить службу в департаменте и принять на себя обязанности, определенные его титулом.

Он предпочитал оставить подобные мысли, но переключиться не мог. Возможность встретить Делию в будущем, когда исчезнет необходимость лгать ей, его удивительно привлекала. Хотя такое едва ли осуществимо. Если он расскажет ей правду, она никогда не простит его. Да и почему она должна прощать?

Тони спустился по лестнице и присоединился к толпе, собравшейся у входа в бальный зал, затем ловко обошел слугу, объявлявшего имена гостей, и проскользнул в помещение. Он не хотел, чтобы о нем заявляли публично, уверенный в том, что кто-то из членов семьи должен знать о его присутствии. Не хотел привлекать к себе внимание, поскольку известность не отвечала его целям. Кроме того, он еще не освоился со своим новым титулом, и роль виконта казалась ему такой же маскарадной, как роль Гордона.

Тони взял бокал шампанского у проходящего НО мимо официанта и небрежно двинулся вдоль зала, отмечая входы и выходы, окидывая взглядом толпу в поисках знакомых или подозрительных лиц. Обменявшись взглядами с несколькими людьми из департамента, расположившимися по периметру комнаты, он отметил, что шансы на непредвиденные происшествия практически равны нулю. Однако нельзя терять бдительность, и надо быть ко всему готовым.

Он почти сразу заметил Делию. Она стояла рядом с сидевшей пожилой женщиной, вероятно, вдовствующей герцогиней. В черном кружевном платье, которое даже он мог определить как сшитое по последней моде, она представляла собой потрясающее зрелище. Ее кожа сияла белизной, а волосы обрамляли голову светлым неземным ореолом. Она выглядела очень изящной и нежной, но немного стесненной. Ей хотелось приключений, и она чувствовала себя явно смущенной, находясь в обществе пожилой герцогини. Тем не менее на ее лице блуждала улыбка, а подбородок был высоко поднят. Сердце его учащенно забилось. Ей потребовалось немало мужества, чтобы бросить вызов существующим правилам траура и появиться на публике, даже за городом в доме ее семьи, чтобы признать свои ошибки и двигаться вперед, невзирая ни на что. Нет, она определенно заслуживала лучшей участи, чем та, которую уготовил ей Уилмонт. Да и он тоже.

Тони увидел, как се сестра приблизилась к ней, и вскоре обе женщины засмеялись. Вместе они создавали поразительную картину, дополняющую и одновременно контрастную друг другу. Одна была одета в светло-зеленую пышную одежду, другая — в темную, с едва уловимым оттенком эротичности.

— Милорд! — раздался голос позади него. Тони обернулся:

— Да?

Один из лакеев поклонился ему:

— Его светлость просит вас присоединиться к нему в библиотеке.

Герцог Роксборо? Внутри у Тони все сжалось, но он ничем не выдал своего удивления.

— Хорошо.

— Будьте столь любезны следовать за мной, милорд. — Лакей повернулся и, умело лавируя, двинулся через толпу, не оглядываясь назад, чтобы убедиться, следует ли Тони за ним. Да и зачем оглядываться? Вызов герцога по своей значимости стоял на втором месте после приказа короля.

Лакей прошел, придерживаясь ближе к стене комнаты, и открыл дверь, которая на первый взгляд выглядела как одна из панелей, украшавших стены. Не скрытый ничем и в то же время не выделяющийся вход в комнату поражал хорошо продуманной маскировкой, и Тони выругал себя за то, что не обнаружил его при первом осмотре помещения. Он проследовал за слугой по коридору к двери, которая, по его предположению, вела в библиотеку. Лакей открыл дверь и отошел в сторону, пропуская Тони, затем закрыл ее за ним.

Тони остановился, окинув взглядом огромную, с рядами книг комнату. По сравнению с библиотекой Эффингтон-Холла библиотека в Сент-Стивенс-Корте выглядела довольно убогой. Библиотека в Эффингтоне имела великолепную обстановку. Одну стену целиком занимали высокие окна, с других стен на него осуждающе смотрели портреты представителей различных поколений Эффингтонов.

— Все выискиваете убийц, Сент-Стивенс?

Взгляд Тони устремился на высокого джентльмена, стоящего перед внушительным письменным столом красного дерева. Он никогда прежде не встречался с герцогом, однако не сомневался, что перед ним герцог Роксборо.

23
{"b":"1154","o":1}