ЛитМир - Электронная Библиотека

— Итак, можешь начать с того момента, когда ты познакомилась с Уилмонтом, — подбодрила Кэсси, откинувшись на спинку своего кресла. — Ну, давай.

— Хорошо. — Делия покорно вздохнула. — Ты помнишь рождественский бал у леди Стенли? Ужасное количество народу и духота…

— На всех балах бывает примерно то же самое.

— В тот вечер зал был особенно переполнен. Мне захотелось подышать свежим воздухом, и я вышла на террасу.

Делия до сих пор помнила ту чудесную зимнюю ночь. Казалось, в холодном воздухе в свете звезд и в перспективе приближающейся весны таилось что-то необыкновенное. Нечто новое, неизведанное и волнующее. Какое-то магическое обаяние или, может быть, то, чего она давно жаждала, но не осознавала до настоящего момента.

— И тогда ты встретилась с Уилмонтом?

— Да. — С лордом Уилмонтом. Бароном Уилмонтом. Чарлзом.

— И?

— И… мы обменялись любезностями. — Он появился из тени, как будто ожидал ее.

— Любезностями?

— Полагаю, его поведение можно назвать чем-то вроде флирта.

Уилмонт вел себя довольно решительно, пренебрегая приличиями, однако казался очень близким и дружелюбным. Он снял свой фрак и накинул ей на плечи, что выглядело ужасно скандально, но в то же время очень и очень приятно.

Кэсси удивленно приподняла бровь:

— О? И ты отвечала на его ухаживания?

— Должно быть. — Делия небрежно пожала плечами. В тот вечер она вела себя весьма уверенно и раскрепощенно, хотя обычно отличалась сдержанностью. В глубине души она удивлялась, что, черт побери, на нее нашло, но тем не менее испытывала удовольствие от происходящего. — Кажется, немного.

— Понятно. — Кэсси изучающе посмотрела на сестру, и Делия с трудом удержалась от того, чтобы не съежиться под ее взглядом. — И что потом?

— Потом?

— Да, потом. Если ты не решила в тот же момент на террасе леди Стенли сбежать с ним, то вполне очевидно, что такое желание возникло после встречи. Когда ты увиделась с ним еще раз?

— На следующий день. У торговца книгами Хетчарда. — Войдя, Уилмонт едва обозначил их знакомство, слегка приподняв шляпу в знак приветствия. Затем он вежливо рекомендовал ей книгу со стихами и протянул ее, когда уходил. Внутри она обнаружила клочок бумаги со словами «До встречи» и его подписью. — А потом на званом вечере у леди Конкорд-Смайт… — Там он снова передал ей книгу.

Чарлз, лорд Уилмонт, не относился к тому типу мужчины, который мог всецело увлечься мисс Филадельфией Эффингтон, и, как она теперь поняла, подобное обстоятельство делало его более привлекательным для нее, хотя его репутация безответственного мота и азартного игрока сопровождалась репутацией отъявленного волокиты. Ходили слухи, что он разрушил жизнь не одной молодой женщины. В результате теперь ни одна респектабельная леди не оказывает ему внимания, игнорируя даже приглашение на танец. Его частые отъезды из Лондона на длительный период в течение последних десяти лет еще больше подпитывали сплетни о нем.

И все же, когда Уилмонт появлялся в свете, его принадлежность к безупречной семье позволяла ему входить в тесный круг лондонского высшего общества. Конечно, леди не могли не замечать, что он очень красив: с золотистыми волосами, порочным блеском в глазах и улыбкой, которая, казалось, предназначалась каждой женщине, и только ей одной. Джентльменам довольно было того, что он, несмотря на все разговоры о нем, всегда исправно расплачивался по долгам. К тому же лорд Уилмонт обладал значительным состоянием и древним почетным титулом, который, возможно, немного потускнел из-за его поведения.

Что касается его репутации, Делия относила ее только к досужим сплетням, слухам и инсинуациям. Она почему-то ни разу никого не встречала, кто пострадал бы от него. Истории, которые рассказывали о нем, могли относиться к выдумкам тех, кто завидовал его внешности, богатству и знатности.

Отсутствие достоверной информации о личности лорда Уилмонта делало его еще более таинственным, опасным и волнующим.

И такой мужчина желал ее. С момента их первой встречи сознание его чувства к ней вселило в Делию некое безрассудство и смелость, не присущие прежде ее натуре. Она испытывала удовольствие от перемены, которая происходила с ним при встрече, а также от мысли, что опасный повеса желал ее не потому, что она подходящая пара для брака, а потому, что он видел в ней настоящую женщину, сам являясь истинным мужчиной. В ней пробудилось пьянящее непреодолимое чувство, какого она прежде никогда не переживала.

— Потом мы встретились на новогоднем балу у леди Брэдборн и… — Делия слабо улыбнулась, — еще несколько раз.

— Боже милостивый! — Кэсси всплеснула руками, с изумлением глядя на сестру. — Не могу поверить, чтобы никто ничего не заметил.

— Ты бы удивилась, узнав, как легко можно незаметно ускользнуть из переполненного зала в библиотеку или пустую гостиную. — Делия взволнованно забарабанила пальцами по подлокотнику дивана. Она поделилась с сестрой секретом, который скрывала долгое время от всех, и сейчас, раскрыв его, она чувствовала себя крайне неловко даже перед Кэсси — единственным человеком, от которого никогда ничего не утаивала.

— Я подозреваю, ты могла бы многому научить меня, дорогая сестричка. — В глазах Кэсси отражались зависть и восхищение.

— О сокровенном очень трудно говорить. — Делия встала и зашагала по комнате, рассеянно сжимая руки. — Я думала, по прошествии значительного времени мне будет легче рассказать тебе обо всем, однако чувствую, что совсем не готова к исповеди.

— Говорят, признание облегчает душу, — назидательно напомнила Кэсси.

— Сомневаюсь. На душе у меня не становится лучше. Я чувствую себя ужасно глупой.

— Ерунда. Здесь нет ничего глупого, — парировала Кэсси. — Просто ты ничего не могла поделать с собой, влюбившись в этого человека.

Делия остановилась и посмотрела на сестру. Затем слова помимо воли сорвались с ее губ:

— Видишь ли, я совсем не влюбилась в него. В голосе Кэсси послышалось замешательство:

— А я думала…

— О, я знаю. — Делия жестом прервала сестру. — Я тоже подумала бы, что поступить так, как я, может только безумно влюбленная девушка, потерявшая представление о надлежащем поведении. Однако все не так.

— Я даже боюсь спрашивать, чем же тогда объяснить твой поступок.

— Дело в том, что… — Делия сцепила руки, набираясь храбрости. — Произошло необычайно волнующее событие в моей однообразной жизни. Рискованное приключение, о каком я всегда мечтала.

— Приключение?

— Я не знаю, как еще объяснить. — Делия пыталась найти подходящие слова. — Возникшее у меня тогда ощущение можно сравнить с быстрой скачкой. Ты знаешь, что опасно и может плохо кончиться, но на тебя она действует так опьяняюще, что забываешь об опасности.

Делия вернулась к дивану и присела на краешек.

— Знаю, мой поступок безумен, но Чарлз совсем не походил на других мужчин, которые обычно интересовались мной. Ты должна признать, что моими поклонниками всегда оказывались, как правило, угрюмые, не в меру серьезные, требовательные, озабоченные поисками подходящей жены мужчины. И все как один ужасно скучные.

— Да, пожалуй…

— А вот джентльмены, которые ищут твоей благосклонности, почему-то обычно отличаются завидной лихостью и часто окружены ореолом таящейся опасности.

— Я сама ничего не понимаю, — Кэсси покачала головой, — ведь мы внешне очень похожи друг на друга.

— Да, но, по-видимому, в тебе есть что-то такое, что привлекает именно таких мужчин. — Делия внимательно посмотрела на сестру, пытаясь выразить словами свои наблюдения. — Когда я смотрю на тебя, мне кажется, что я смотрю в зеркало, однако есть какое-то отличие. Может, во взгляде или в улыбке. Нечто едва уловимое, таящее чуть заметный вызов и говорящее о том, что ты можешь вести себя ужасно предосудительно. — Она вздохнула и откинулась на спинку дивана. — Очевидно, я выгляжу так, будто бы даже подумать не могу о чем-то недостойном.

— Внешность бывает обманчивой. Я, например, никогда не совершала ничего предосудительного, а ты умудрилась стать центром большого скандала.

3
{"b":"1154","o":1}