ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, сегодня, сейчас, — Делия подняла руки и обвила его шею, — наше первое свидание. — Ее губы прильнули к его губам.

Он колебался не более секунды, затем обнял ее и прижал к себе. Его губы, теплые и твердые, имели вкус шампанского или, может быть, света звезд. Несмотря на решительность ее действий и их обоюдное желание, они касались друг друга лишь слегка и очень осторожно. В прошлом поцелуи пробудили в ней страсть и в конечном счете привели к скандалу. Теперь она не представляла, куда они могут завести ее. Его губы сильнее прижались к ее губам, и она перестала думать о возможных последствиях. Ее охватило страстное желание и потребность в ласках. Все тело напряглось. Она хотела его. Хотела ощущать его губы и язык, встретившийся с ее языком, его сильное тело, прижимающееся к ней.

Его рука скользнула по ее спине и с силой притянула к себе. Она же, обнимая его за шею, прильнула к нему всем телом, словно он стал для нее подарком судьбы. Сент-Стивенс целовал ее все крепче и крепче, отчего она едва не теряла сознание, ощущая необычайное блаженство в его объятиях.

Наконец он медленно оторвался от ее губ и поднял голову.

— О…

— Боже праведный, — прошептала она с благоговением.

— Я уверен, что всегда буду помнить ваш поцелуй, — произнес он чуть слышно.

— Я тоже. — Делия вздохнула, не испытывая никакого иного желания, кроме как оставаться в его теплых объятиях. Навечно.

Он неохотно отпустил ее. Они отошли друг от друга, и она затаила дыхание.

Наступило долгое неловкое молчание. Делия не могла понять, что произошло сейчас, но, очевидно, нечто большее, чем просто поцелуй. Ее колени ослабели, и удары сердца отдавались в ушах. Она испытывала страсть и желание прежде, но в данном случае ее чувства существенно отличались. Сейчас ее желание напоминало нечто более глубокое, сильное и пугающее, проникшее в самую душу. Что за человек вызвал его?

Она посмотрела на него и подумала, что, возможно, он испытывал подобные чувства, которые отражались в его глазах. Считал ли он происшедшее между ними чем-то более значительным, чем просто поцелуй украдкой при звездах? Или это всего лишь часть флирта?

Очевидно, надо многое выяснить. Она хотела поговорить, но боялась начать. Делия сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Разумеется опытная женщина не стала бы так волноваться, несмотря на впечатляющий поцелуй, слабость в коленях и внутренний трепет. Но возможно, у нее нет природных качеств, необходимых для действительно опытной женщины.

— Теперь я должна… — Она сделала шаг к свету.

— Несомненно. — Он откашлялся. — Так же, как и я… Делия сделала еще шаг. Она не уверена, есть ли у нее желание, чтобы он остановил ее или позволил уйти.

— Думаю, будет лучше…

— Я хочу увидеться с вами еще раз, — внезапно проговорил он и сократил расстояние между ними. Их взгляды встретились, и даже при тусклом свете она увидела напряженность в его глазах, которая одновременно и волновала, и пугала.

Делия сделала шаг назад и сказала слегка насмешливо:

— Возможно, на какой-нибудь террасе, при звездах? Он глубоко вдохнул и ответил в тон ей:

— Или еще где-нибудь, мисс Эффингтон.

Между ними осталось множество невысказанных мыслей, заверений и вопросов.

Что бы сделала опытная женщина в данном случае?

— Я не хочу давать обещаний на будущее. Никто не знает, что будет завтра. — Ее голос звучал удивительно ровно. — Что касается возможности увидеться снова, — она пожала плечами, — думаю, мы увидимся, милорд. — Она кокетливо улыбнулась ему, повернулась и направилась в бальный зал.

Вслед ей раздался его низкий смех:

— Разумеется, мисс Эффингтон. Конечно, мы увидимся.

Она удержала себя от желания оглянуться и возвратиться. Ей хотелось броситься в его объятия, целовать его, пока он не поднимет ее на руки и не унесет в свою постель. И в свою жизнь.

Как ни странно, почти те же чувства она испытывала и с Чарлзом, но с существенным отличием. Она не могла сказать точно, в чем разница — в любопытстве, возбуждении или в чем-то еще… более глубоком, совершенном и особенном.

Нелепо, конечно! Совершенно незнакомый мужчина не казался таковым. У нее появилось странное чувство, что она знала его раньше, разговаривала и даже делилась секретами. Абсурдное чувство! Она непременно запомнила бы Сент-Стивенса.

Виконта она выбрала как средство стать опытной женщиной. Возможно, он будет ее очередной ошибкой. Как Чарлз.

Нет. То, что она делила постель с Чарлзом, не являлось ошибкой. Она не сожалела о сделанном. Ошибка заключалась в том, что она на мгновение поверила, будто у нее с ним нечто большее, чем просто вожделение. Подобную ошибку она больше не допустит.

Проблема не в том, чтобы лечь с незаурядным мужчиной в постель.

Проблема в том, чтобы полюбить его всем сердцем.

Глава 10

«Дорогая Кэсси!

Должна признаться, что испытываю нетерпение и жажду узнать, не обнаружила ли ты по моей просьбе что-нибудь интересное относительно моего нового знакомого. Мне очень хотелось бы как можно скорее снова увидеть его.

До настоящего времени я всегда считала себя довольно терпеливой, но, по-видимому, утратила и эту добродетель за последние месяцы…»

— Лососевый или кремовый? — неуверенно произнесла Делия себе под нос. Она стояла в центре гостиной, осматривая стены, которые в данный момент покрывали тусклые обои неопределенного зеленовато-коричневого цвета.

Оранжево-розовый или кремовый оттенок для нее не имел принципиального значения. Она сокрушенно вздохнула. Ее мысли витали далеко от выбора цвета, материала и прочих вещей, которые занимали ее до посещения Эффингтон-Холла. За три дня после возвращения в Лондон она так и не приняла ни одного решения относительно обновления дома. Однако приняла решение, касающееся ее жизни.

Леди Уилмонт хотела снова видеть виконта Сент-Стивенса.

Она не знала точно, зачем он нужен ей и какие намерения, благородные или постыдные, она испытывала в отношении него. Она хотела видеть его и понять, почему у нес возникло такое желание. Она не представляла, как устроить встречу с ним и даже как найти его. Кэсси обещала осторожно навести справки о нем, но пока Делия не получила от нее никакой информации.

Она взяла книгу с образцами обоев, перелистала ее, наверное, уже в сотый раз, затем бросила на диван. Обновление дома совершенно перестало интересовать ее. Ее мысли не покидал высокий, темноволосый, загадочный виконт. Делия вспоминала свое идиотское поведение на балу. Не поцелуй на террасе, а поспешное бегство потом, подобно испуганной лани.

Что, черт возьми, на нее нашло? Невинный поцелуй! Ничего особенного в нем не было. Она целовалась еще до Чарлза. Не слишком часто и не без разбора, вероятно, меньше, чем Кэсси, но такое случалось, и не один раз.

Поцелуи Чарлза привлекали ее обещанием волнующего приключения. Поцелуй Сент-Стивенса, тоже интригующий, обещал нечто эфемерное, неуловимое, чего нельзя определить на ощупь. Кроме того, виконт, которого она едва знала, вызывал странное ощущение, что они давно знакомы. Возможно, ей что-то напоминали тембр его голоса или манера двигаться. Как будто они встречались раньше, и их встреча предопределена судьбой или расположением звезд. Разве такое не понравилось бы маме?

— Чем ты тут занимаешься? — раздался голос Кэсси у двери гостиной.

— Пытаюсь сделать выбор между сомоном и кремовым. — Делия махнула рукой в сторону книги с образцами цветовых оттенков, которая ненадежно возвышалась на стопке подобных каталогов, лежащих на приставном столике. — Я пытаюсь решить, какого цвета выбрать здесь обои.

— Сомон слишком розоват для комнаты, а крем слишком бледен. — Кэсси шагнула в центр гостиной, бросив еще один фолиант на шаткую стопку на столике, сняла шляпу, поправила прическу и оглядела комнату. — Если ты остановилась на розовом или бледном цвете, дорогая, то я подоспела вовремя. — Она медленно стянула перчатку, переводя взгляд со стены на стену. — Вопрос о цвете является первостепенным, особенно в гостиной. Именно с нее мы и начнем.

30
{"b":"1154","o":1}