ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь в доме были лакеи, служанки, помощник дворецкого, а также приходящая помощница кухарки. Согласно приказам герцога весь дополнительный обслуживающий персонал набрали из числа сотрудников департамента, имевшего задание охранять Делию, за исключением помощницы кухарки. Ее наняли, чтобы сохранить желудки всех питающихся в доме, и миссис Миллер с удовольствием возложила на нее основную работу по кухне.

Жизнь в доме Делии с новыми слугами, которые хорошо играли свои роли, стала более оживленной Делия постоянно принимала различных торговцев, которым в конечном счете уделяла весьма ограниченное внимание. Заниматься ими и другими делами, связанными с обновлением дома, приходилось в основном Тони, но теперь такое занятие не вызывало у него досады. Ничего необычного в домене происходило, и никаких признаков того, что Делия находится в опасности, не наблюдалось. Тони подумал, не введен ли департамент в заблуждение. Однако ему приказано оставаться на месте, и он оставался.

После возвращения из Эффингтон-Холла Делию все время волновали мысли о новом знакомом. И Гордона ее состояние вполне устраивало. Он вернулся в Лондон задень до нее, чтобы успеть выполнить приказы герцога относительно слуг, а также указания Делии по поводу обновления дома и различных встреч. Приказы герцога легко выполнимы. Указания же Делии оказались более утомительными для него и департамента.

Он вошел в библиотеку, закрыл за собой дверь и пересек комнату, чтобы занять место за письменным столом. Делия будет занята со своей сестрой по крайней мере ближайшие полчаса, а ему надо разобраться с собственной корреспонденцией и принять решение.

Он разложил бумаги и уставился на них невидящим взором.

Вероятно, сейчас он участвует в последней операции по заданию департамента. Разумеется, герцог Роксборо мог позволить себе возглавлять секретную службу британского правительства и в то же время выполнять обязанности, соответствующие его титулу. Он имел людские ресурсы, включающие, помимо Тони, обширную семью Эффингтонов, а также четырех преданных и компетентных братьев. Тони же один на целом свете. Герцог с детства прекрасно знал, что однажды титул Роксборо и связанные с ним обязанности перейдут к нему. Он воспитывался и обучался соответствующим образом. Тони не представлял, что его брат, которого он едва знал, станет жертвой внезапной болезни и умрет, не имея сыновей.

В одном из писем, отправленных из его поместья управляющим брата, перед ним ставились имущественные вопросы, на которые Тони не знал, как ответить. Он всегда считал себя опытным, компетентным и способным разобраться в любой ситуации. Он мог незаметно проникнуть в осажденный врагом город и принять такой облик, что даже родная мать не узнала бы его. При необходимости он мог убить человека, не производя шума, но он не имел ни малейшего представления, что должен делать английский лорд.

Тем не менее нельзя больше откладывать выполнение своих обязанностей. Он всегда служил верой и правдой своей стране и своему королю. Однако ему трудно представить, что теперь есть люди, которые зависят от его действий, решений и покровительства. Слуги, фермеры, арендующие землю, и бог знает кто еще.

Тони тяжело вздохнул и провел рукой по волосам. За последнее время он изучил, каковы обязанности виконта Сент-Стивенса в отношении семьи, наследства, титула и будущего, которое требовало гарантий, чтобы его род и титул не кончились вместе с ним. Нравилось ему или нет, но обеспечение будущего означало только одно: необходимо обзавестись женой.

До сих пор Тони не думал о браке. В свои почти тридцать лет он не видел особой пользы в нем-, но тем не менее полагал, что придет время, когда он женится на какой-нибудь приятной, послушной женщине, которая будет проводить свои дни в заботах о нем. Однако сейчас его жизнь приняла непредвиденный оборот. Отныне он отвечал не только за себя. Теперь жена стала уже не каким-то смутным, отдаленным понятием, а реальной необходимостью.

Думал ли Уилмонт точно так же? Понимал ли он тоже, что для него пришло время заняться обязанностями, соответствующими его положению? Решил ли он, что Делия — подходящая кандидатура для жены?

Тони задумчиво барабанил пальцами по столу. Почему Уилмонт женился на Делии, оставалось для него загадкой. Но если он решил, что она будет превосходной женой, не для агента британской короны, а для барона, имеющего состояние и ответственность перед своими подопечными, а также желающего стать членом влиятельного семейства, то тогда их брак имел определенный смысл. Если Уилмонт пришел к такому заключению, то, возможно, принял такое же решение, как и Тони.

Испытывал ли Уилмонт такое же желание покончить со своей работой на департамент?

Подобная мысль объясняла странное поведение Уилмонта после свадьбы до дня его смерти. Как могло все так исказиться? Тони хорошо знал, что первоначальный план не предполагал брака, тем более с таким финалом. Если… Пальцы Тони замерли.

Если Уилмонт не обнаружил, что попал в собственную западню.

Наконец множество отрывочных мыслей, блуждавших в голове Тони в течение шести месяцев, выстроились в одну логическую цепочку.

Барон Уилмонт, Чарлз, влюбился в Филадельфию Эффингтон — единственное разумное объяснение его странного поведения. Тони не мог прийти к такому выводу раньше, потому что не знал, что она за женщина. Теперь он мог понять, что даже один из самых пресыщенных мужчин способен поддаться ее чарам, когда она смеялась или когда находилась в его объятиях.

Она обладала именно такими качествами, какие Тони всегда желал найти в женщине, на которой хотел бы жениться.

Понимала ли Делия или нет, что все ее разговоры о независимости вдовы — просто вздор, и ей, как и любой женщине, нужен мужчина, который заботился бы о ней? Почему бы ему не стать таким мужчиной? Он знает, что она проводит много времени, думая о нем после их свидания на террасе, и она тоже не выходит у него из головы. Она стала предметом его мечтаний.

Кроме того, Тони — друг ее покойного мужа и по крайней мере мог сделать для Уилмонта доброе дело, позаботившись о его жене. Тогда подобный шаг выглядел не предательством, а священным долгом. Однако возможен ли еще один драматический поворот в ее жизни уже по его вине? И в таком случае должен ли он считать себя обязанным… жениться на ней?

Внутри у него все сжалось от такой мысли. Брак — нечто долговременное, а он, несмотря на изменение статуса и признание необходимости иметь жену, не до конца уверен, что готов к женитьбе. И все же он не мог допустить, чтобы его предполагаемая жена приобретала опыт в общении с другим мужчиной, кроме него. Он считал своим долгом уберечь ее от самой себя и от тех, кто подстерегает хорошенькую, одинокую, богатую вдову. Лучший способ защитить ее — заполнить собой все ее время и мысли, а также постель, если придется. Он просто обязан так сделать.

Поскольку она, по-видимому, выбрала его в качестве первого шага на пути приобретения опыта, ему остается только посодействовать ей начиная с сегодняшнего вечера. Если она решила иметь дело с порядочным человеком, он не сомневался, что она получит именно такого. Несмотря на обман, к которому ему приходилось прибегать, изображая дворецкого, он на самом деле очень честный человек и будет вести себя соответствующим образом сегодня вечером. Но как Делия ответит на его поведение? Он усмехнулся. Скоро будет ясно.

Тони очень хотелось встретиться с Делией в своем настоящем облике. Ему нравилось беседовать с ней, танцевать и особенно целоваться. Они провели вместе слишком мало времени, и, как ни странно, с каждым прошедшим днем он испытывал все большую зависть к Гордону. То есть к самому себе. С каждым днем ему все труднее сдерживать себя от того, чтобы не заключить ее в свои объятия.

Она действовала на него странным образом с самого первого момента, когда он заглянул в ее голубые глаза. Он желал ее, как мужчины желают женщин, имеющих приятную внешность, веселый нрав и незаурядный ум. Однако его отношение к ней определялось не только желанием. Он намеревался осуществить очень волнующее дело. И очень рискованное.

33
{"b":"1154","o":1}