ЛитМир - Электронная Библиотека

Мак открыл дверь, и Делия быстро вошла в прихожую.

— Добрый вечер, — Тони на мгновение замялся, — миледи.

— Добрый вечер, Гордон. — Она слегка кивнула ему. — Моя сестра в гостиной?

— Да, мэм.

— Прекрасно. — Она направилась в гостиную. Он оказался у двери на шаг раньше и открыл ее. Она переступила порог и остановилась. — Вы знаете, кто я?

— Конечно, леди Уилмонт.

Она подозрительно посмотрела на него:

— А как вы определили?

— По вашим глазам, мэм, — пояснил он с невозмутимой манерой дворецкого. — Глядя в них, трудно ошибиться.

— Прелестно, — пробормотала Делия и повернулась лицом к комнате. Он закрыл за ней дверь, оставив небольшую щель, чтобы можно было услышать разговор, и занял позицию рядом.

— Ну, как прошел вечер? — послышался голос мисс Эффингтон.

— Сначала все было великолепно, но потом пошло не так, как я планировала. — Делия вздохнула. — Я столкнулась с неожиданной проблемой.

Тони мог представить, какое выражение приняло сейчас лицо сестры.

— Какой проблемой? Надеюсь, ты не опозорила меня?

— Нет, конечно. Не говори глупости. — Делия немного помолчала, очевидно, собираясь с духом. — Сядь, Кэсси, я должна многое рассказать тебе.

Делия понизила голос, и, как Тони ни напрягался, он не мог расслышать ее слов. Он ожидал, что в любую минуту может раздаться пронзительный крик, полагая, что мисс Эффингтон будет чрезвычайно расстроена неожиданными проблемами, с которыми столкнулась сестра хотя она виновата не меньше Делии. Инцидент будет хорошим уроком для них обеих, чтобы в будущем они не занимались обманом с перевоплощением.

Тони остановил себя, отбросив лицемерную критику. Прежде всего он сам занимался перевоплощением, чтобы вторгнуться в дом Делии, в ее личную жизнь, чтобы войти к ней в доверие. Он понимал, что ее грехи менее значительны, чем его собственные. Можно, конечно, возразить, что она руководствовалась личными интересами, а он высшими целями и в первую очередь обеспечением ее безопасности. Можно даже сказать, что его уловка предпринята с целью обеспечения безопасности страны. С его точки зрения, обманывать ее — его патриотический долг.

Но, несмотря ни на что, его доводы не срабатывали. Он считал, что она никогда не простит его.

Его душа наполнилась свинцовой тяжестью. По всей вероятности, она будет презирать его. Он обманывал ее, лгал ей с самого первого момента, когда, перешагнув порог ее дома, втерся к ней в доверие и добился ее расположения. А сегодня вечером он лишь усугубил свои грехи.

Из гостиной донесся звонкий хохот. Тони и Мак переглянулись. «Смех — хороший признак или очень плохой?» — задался вопросом Тони.

Он не собирался говорить Делии, что, возможно, любит ее, поскольку на самом деле сам не мог решить такой вопрос для себя. И он, конечно, не планировал довести дело до брака. Одна только мысль о женитьбе, о постоянстве, об обязательствах и об ограничении свободы вселяла холод в его душу. Однако возможность всегда оставаться рядом с ней имела интригующую привлекательность. И все же он не мог понять, почему заговорил с Делией о браке, хотя последнее время мысль о нем не выходила у него из головы. Он просто увлекся ею в данный момент. Немного переиграл, настаивая на встрече с ее родителями, на необходимости просить разрешения отца официально встречаться с ней, подчеркивая свою честность. Тони весь съежился от подобной мысли. Разумеется, он имел вполне определенное понятие о честности, но Делия едва ли поймет его, если узнает правду.

Ему повезет, если он вообще останется в живых после всего сделанного. Тони бывал в опасной ситуации раньше, но не в такой потенциально смертельной игре, которую затеял сейчас, не ограничившись заданием департамента.

«Будем считать, что игра началась».

Может, виноват во всем герцог? Намеренно ли его светлость насаждал тогда в сознание Тони мысль о браке? Его явно раздражало, что его племянница вовлечена в историю с пропавшей тетрадью. Вероятно, стремление герцога связать Тони браком являлось его своеобразной местью. Герцог — настоящий дьявол.

Нет, на самом деле вина лежала не на герцоге. Не на Делии, не на ее сестре. Во всем, возможно, виноваты судьба и странная последовательность событий, которая началась полгода назад после гибели Уилмонта и привела к нынешней ситуации. Он, несомненно, влюблен в женщину, которую вынужден постоянно обманывать, и, более того, хочет провести с ней всю свою оставшуюся жизнь.

Однако она может существенно сократить ее, когда узнает правду. Вероятно, она не менее коварна, чем ее дядя. Достаточно иметь в виду, какой сложный и вполне успешный план она и ее сестра состряпали за один вечер. В их жилах наверняка течет дьявольская кровь.

Из создавшейся опасной ситуации пока не просматривалось приемлемого выхода. Признание с его стороны могло погубить репутацию Делии. Герцог ожидал, что Тони поступит как порядочный человек, если его уловка с дворецким станет достоянием гласности. Однако если Тони не против связать свое будущее с ней, то она, узнав о его обмане, ни за что не согласится на брак. К тому же теперь Делия богата и независима, и он ни на минуту не сомневался, что она не станет делать что-либо вопреки своему желанию.

А она желала стать опытной женщиной, но не женой.

Все же, несмотря на ее планы, он уверен, что она не относится к тому типу женщин, которым доставляют удовольствие лишь плотские стороны опыта без участия глубоких чувств. Если он поможет ей успешно достичь своей цели, то, когда придет время рассказать ей правду, она будет влюблена в него так же, как он в нее.

Слава Богу, решение найдено. Он предпримет атаку на ее сердце, которая превзойдет веллингтонскую, приведшую к поражению Наполеона. Хотя и неохотно, но он вынужден признать, что она завладела его сердцем, что он полюбил ее и не хочет потерять. Теперь ему нетрудно понять, почему Уилмонт мог влюбиться в нее.

И все же… Он даже расправил плечи при такой мысли. Она не любила Уилмонта. Она сама сказала об этом сегодня вечером. Если ее слова правдивы, то становится ясно, что она вышла замуж за него не по любви, а по необходимости. Уилмонт обесчестил ее, и у нее не осталось другого выбора. Тони уже пришел к выводу, что Уилмонт, вполне возможно, полюбил Делию, но теперь его занимал вопрос, что первично для нее — обольщение или чувства?

Если она не соблюдала траур по мужу, то, вполне возможно, в ее сердце нашлось место для Тони.

Внезапно голоса в комнате стали громче, и Тони отошел от двери. Минуту спустя дверь открылась, и Делия и ее сестра вышли в прихожую.

Мисс Эффингтон одарила его милой улыбкой:

— Приятно видеть вас, Гордон. Надеюсь, вы чувствуете себя лучше?

— Да, мисс. Благодарю за внимание, — вежливо отозвался Тони.

Делия нахмурилась:

— О чем вы говорите? Вы больны?

Один из слуг сообщил ее сестре, что Гордон почувствовал себя неважно и лег в постель. Она не видела его весь вечер и сейчас внимательно изучала дворецкого. Тони не мог понять, поверила она в историю с недомоганием или считала его просто лодырем.

— О, дорогой. — Делия озабоченно посмотрела на Гордона. — Вы в порядке? Может быть, вам следует пойти к себе?

— Я вполне здоров, мэм. Ничего особенного со мной не случилось. — Голос его звучал твердо. — Наверное, я съел что-нибудь не то.

— А мне кажется, что еда стала намного лучше, — тихо сообщила Делия, пристально разглядывая его. — Хорошо, если вы уверены, что с вами все в порядке. — Она повернулась к сестре: — Спасибо тебе еще раз. Если тебе понадобится моя помощь…

— Думаю, что нет. — Мисс Эффингтон улыбнулась. — Я сама поговорю с мамой. По правде говоря, я предвидела такую развязку. И надо сказать, мое желание исполнять роль хорошей сестры уже истощилось.

— Я так и думала, — насмешливо подтвердила Делия. Спустя несколько минут мисс Эффингтон ушла.

— Хорошо ли, — Гордон откашлялся, — прошел вечер, мэм?

— Вечер не обошелся без положительных и отрицательных моментов. — Делия скрестила руки на груди. — Вы не одобряете?

37
{"b":"1154","o":1}