ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но я вышла замуж за него.

— И все недоумевали почему. Боже милостивый, Делия, люди задавали себе вопрос: Уилмонт женился на тебе из-за респектабельности твоей семьи или из-за денег…

— Что касается денег, то его адвокат сообщил мне о предназначающемся мне наследстве. Теперь я, по-видимому, хорошо обеспечена, — тихо вставила Делия.

— …или чтобы спасти твою честь? Конечно, последнее характеризовало бы его с положительной стороны, о которой никто не подозревал…

Делия густо покраснела.

— Делия!

Делия вскочила и устремилась в противоположный конец комнаты в тщетной попытке избежать неизбежного.

— Филадельфия Эффингтон! — Кэсси была потрясена. — Не могу поверить…

Делия повернулась лицом к сестре:

— Кажется, я говорила тебе о том возбуждении, которое вызывает быстрая скачка?

— Сейчас речь идет о чувствах, а раньше, черт побери, ты говорила о лошади! По крайней мере я думала, что ты имеешь в виду лошадь. — Кэсси потрясенно смотрела на сестру широко раскрытыми глазами. — Не может быть, Делия. Ведь я знаю тебя. Ты не могла…

— Смогла вот. — Делия сделала вид, что изучает свои ногти. — Один раз.

В комнате воцарилась тишина.

— Как? — наконец спросила Кэсси. Делия бросила на нее взгляд:

— Что значит как?

— Как ты ухитрилась сделать это? — Кэсси сузила глаза. — Ты ведь, разумеется, не устраивала скачки…

— Кэсси!

Сестра не обратила на ее возглас внимания.

— …в библиотеке или пустой гостиной.

— Конечно, нет. — В голосе Делии чувствовалось негодование. — Было бы слишком неприлично.

Кэсси покачала головой, не веря своим ушам. Делия продолжала:

— Помнишь тот вечер, когда я притворилась больной, а ты и все остальные члены семьи уехали на какой-то прием?

— Смутно.

— Я наняла карету, которая ожидала меня, чтобы доставить сюда. В дом Чарлза.

— О, уж в таком поступке, конечно, не заключалось ничего неприличного, — с сарказмом проговорила Кэсси.

Делия подняла руки, сдаваясь.

— А потом Чарлз настоял на браке со мной.

— Понятно. — Выражение лица Кэсси стало раздражающе неопределенным.

— Я хочу, чтобы ты не относилась к этому, как к скачке верхом. — Делия нахмурилась. — Звучит… крайне непристойно.

— Не будем больше об этом. — Кэсси встала. — Я действительно ошибалась. Очень хорошо, что он женился на тебе. Жаль только, что его убили через неделю.

— Да, жаль. — Делия почувствовала знакомые угрызения совести. Она испытывала сожаление, оттого что Уилмонта больше нет и она уже не могла позаботиться о нем так, как всегда мечтала заботиться о человеке, за которого выйдет замуж Однако, — заметила Кэсси, надевая шляпу и поправляя ее под нужным углом, — от его смерти есть некоторая польза.

— Я не очень-то понимаю…

— А тебе и не надо ничего понимать, потому что у тебя есть я. — Кэсси неторопливо натянула перчатки. — Никто не знает, что ваш брак не основывался на любви, какие знала и я несколько минут назад. — Она бросила на сестру осуждающий взгляд. — Я говорила, какие бессодержательные ты писала письма?

— Кажется, да.

— Поэтому из-за отсутствия информации, полагаю, с твоим возвращением может возобновиться обсуждение сравнительно недавнего скандала, который, должна сказать, благополучно стих. Учитывая ситуацию, я беру на себя задачу ее исправить.

— Что ты имеешь в виду под словом «исправить»? — медленно произнесла Делия.

— Ничего особенного. Если в разговорах тут и там осторожно вставить несколько замечаний, общество может взглянуть на твой инцидент совсем по-другому. Ты перестанешь слыть объектом возмущения, и тебе начнут сочувствовать.

— Кэсси, что ты…

— Очевидно, твой повеса охмурил тебя и сам влюбился по уши. Иначе нельзя объяснить, чтобы мужчина с такой ужасной репутацией, как у Уилмонта, женился на тебе, — пояснила Кэсси, явно довольная собой. — Жаль, что мне ничего подобного не приходило в голову раньше, пока я не узнала о твоем возвращении домой. Ты так повлияла на Уилмонта, что он стал порядочным человеком, но, прежде чем ты успела насладиться обретенной любовью, он трагически погиб. Испытывая необычайное горе, ты решила пережить его в одиночестве и потому добровольно отправилась в ссылку…

— Озерный край не ссылка.

— …пока ты не обретешь силы снова предстать перед обществом.

— В твоих словах есть доля правды, хотя мной руководило замешательство, а не горе…

— Но моя версия превосходна и очень романтична. Трагедия в сочетании с любовью действует неотразимо.

— Не думаю…

— Она может даже умерить в какой-то степени осуждение Уилмонта за то, что он покинул тебя так быстро после свадьбы, отправившись во Францию на небольшом суденышке один.

— Ерунда, — решительно прервала сестру Делия. — Чарлз имел деловые интересы во Франции и не считал уместным для меня сопровождать его. — Делия не хотела признаться, что недостаточно хорошо знала мужа, чтобы утверждать, сказал ли он ей правду о цели своего путешествия. Учитывая его поведение после свадьбы, она тоже размышляла, не бросил ли он ее. Какова бы ни была цель его путешествия, она стоила ему жизни — корабль утонул во время шторма в проливе, как ей сообщили.

— Тем не менее моя идея превосходна, и ты будешь благодарить меня потом. Возможно даже, мама скоро простит тебя. Полагаю, ей предпочтительнее считаться матерью вдовы, трагически потерявшей мужа и пожертвовавшей всем ради любви, чем матерью…

— Хорошо, хорошо, — быстро согласилась Делия. — Полагаю, во всяком случае, стоит попытаться.

Кэсси широко улыбнулась:

— Я сделаю больше, чем просто попытку, дорогая сестричка. Я соберу всех женщин из семейства Эффингтон, за исключением мамы, конечно, и приложу все силы, чтобы повернуть поток сплетен в твою пользу. Я нисколько не сомневаюсь в успехе нашего дела.

Впервые за долгое время Делия рассмеялась:

— Твое предприятие, безусловно, потребует от тебя немало сил.

Женщины из семьи Эффингтон славились твердостью характера и такими качествами, как настойчивость или назойливость, в зависимости от точки зрения. Они давно усвоили, что прочность их семьи держится не только на власти мужчин, но и на влиянии женщин.

Кэсси натянула перчатки и направилась к двери.

— Ты уже уходишь? — В голосе Делии прозвучала паника. — Ты так недолго побыла со мной. Мне будет без тебя ужасно одиноко.

— Я не хочу уходить, однако, — Кэсси вздохнула, — мама следит за мной внимательнее, чем обычно. Она твердо верит, что если бы в свое время проявила большую бдительность по отношению к тебе, то ничего бы такого не случилось. — Кэсси посмотрела сестру. — Знаешь, ты могла бы пойти со мной. Папа принял бы тебя радушно, и тогда маме оказалось бы трудно избежать общения с тобой дома. Сейчас ей легко, пока ты находишься здесь.

— Я хотела бы, но… — Мысль показалась соблазнительной. Вернуться домой и сделать вид, будто ничего не случилось. Однако за время своего уединения Делия поняла, что ее жизнь безвозвратно изменилась, и смирилась с этим. Кроме того, в ее жилах текла кровь не одного поколения женщин Эффингтон, и пришло время со всей смелостью проявить себя. — Я выбрала свой путь и теперь должна идти по нему.

— Я знала, что ты так скажешь, и меня бы крайне удивило, если бы ты поступила по-другому. — Кэсси покачала головой и улыбнулась. — Должна сказать, я ужасно завидую тебе.

— Чему же тут завидовать, черт побери?

— Как вдова, ты больше не подвержена ограничениям, которые распространяются на мою жизнь. Возможно, ты еще не осознаешь в данный момент, дорогая сестричка, но ты свободна.

— Свободна? — Делия сложила руки на груди. — Я бы не назвала ограничения, связанные с трауром, свободой. Просто одни правила сменились другими, не менее строгими.

— Но траур скоро кончится, и ты сможешь делать все, что захочешь. — Глаза Кэсси весело блеснули. — Может, мне тоже выйти замуж за какого-нибудь богатого распутника, который затем благополучно отправится к праотцам? Найду себе дряхлого старичка, который едва ковыляет, чтобы иметь ближайшую перспективу остаться вдовой.

4
{"b":"1154","o":1}