ЛитМир - Электронная Библиотека

— Минуточку. А где мистер Гордон?

— Он нездоров, миледи, — спокойно известил Макферсон.

Делия нахмурилась:

— Что-нибудь серьезное?

— Не думаю, мэм. Он будет… — Макферсон закашлялся. — Прошу прощения, мэм. Мистер Гордон полагает, что к утру все будет в порядке.

— Благодарю вас. Макферсон кивнул и вышел.

Тем не менее Делия решила послать кого-нибудь проведать Гордона позже. Она навестила бы его сама, но посещение его комнаты уж слишком выходило за рамки традиционного общения между хозяйкой и слугой. Она и так уже нарушила существующие границы и подозревала, что даже Гордон сочтет ее появление в его комнате более чем излишним. Нет, его положение слуги не допускает подобного.

С некоторых пор он стал ее ближайшим другом. О, конечно, теперь, когда к ней вернулось хорошее расположение ее семьи, она могла свободно общаться с Кэсси и другими родственниками. Однако все они не жили с ней вместе, и, как ни приятно принимать гостей, они неизменно возвращались в свои дома. Ей иногда приходило в голову, что она здесь находится почти в такой же ссылке, как в Озерном краю, хотя обе ссылки были добровольными.

Отважившись пригласить Сент-Стивенса в гости, Делия тем самым как бы открывала для себя страницу новой жизни.

— Леди Уилмонт! — Сент-Стивенс вошел в комнату с улыбкой, которая тронула ее душу.

— Лорд Сент-Стивенс, — улыбнулась в ответ Делия с самым доброжелательным выражением лица. — Я рада, что вы нашли возможность принять мое приглашение.

— Как я мог отказаться от приглашения столь прелестной хозяйки? — Он взял ее руку и поднес к своим губам, глядя ей в глаза.

— От ваших слов, милорд, у меня начинает кружиться голова, — Делия принужденно засмеялась, почувствовав некоторое смятение.

Он огляделся вокруг.

— Кажется, я прибыл первым?

— Да, кстати…

— Простите меня за назойливость, леди Уилмонт. — Он пристально оглядел ее. — Но сходство между вами и вашей сестрой весьма примечательно.

Она опять рассмеялась:

— Я слышу такие слова всю свою жизнь, милорд, однако между нами, конечно, существуют отличия. Мы являемся не точной копией, а скорее зеркальным отражением друг друга. Например, моя сестра предпочитает действовать левой рукой, а я правой.

— В самом деле? — Сент-Стивенс сдвинул брови. — Я всегда считал себя очень наблюдательным человеком и уверен, что именно мисс Эффингтон правша.

— Вы, наверное, действительно очень наблюдательны, но моя сестра левша, — твердо заявила Делия, рассчитывая, что если он понял смысл ее утверждения, то ей не придется признаваться. А делать очередное признание нелегко, даже имея некоторую практику. — Правша я.

— Боюсь, я в некотором замешательстве. — Сент-Стивенс сузил глаза. — Или, вернее, боюсь, что вы ставите меня в неловкое положение.

— Что ж, наступила моя очередь, не так ли?

тихо произнесла Делия и тяжело вздохнула, затем расправила плечи и посмотрела ему прямо в глаза. — Я должна сделать признание, милорд.

— Вы тоже?

Ее брови сошлись, выражая недоумение.

— Что значит: я тоже?

— Вчера вечером ваша сестра тоже сказала мне, что хочет сделать признание.

Делия махнула рукой:

— В нашей семье полно секретов.

Делия повернулась и прошлась по комнате, стараясь собраться с духом. Ей следовало сразу выложить всю правду, а сейчас ее начали беспокоить мысли о том, как он отреагирует на ее признание и извинение, какие будут последствия…

— Ну?

— Что ну?

— Где же признание?

— Да, конечно. — Она посмотрела на него. — Я говорила вам, что мне нелегко признаваться.

— Ваша сестра тоже говорила что-то такое. — Он скрестил руки на груди и прислонился к каминной полке. — Должен сказать, леди Уилмонт, я нахожу это весьма забавным.

— Да? — Она резко остановилась и пристально посмотрела на него. — Что именно вы находите забавным?

— Вы, миледи, стараетесь набраться храбрости, что выглядит весьма очаровательно.

— Я рада, что хотя бы одному из нас мое волнение доставляет удовольствие. — Ее голос прозвучал немного резче, чем она того хотела, и Делия почувствовала, что ее тревога сменилась раздражением. — Итак, милорд…

— Я постараюсь сберечь ваши дальнейшие усилия. Она сузила глаза.

— Я очень признательна вам, однако как, черт побери? Он пожал плечами.

— Начнем с того, что вам не надо признаваться, поскольку я точно знаю, что вы скажете. — Знаете? — Сердце ее упало.

— Разумеется. — Его губы тронула легкая улыбка. — Вы хотите сказать, что женщина, с которой я танцевал в Эффингтон-Холле и встречался еще раз вчера вечером, которую я воспринимал как мисс Эффингтон, мисс Кассандру Эффингтон, на самом деле леди Уилмонт, бывшая мисс Филадельфия Эффингтон. То есть вы.

Делия вздрогнула:

— Да, вы правы. Как давно вы поняли подмену?

— В тот момент, когда вы настаивали, что из двух сестер правшой являетесь вы. Я горжусь своей наблюдательностью, леди Уилмонт, и хорошо помню, что женщина, с которой я общался, предпочитала действовать правой рукой.

Делия почувствовала некоторое облегчение и в то же время легкое раздражение его высокомерием.

— Мне кажется, вы слишком самоуверенны, милорд. На лице его промелькнула озорная улыбка.

— Да, я такой.

Она пристально посмотрела на него:

— Кажется, вы совсем не рассержены подобным обстоятельством.

— О, должен признаться, я почувствовал приступ раздражения, когда обнаружил ваш обман. Но я разумный человек и нахожу даже более привлекательным ухаживать за вдовой, чем за женщиной, никогда не бывавшей замужем. Здесь есть свои преимущества. — Он нахмурился. — Если, конечно, вы не руководствовались жестокой игрой со стороны вас и вашей сестры.

— Уверяю вас, я бы никогда не допустила ничего подобного, — быстро заверила Делия. — По правде говоря, в Эффингтон-Холле я хотела покинуть бальный зал, когда мы встретились, потому что решила, что у меня не хватит храбрости притворяться той, кем я не являлась на самом деле.

— Я рад, что вы не ушли. — За словами виконта скрывалась странная напряженность. Сердце Делии затрепетало.

Я тоже рада. — Она улыбнулась. — Должна признаться, мне стало значительно легче. Я не представляла, как вы отнесетесь к моему заявлению… — Она замолчала, изучая его. — Какие преимущества вы имели в виду? Сент-Стивенс рассмеялся:

— Прежде всего не надо просить разрешения у вашей семьи навещать вас.

— Хотя вы уже попросили его, — заметила она.

— Но ваш отец ответил, что ему нечего сказать в отношении вас. Мне следовало еще тогда обратить внимание на смысл его ответа. — Он поморщился и покачал головой. — Вы могли бы уберечь меня от больших переживаний. Должен сказать, что тогда мое сердце ушло в пятки. Вы представляете, как трудно мужчине просить разрешение у отца навещать его дочь?

Делия усмехнулась:

— Но у вас получилось очень неплохо.

— Однако больше я никогда не стану повторять подобную просьбу, — многозначительно известил он. — Достаточно одного раза.

— Возможно, такой поступок принес вам пользу, укрепил ваш характер и все такое. — Делия кивнула на графин и бокалы, удобно поставленные около окна. — Не хотите ли хереса?

— Да, благодарю вас.

— Итак, милорд, скажите, какие еще преимущества вы видите в ухаживании за вдовой, помимо избежания необходимости просить родительского разрешения? — Делия наполнила один бокал для него, другой для себя.

Она протянула ему бокал, и его пальцы слегка коснулись ее пальцев. По ее руке пробежала дрожь. Она быстро сделала глоток и закашлялась.

— О, это бренди. Сент-Стивенс тоже глотнул и кивнул:

— Действительно бренди, и великолепное бренди. Делия посмотрела на бокал и нахмурилась.

— Я вполне ясно сказала Гордону — это мой дворецкий — поставить сюда графин с хересом.

— Может, он решил, что мужчины в основном предпочитают бренди.

— Может быть. — Она покачала головой. — Он недавно почувствовал себя неважно. Ему уже немало лет, и, признаюсь, я немного беспокоюсь о нем.

40
{"b":"1154","o":1}