ЛитМир - Электронная Библиотека

— Уверен, что с ним все будет в порядке, — заметил Сент-Стивенс твердо.

— Да, конечно. — И все же она решила послать кого-нибудь проведать его вечером.

— Когда я увижу вашего дворецкого, то выражу ему свою благодарность, что он уберег меня от хереса. — Сент-Стивенс улыбнулся, и Делия нашла его улыбку очень заразительной.

За несколько минут ему удалось рассеять все ее опасения. Он воспринял ее признание гораздо лучше, чем она могла предположить, и отнесся к ее обману так, словно он не имел никакого значения. Очень благородно с его стороны. Она бы восприняла такое признание не столь снисходительно. Может, потому что он лучше ее. Его реакция сегодня в совокупности с его благородным поведением прошлым вечером, когда он настаивал на необходимости поговорить с ее отцом, согревали сердце Делии. В общем, лорд Мистери — прекрасный джентльмен.

Она сделала еще глоток бренди и посмотрела ему в глаза поверх бокала.

— Какие еще преимущества?

— В ухаживании за вдовой? Она кивнула.

— За любой или конкретной вдовой? — Его голос звучал холодно, но пронзительный взгляд излучал тепло.

— Думаю, за одной конкретной вдовой..

О, преимущества в ухаживании за прелестной леди Уилмонт настолько многочисленны, что их невозможно перечислить, но я все-таки попытаюсь. — Он глотнул бренди и посмотрел на нее так, словно видел ее без черных кружев. — Как вдова, вы имеете больше свобод, чем незамужняя женщина. Вы независимы. У вас есть свой собственный дом, и нет нужды в сопровождающих дамах. Вы можете во многих случаях жить по своим правилам.

— Однако существуют правила общества, которые обязательны для всех, — заметила она высокомерно. — Я не хотела бы навлечь на себя скандал.

Сент-Стивенс вопросительно приподнял брови. Очевидно, он знал о ее прошлом.

— Хорошо. Я не хотела бы навлечь на себя еще один скандал.

— Учитывая ваш недавний обман, мне трудно поверить вашим словам.

— Вздор. Я действовала очень осмотрительно. — Делия самодовольно улыбнулась ему. — Вы, милорд, ничего не заподозрили.

— К моему великому стыду. — Он поднял свой бокал. — И вы, вероятно, не позволите мне забыть когда-нибудь такой неудачный инцидент.

— Не позволю. — Она засмеялась. — Признаюсь, меня не очень беспокоит скандал. Я уже испытала его и пришла к убеждению, что ничье мнение относительно моих поступков не имеет такого значения, как мое собственное. Я намерена прожить свою жизнь в согласии с собой, а не с кем-то еще.

— Думаю, так и будет. — В его голосе чувствовалось восхищение.

— Однако я боюсь, что легче сказать, чем сделать. Я не уверена полностью, что у меня хватит смелости пренебречь правилами общества, в котором я прожила всю свою жизнь.

— Приятно слышать.

— Почему?

— Ну, потому что я не хотел бы, чтобы моя будущая жена стала героиней скандалов. — Он мрачно покачал головой, и она решила, что ей только показалось, будто в его глазах промелькнули веселые искорки. — Подумать только, ведь такое поведение может плохо отразиться на детях.

— На детях? — Она удивленно вскинула брови. — Я не говорила, что выйду замуж за вас, и, если мне не изменяет память, вы даже не просили моей руки.

— Вы правы. — Он широко раскрыл глаза с притворным удивлением. — Не могу представить, чтобы я забыл такую вещь, как обращение к вам с просьбой выйти замуж за меня. Очень хорошо, тогда я беру назад.

— Что берете назад?

— Свои слова, и вы можете участвовать в скандалах сколько пожелаете.

— О, благодарю за милостивое разрешение, — сухо промолвила Делия.

— Не стоит благодарности, — ответил Сент-Стивенс со снисходительным жестом. — Я уже предвижу ваше скандальное поведение. — Он подался вперед, так что его губы оказались в дюйме от ее губ. Неужели он собирался поцеловать ее? — И оно пока ограничивается только общением со мной.

— С вами, милорд?

— Я Энтони, — представился он, переводя взгляд с ее глаз на губы и обратно. — А друзья зовут меня просто Тони.

— Значит, я буду вашим другом? — Ей очень хотелось, чтобы он поцеловал ее.

— Конечно. — Он наклонился ближе, и его губы слегка коснулись ее губ.

Поцелуй был особенный, в значительной степени отличающийся от прошлого поцелуя.

— Я Делия, — также представилась она не задумываясь. — Или на самом деле Филадельфия. Но мои ближайшие друзья и родственники зовут меня Делией. Если я буду звать вас Тони, то вам следует называть меня Делией.

Сначала они звали друг друга как леди Уилмонт и лорд Сент-Стивенс.

— Очень хорошо, Делия. — Он произнес ее имя словно драгоценный подарок или ответ на молитву.

Затем они стали Филадельфией и Энтони.

— Конечно, в высшей степени неприлично называть друг друга просто по имени.

Теперь Делия и Тони.

— Кажется, ты говоришь вздор, Делия, — отметил он с медленной соблазнительной улыбкой.

— Я никогда не говорю вздор. — Чего же он ждет?

— Может, пришло время сделать то, чего ты никогда не делала. — Его голос звучал низко и искушающе.

— Может быть. — Она заглянула в его темные глаза и захотела всего того, что они обещали. — Что ты предлагаешь?

— Для начала я предложил бы поцелуй.

— Но он уже был. Ты ведь целовал меня раньше.

— Да. — Он задумчиво кивнул. — Но наш поцелуй в Эффингтон-Холле не считается, потому что там я принимал тебя не за ту, кто ты есть на самом деле. Более того, первый поцелуй не имеет особого значения.

— Не имеет значения? — Ее взгляд скользнул к его губам. — Я бы так не сказала. Для меня он показался очень значительным.

— Его значительность заключается в том, что он первый.

— Насколько я помню, не только, — тихо уточнила она.

— Тем не менее я не назвал бы его лучшим.

— По-моему, ты целовался неплохо.

— Я польщен, хотя способен на большее.

— Не сомневаюсь. — Она рассмеялась. —А о втором поцелуе можно говорить как о мимолетном.

— Совершенно верно. Едва ли он стоит упоминания.

— Тогда выходит, что мы остаемся?..

— Ни с чем. — Он пожал плечами.

— Боже, какая досада!

— Однако в таком случае поцелуй можно включить в список того, что ты еще не делала. — Он поставил свой бокал на стол, взял из ее руки другой бокал и поставил его рядом со своим.

— Действительно можно. — Сердце ее учащенно забилось в предвкушении.

— И пришла пора исправить положение.

Тони обнял ее и, притянув к себе, нежно поцеловал. Его губы, твердые, с привкусом бренди, казались таинственными и многообещающими. Она обвила руками его шею, и его поцелуй стал настойчивее. Ее губы приоткрылись, и его язык встретился с ее языком. Внутри ее поднялась горячая волна желания. Делия крепко прижалась к нему, ощущая биение своего сердца в ушах и его сердца в своей крови. Ей хотелось забыться в его объятиях, испытывая необычайное возбуждение от слияния их губ, от прикосновения к его сильному телу. Ей хотелось… всего.

Он оторвался от ее губ и уткнулся носом в ее шею.

— Должен сказать, поцелуй превзошел все мои ожидания.

— Я тоже так считаю, — согласилась она, тяжело дыша.

— Что еще ты никогда не делала, Делия? — прошептал он, не отрываясь от ее шеи.

— Я еще не разделила с тобой постель, — поведала она без всякого стеснения.

Тони поднял голову и удивленно посмотрел на нее.

— Я думал только начать приближаться к данному вопросу. — Он озорно приподнял брови. — Хотя я не прочь.

— О, конечно. — Делия снова потянулась к его губам. Ей хотелось чувствовать их вкус, упиваться ими, прикасаться к нему и ощущать его прикосновения. Ей хотелось отдать ему всю свою душу. Сейчас. И навсегда.

Он поцеловал ее в уголок рта.

— И заметь, не только из праздного любопытства. — Он прошелся вдоль скулы и достиг очаровательного местечка ниже мочки уха.

Его пальцы погрузились в ее волосы, и она отклонила голову.

— Да, конечно… — Его губы скользнули к основанию ее шеи, и она судорожно втянула воздух. — Я всегда хотела, чтобы моя жизнь… наполнилась волнующими приключениями.

41
{"b":"1154","o":1}