ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какими приключениями?

— Волнующими, — прошептала она.

— А какими конкретно?

— Например, я хотела бы… ммм… — В данный момент трудно мыслить рационально, и она сказала первое, что пришло ей в голову: — Покататься верхом на верблюде… — Его рука ласкала ее грудь, и она затаила дыхание.

— Как интересно. — Он горячо дышал ей в шею. — А еще?

— Я хотела бы… — Ее соски затвердели под корсажем. — Плыть по течению… Нила… — У нее вертелась в голове мысль, сорвет ли он с нее платье. — Я слышала, что Нил прекрасен в любое время года.

Как бы ей поощрить его сделать то, что она хочет? Он обхватил ладонью ее грудь.

— Есть еще пожелания?

— Еще? — Она учащенно дышала, и голова ее туманилась. — Да… конечно… должны быть… Я… —Делия прижалась к нему всем телом. Его возбуждение явно проявлялось сквозь его и ее одежду. И она хотела его…

Тони оторвался от ее губ.

— Что еще? — Его голос глухо прозвучал над самым ее ухом. — Чего еще ты никогда не делала?

— Чего не делала?.. — Она с трудом соображала. — Я никогда… никогда… — «Я никогда не делила с тобой постель». Почему только эта мысль лезет ей в голову?

Он отклонился назад и внимательно посмотрел на нее:

— Чего еще ты никогда не делала?

Она тряхнула головой и заглянула в его глаза:

— Ты хочешь, чтобы я ответила серьезно? Прямо сейчас? Он слегка улыбнулся:

— Да.

— Твои способности все замечать, возможно, не так хороши, как ты думаешь, — проговорила она чуть слышно.

Неужели он не понимает, что в данный момент вполне может добиться того, к чему стремится? Она ведь, кажется, дала ему ясно понять. Она не только не протестовала, но, наоборот, испытывала страстное желание и нетерпение. Однако, к его чести, он не воспользовался ее расслабленным состоянием. Он действительно благородный человек. Как жаль.

— Итак. — Она сделала глубокий вдох и неохотно отошла от него. — То, что я хотела бы испытать, существенно отличается от моего прежнего опыта, хотя я никогда до сих пор не обсуждала серьезно свои пожелания.

Тони взял ее бокал и передал ей.

— В таком случае у тебя есть возможность сказать о своем желании сейчас.

— Если ты настаиваешь. — Делия быстро пригубила бренди, заметив дрожание своей руки и ощутив еще более сильную дрожь внутри. — Боюсь, мои слова будут выглядеть нелепо.

— Я знаю по своему опыту, что все мои рискованные приключения кажутся смехотворными, когда рассказываешь о них. — Он взял бокал в руку.

— О? И много ли у тебя таких приключений?

Он сделал глоток бренди с явно насмешливым видом.

— Одно или два.

— Расскажи мне о них.

Он засмеялся и покачал головой:

— Нет. В данный момент мы обсуждаем твои пожелания.

— Хорошо. — Она задумалась. — Я никогда не декламировала Шекспира со сцены.

— А еще?

Она улыбнулась:

— Никогда не обедала с шейхом.

— Уверен, что есть еще пожелания. Теперь она задумалась дольше.

— Я никогда не покидала берегов Англии. Никогда не пела на публике. — Она говорила все быстрее и быстрее. — Никогда не видела своего имени в книге. — Глаза ее расширились. — Никогда не написала ни одной книги.

Он усмехнулся: — Все?

— Нет, думаю, не все.

Твой список становится довольно длинным. — Сам спровоцировал меня. — Делия сосредоточенно сдвинула брови и попыталась отсеять бесчисленное множество волнующих идей, витающих в голове. — Я никогда не позировала для картины одна, без родителей или сестры, и без одежды.

Тони рассмеялся:

— Приятно узнать такие подробности.

— Почему?

Он только многозначительно вскинул брови.

— Впрочем, не важно. — Она насмешливо улыбнулась ему. — Я знаю почему. И все же, — она приняла классическую позу, — думаю, если бы меня изобразили без одежды, словно греческую богиню, для меня такое событие стало бы довольно волнующим.

— Наверное, как богиню любви?

— Если, конечно, нет богини рискованных приключений. — Ее распирало от смеха.

— Интересно, куда бы повесили такой портрет? — тихо спросил он.

Она подалась вперед и слегка коснулась губами его губ.

— Думаю, в чью-нибудь спальню.

Он засмеялся и протянул к ней руки. Она отступила назад.

— Ну-ну, милорд, вы сами начали.

— И хотел бы закончить! — прорычал он угрожающе и ужасно волнующе. — Есть ли еще что-нибудь, чего вы никогда не делали и хотели бы сделать?

— Да, — подтвердила она. — Очень многое на самом деле. Он застонал и закатил глаза к потолку:

— Боюсь, я открыл ящик Пандоры.

— Именно так. — Делия допила бренди, отставила бокал в сторону и начала загибать пальцы. — Я никогда не мчалась наперегонки в карете по улицам Лондона. Никогда не танцевала в фонтане…

— В одежде или без нее?

— И так и эдак. А что касается одежды, то я никогда не одевалась как мужчина и не проникала в священные чертоги клуба для джентльменов.

— Ты удивляешь меня, — покачал он головой. — Что же необычного в перечисленном тобой? Разве не каждая женщина имеет тайное желание проникнуть в запретные для нее места?

— Вероятно. Я озвучила совсем не то, что особенно хочу сделать, но я никогда этого не делала и сочла нужным упомянуть. — Она посмотрела на него. — Или я должна ограничить список только тем, что хотела бы сделать, не включая того, чего никогда не делала?

— Думаю, именно так. Каждый должен ограничивать себя в чем-то.

— Ограничения, дорогой лорд Сент-Стивенс, то есть Тони, не имеют места в списке волнующих желаний. — Она задумалась на секунду, затем улыбнулась. — Например, я бы очень хотела забраться на вершину мира, чтобы оттуда полюбоваться восходом или закатом солнца и всем остальным. Может быть, коснуться звезд, хотя это невозможно осуществить, но тем не менее является желанием.

— Да, конечно. — Он взял Делию за руку и притянул к себе. — Теперь, когда ты составила список своих пожеланий…

— Необычных пожеланий, если не возражаешь.

— В чем заключается отличие необычных пожеланий от обычных?

— Не могу представить, чтобы настоящее приключение относилось к заурядным. Что делает его необычным, я не знаю, но уверена, что определю его, когда оно случится. Полагаю, я никогда не стану увлекаться чем-то заурядным. — Она задумчиво посмотрела на него. — Надеюсь, ты понимаешь, что я назвала лишь поверхностный список? Я уверена, что смогу добавить к нему еще много других пожеланий.

— Куда же делся пункт, в котором говорится о том, чтобы разделить со мной постель? — Он улыбнулся. — Можно ли перенести его вверх или сначала надо выполнить все предыдущие?

Трудно сказать, — насмешливо заметила она и обвила руками его шею. — Если я скажу, чтобы ты передвинул его на самый верх списка, то, учитывая твой самонадеянный характер, ты слишком возомнишь о себе. Кроме того, ты можешь подумать, что я слишком желаю тебя, а насколько я знаю мужчин, они не ценят того, что им легко дается.

— В данном случае такой мужчина оказался бы глупцом.

— Однако если я скажу, что ты стоишь у меня в списке после катания на верблюде, ты можешь очень разочароваться.

— Я испытываю разочарование каждое мгновение, когда ты не в моих объятиях. — Он снова страстно поцеловал Делию, отчего у нее перехватило дыхание, затем неохотно отпустил ее.

— Я не хотела бы слишком разочаровывать тебя, — прошептала она, тяжело дыша. Затем коротко добавила: — Ты будешь четвертым.

— Что значит четвертым? — Его брови сошлись на переносице.

— Четвертым пунктом в моем списке. — Она улыбнулась. — Твой номер четвертый.

— Четвертый? Понятно. — Он задумчиво кивнул. — Вполне осуществимо.

— Что ты имеешь в виду?

— Я должен идти, — решительно заявил он.

— Идти? Сейчас? Прежде чем… — Она смотрела на него, не веря своим ушам. — Теперь я разочарована. Ты не хочешь даже поцеловать меня и пожелать спокойной ночи?

— Поверь, мне трудно расстаться с тобой так же, как и тебе со мной. Однако, — он улыбнулся, — мой уход только укрепит твой характер.

42
{"b":"1154","o":1}